С какими тайнами прошлого приходится сталкиваться крымским реставраторам

С какими тайнами прошлого приходится сталкиваться крымским реставраторам

Фото героини публикации
С какими тайнами прошлого приходится сталкиваться крымским реставраторам
Воскресенье, 02 октября - «Крымская газета».

С какими тайнами древности приходится сталкиваться реставратору, с какими величайшими произведениями искусства он работает? Ответы на вопросы получила «Крымская газета», побеседовав с Ниной Кучеревской, заведующей отделом «Лапидарий» ГБУ РК «Восточно-Крымский историко-культурный музей-заповедник», художником-реставратором высшей категории, кандидатом культурологии, в рамках рубрики, где задаются наивные вопросы профессионалам своего дела.

ПОСЛАНИЯ ИЗ ПРОШЛОГО

– Можно ли считаться реставратором, если удалось незаметно склеить разбитую мамину вазу?

– Если незаметно – то да. Вы прирождённый домашний реставратор! Но чтобы стать профессионалом, придётся ещё много учиться, стажироваться и нарабатывать опыт. К слову, в музейной (а значит – научной) реставрации главное не склеить незаметно, а склеить так, чтобы швы склейки были чуть видны. Чтобы не вводить в заблуждение зрителей, и в то же время чтобы работа не бросалась в глаза. А как это сделать – решают на особом реставрационном совете и реставраторы, и историки искусства, и хранители музея. Порой по этому поводу ведутся жаркие научные споры!

– Интересно, обнаруживались ли во время реставрации тайные послания или новые данные для историков?

– Да. Работа с археологическими памятниками часто подбрасывает сюрпризы. Однажды в месте излома древнегреческой стелы я обнаружила окаменевшие кости какой-то реликтовой птицы. Ещё удивительные находки – свинцовые пластинки. Их находят свёрнутыми в виде свитка. Осторожно развернув свиток, можно обнаружить текст письма или даже проклятия: процарапанные на свинце имена (как правило, оппоненты в суде). Видимо, проигравшей стороне ничего не оставалось, как только насылать проклятия на судей, истцов или ответчиков, ну и свидетелей заодно. Эпиграфисты очень любят такие находки.

– С какими наиболее интересными объектами вам приходилось работать?

– Перед входом в Музей каменных древностей стоят изваяния грифонов. До февраля 2014 года они украшали Большую Митридатскую лестницу в Керчи. Во время ремонта лестницы их демонтировали, а реставрация грифонов, как оказалось, не была включена в проект. Скульптуры перемещены в Лапидарий, где их отреставрировали, очистили от атмосферных загрязнений, пятен краски и бетона, восполнили отбитые хвосты и крылья. Теперь они украшают музей и служат местом паломничества для жителей и гостей города. Несмотря на то что Большую Митридатскую лестницу украсили новые грифоны, работы керченских скульпторов Р. В. Сердюка, А. И. Мельника и В. Ф. Будина по-прежнему дороги керчанам.

НЕ УЛУЧШИТЬ И НЕ УХУДШИТЬ

– Какими компетенциями должен обладать современный реставратор?

– Принято считать, что реставратор должен быть художником, поэтому в учебных заведениях, которые готовят соответствующих специалистов, сдают экзамены по рисунку, живописи, композиции. Необходимо, чтобы реставратор также знал химию и физику (хотя бы свойства материалов, из которых сделаны музейные предметы). Но главному – чувству меры и умению вовремя остановиться, чтобы не привнести в памятник свои необоснованные дополнения, – я считаю, обучить нельзя.

– Если вдруг мастеру не понравятся детали авторской работы, может ли он довести её до совершенства?

– Если вы считаете себя творцом, великим художником, вам придётся пресекать желание «улучшить» произведение древнего мастера. В противном случае, реставрация – это не ваше.

– Сложнее восстанавливать современное искусство или работы старых мастеров?

– И древний памятник, и современный – оба требуют бережного отношения. Но современные авторы не особенно задумываются над тем, как будут сохранять их творение. Один из моих стажёров, работающий в Музее современного искусства, рассказывал о случае, когда пытался реставрировать огромное полотно, расписанное птичьим помётом. И с радостью вспоминал прекрасные античные памятники, к реставрации которых приобщился в Керчи.

– Как отличить подделку экспоната от оригинала? Обнаруживали ли вы фальшь?

– Поскольку в фонды нашего музея-заповедника поступают в основном находки из археологических экспедиций, с подделками приходится сталкиваться крайне редко. В лапидарной коллекции хранятся интересные каменные пластины с рельефными изображениями и надписями на античную и средневековую религиозную тематику. Есть подобные экземпляры в собрании Эрмитажа и других музеев. Их датируют XIX веком. Можно ли их считать подделками? Скорее, сувенирной продукцией. По сути, они такие же оригиналы, как и античные экспонаты. И дождутся своего исследователя.

СОХРАНИТЬ ДАЖЕ ПЯТНА

– Когда объект восстановить уже невозможно?

– Восстановление объекта не есть цель реставрации. Мы сохраняем памятник в том виде, в каком он дошёл до наших дней. Главное – остановить процесс разрушения и продлить жизнь экспоната. В Музее каменных древностей есть мраморный стол на львиных лапах со множеством пятен и потёков на столешнице. Эти пятна – капли вина и окислы металла, из которого были изготовлены сосуды, – история бытования этого культового стола. И они не подлежат удалению, наоборот – специально законсервированы.

– Сколько времени длится процесс реставрации и какие этапы нужно пройти, чтобы прийти к результату?

– Здесь не удастся ответить однозначно. Обычно у реставратора в работе несколько предметов, так как реставрация некоторых экспонатов занимает год и более, других – несколько дней. Это зависит от многих факторов – свойств материала и техники, желаемого результата, результатов лабораторных исследований. Можно просто обеспылить поверхность мраморной скульптуры (консервационный процесс), а можно месяцами удалять соли из толщи керамики или камня в постоянно сменяемой дистиллированной воде. Реставратор стекла из крупинок собирает драгоценный античный сосуд на протяжении года и параллельно укрепляет целую низку бус.

ЕЩЁ НЕ ИГОРЬ ГРАБАРЬ

– Посоветуйте, куда пойти учиться на реставратора?

– Например, можно поступать в Российский государственный гуманитарный университет (РГГУ), Санкт-Петербургскую государственную художественно-промышленную академию имени А. Л. Штиглица. Обратите внимание на архитектурные и строительные вузы, которые обучают по специальности «реставрация и реконструкция архитектурного наследия».

– Сколько может зарабатывать специалист?

– Немного. Но низкая зарплата компенсируется возможностью работать с величайшими произведениями искусства.

– Каков карьерный рост для представителей вашей профессии?

– Заведование лабораторией или отделом, но не все к этому стремятся.

– Что нравится в профессии, а что раздражает?

– Работа реставратора позволяет оставаться романтиком, она подходит для людей, которым интересно искусство во всех сферах его проявления. Раздражает, когда отвлекают от работы и приходится прерывать реставрационный процесс.

Диана МАСЛОВА



По теме