Об аукционах, питании в крымских школах и индексе несъедаемости - интервью

Об аукционах, питании в крымских школах и индексе несъедаемости - интервью

Фото: Михаил Гладчук
Об аукционах, питании в крымских школах и индексе несъедаемости - интервью
Пятница, 28 октября - «Крымская газета».

Как аукционы загоняют добросовестных производителей под плинтус? Удаётся ли защитить крымