Версия для слабовидящих
Об успехе «Шоу великанов» за границей, желании стать главным клоуном Евпатории и скорой культурной помощи - интервью

Об успехе «Шоу великанов» за границей, желании стать главным клоуном Евпатории и скорой культурной помощи - интервью

Фото: Евгений Летов
Крымская газета
Об успехе «Шоу великанов» за границей, желании стать главным клоуном Евпатории и скорой культурной помощи - интервью
Понедельник, 10 апреля - «Крымская газета».

В интервью «Крымской газете» директор Евпаторийского городского центра культуры и досуга, создатель и руководитель легендарного театра на ходулях «Шоу великанов» заслуженный работник культуры Виктор АРИХИН рассказал о том, почему хотел бы быть главным клоуном Евпатории, за что власти немецкого Людвигсбурга удостоили его высокой награды и на чём зиждется вера в то, что здание возглавляемого им центра скоро реконструируют.

«Бесконечный процесс»

– Виктор Васильевич, а не боитесь, что когда-нибудь ваши ходули попросту наскучат крымскому зрителю?

– Мне кажется, это уже случилось (смеётся). В любом творческом процессе, будь он связан с музыкой, хореографией или таким оригинальным жанром, как ходули, при наличии желания работать остановиться сложно. Здесь нет рамок или границ. Это длительный, разнообразный творческий процесс. И каждый раз к такому творческому процессу побуждают какие-то интересные события. Этот процесс, возможно, к чьему-то сожалению, бесконечный.

– Когда шаблонность тех или иных творческих решений характеризуют словом «ходульный», вас, мастера ходульных дел, это уязвляет, как, например, профессиональных циркачей слово «цирк» для обозначения неразберихи?

– Меня это совершенно не обижает. А что касается цирка, то, образно выражаясь, мне хотелось бы быть если не главным, то ведущим клоуном Евпатории. Ходули – это часть нашей многоплановой работы. И это направление, безусловно, любимо народом, будучи неотъемлемой частью проводимых нами культурно-массовых мероприятий. Это наша гордость. Мне приятно, когда меня называют главным ходулистом Крыма. Кстати, за прошедшие двадцать с лишним лет существования театра на ходулях в прямом смысле выросло целое поколение артистов.

– Уже несколько лет центральное здание вашего учреждения закрыто на реконструкцию. Все эти годы артисты вместе с техническим персоналом центра вынуждены ютиться в помещениях, расположенных на так называемом заднем дворе.

– Это большая проблема, но она, судя по всему, решается. Справедливости ради скажу, что речь о необходимости реконструировать здание велась с середины 80-х годов прошлого века.

Помимо нашего зала, в Евпатории в последнее время фактически исчезли сценическая площадка Дома офицеров и сцена со зрительным залом в клубе санатория «Фемида». Сейчас в театре имени Пушкина из 800 мест осталось 335 мест в партере, потому что здание признано аварийным. Пока складывается впечатление, что в течение какого-то времени мы все, кто здесь занят клубно-досуговым направлением работы, в прямом смысле останемся на улице. Притом что и так наш центр почти 300 мероприятий ежегодно проводит на улице. На сцене, в основном в том же театре Пушкина, выступаем крайне редко, за год не более десяти раз.

Кстати, о театре. Вызывает недоумение, что при советской власти здание, построенное в начале прошлого века на средства горожан для города, передали Крымской государственной филармонии. И теперь, чтобы там выступить, мы всякий раз подаём прошение на имя администрации филармонии, которая десятилетиями фактически зарабатывает на этом изначально муниципальном имуществе и, как видим, изрядно его износила.

Сейчас в театре запланирована реконструкция. При всём глубоком уважении к Крымской государственной филармонии убеждён, что эта недвижимость должна работать на город. Ничего сложного не вижу, если бы там занимались и местные, и приезжие творческие коллективы, которым город мог бы с таким же успехом, как и филармония, предоставлять в аренду площади внутри театра. Тому примером Керченский драматический театр имени Пушкина, который сейчас переживает реконструкцию. Он городской, и это правильно. Если говорить о реконструкции здания Евпаторийского центра культуры и досуга, я всё-таки верю в то, что мечта о новых сцене и зале осуществится. На своём местном уровне мы, образно выражаясь, можем заниматься частушками. А вот где нам их исполнять – это как раз задача вышестоящих органов власти.

Привет из Людвигсбурга

– В вашем Центре культуры и досуга масса разнообразных творческих коллективов, народных и заслуженных. Что предопределило ошеломительный успех именно театра на ходулях?

– Это был немецко-крымский проект, наш совместный проект с коллегами из города-побратима Людвигсбурга. Можно сказать, это детище наших побратимских отношений, народной дипломатии в чистом виде. И несколько лет назад Людвигсбург вручил мне высокую награду за достижения в области культуры. Надо сказать, что впервые в истории этой награды её вручили иностранцу. Точнее, иностранцам: компанию мне составил преподаватель Евпаторийской детской школы искусств, руководитель оркестра народных инструментов «Балалайка» Иван Рябоконь.

– Впрочем, в том, что столь высокого признания вас удостоили за границей, нет ничего удивительного. За прошедшие 20 с лишним лет ваши высокие артисты покоряли зрителей не только в Крыму, на Украине, в материковой части России, в Беларуси и Казахстане, но и в Германии, Испании, Польше, Италии, Франции, Турции, Катаре, Великобритании, Объединённых Арабских Эмиратах.

– Этот успех возник не на пустом месте. Это результат дружбы, творческих связей, интересных встреч. База для развития была в известной степени подготовлена нашими друзьями из Людвигсбурга. Хотя, по сути, нам просто дали палки. Мы многого не знали, года два я вообще не знал, что с ними и на них делать. И мы просто ходили на ходулях по городу. Потом на ходулях стучали в барабаны, топали, маршировали. И только затем стал формироваться репертуар, мы начали обрас-тать костюмами, номерами, идеями.

Из заграничных гастролей с особым трепетом вспоминаю один курьёз на Венецианском карнавале в Людвигсбурге, когда туда наконец приехал мэр Венеции, которого людвигсбургские власти до этого неоднократно приглашали на свой праздник. Мэр той самой Венеции, где этот карнавал зародился и до сих пор каждый год проводится. По задумке режиссёра, торжественное открытие начиналось с выхода наших ходулистов, которые затем должны были выстроиться на сцене, создав тем самым фон для приглашённых на церемонию мэров европейских городов, в том числе Венеции и Евпатории. И вот прозвучали фанфары, а фонограмму, под которую наши артисты должны были выйти на сцену, включить не успели, в то время как мэры поспешили подняться на сцену и выстроиться в ряд. И – что бы вы думали? – на сцену выходит режиссёр, который размахивает руками и говорит удивлённым градоначальникам: «Нет, вы не сейчас, сейчас ходулисты Виктора, а вы после них». Мэры послушно покинули сцену, и дальше всё пошло по плану. Честно говоря, с трудом представляю, чтобы в случае такой накладки у нас режиссёр мог бы столь безобидно попросить со сцены не вовремя появившихся там чиновников (смеётся).

Вкладывать душу

– Вам было за сорок, когда вы, к тому времени сформировавшийся небезуспешный хореограф, вдруг окунулись с головой в ходульное творчество. Просто ли было предаться этому занятию?

– Возраст был самый подходящий. Так что ничего сложного не было. Главное – вкладывать душу в любимое дело. Этим надо жить. Тогда я знал о ходулях всё, что только можно было. Уже к середине нулевых нас высоко ценили российские ходулисты, обращались за советом, мы часто встречались на выступлениях за границей, общались, вели, что называется, творческий диалог.

Сегодня коллеги из Нидерландов просят меня дать мастер-класс по танцам на ходулях. У нас уже сформировалась своя школа, наш хореограф Елена Астраханцева занимается постановкой номеров. И многие группы в прямом смысле ставит на ходули. Дети просто живут на ходулях, вырастают и чувствуют себя на ходулях естественно, как фигуристы на коньках.

Признаться, нам бы хотелось, чтобы в нашем коллективе было как можно больше детей. У нас всё бесплатно, но детей не так уж много. Парадокс: туда, где платно, охотнее водят детей. Мы, наоборот, возим детей на разные фестивали, по разным городам. К слову, наш коллектив остаётся одним из самых гастролирующих в Крыму. При этом ездим мы на фестивали только в том случае, если организаторы нам оплачивают проезд, проживание в гостинице и питание. Однажды пригласив нас, организаторы различных фестивалей, как правило, затем регулярно зовут выступить.

– Благодаря поистине героическому упорству на рубеже веков вам удалось превратить изрядно обветшавшее здание центра в точку сбора ярких творческих людей.

– Как уже было сказано, сейчас оно, увы, не функционирует, поскольку признано аварийным. Уже несколько лет подряд мы не проводим там никаких мероприятий, которые до этого проводили в изобилии. Однако сейчас активно выступаем на выездах. В Евпатории пока у нас, к сожалению, нет своей площадки, где мы могли бы показать «Шоу великанов».

Скорая культурная помощь

– За годы руководства центром вы собрали удивительное ожерелье блестящих творческих коллективов…

– Если Владимир Ксендзерский, к примеру, хороший мастер, а его вокалистки из ансамбля «Евпатория» лучшие в городе, то почему этому коллективу не быть в центре? На моей памяти в начале века за пару лет в центре появилось восемь творческих коллективов! Ансамбль «Евпатория», детский вокальный коллектив «Город детства», такие танцевальные национальные коллективы, как караимский «Федан» и греческий «Элефтерия», театр на ходулях, театр живой скульптуры, театр огня... Да и сегодня, несмотря на ситуацию со зданием, творческая работа остаётся насыщенной, мы работаем в городе как скорая помощь. Мы и есть скорая культурная помощь!

– Не ваши ли ходулисты в июне 2003 года создали в Евпатории традицию устанавливать рекорды?

– Думаю, да! Тогда наши артисты предприняли попытку установить рекорд Гиннесса, преодолев расстояние в 72 километра за 6 часов 51 минуту. Наверное, это была самая яркая имиджевая акция в Крыму с начала века. До этого не было столько материалов о Евпатории в средствах массовой информации. Зато попытку установления рекорда, помимо тогдашних ведущих украинских каналов, снимали и российские Первый канал и НТВ. И действительно, после этой пиар-акции в Евпатории, можно сказать, зародилась мода на рекорды. Сегодня наш театр – постоянный участник ведущих международных фестивалей, которые проводятся в России. Так, мы уже дважды участвовали в Махачкале в фестивале стран БРИКС, в Вологде мы выступали в развлекательной программе Международного фестиваля кружева, в Москве – на Всероссийском те-атральном фестивале «Золотая маска».

Справка

Виктор Арихин родился в 1959 году в селе Новоспасском Починковского района Горьковской области. Окончил Московский государственный институт культуры. В 1985-1995 годах – балетмейстер заслуженного ансамбля народного танца «Евпатория» Евпаторийского дома культуры. С 2001 года – директор Евпаторийского городского центра досуга. Создатель театра на ходулях «Шоу великанов», театров живой скульптуры и театра огня «Вольфрам».

Блицопрос

– С чего начинается ваш день?

– С кофе.

– Опишите себя тремя словами.

– Это сложно (смеётся). Я много переживаю.

– На какие недостатки можете закрыть глаза?

– На минутное опоздание.

– Чего не терпите в людях?

– Подлости.

– Будь у вас свободное время, какой ещё деятельностью хотели бы заниматься?

– Сейчас – путешествовать. Не так давно первый раз в жизни проехал по Санкт-Петербургу с внуками, показал им Эрмитаж, Пушкинский музей. Я вспомнил, как меня семилетнего отец, работавший механизатором, повёз в Городец, чтобы показать места, связанные с жизнью святого Александра Невского.

– Где вы любите отдыхать?

– Дома.

– Ваше любимое занятие?

– Работа… Ой, огород!

– Если бы всю жизнь могли есть одно блюдо, каким бы оно было?

– Картошка с селёдкой.

– Спорт – это ваш стиль жизни?

– Не совсем.

– Если бы выиграли в лотерею 10 миллионов, на что бы их потратили?

– На ремонт Евпаторийского центра культуры и досуга (смеётся).

Беседовал Алексей ВАКУЛЕНКО



По теме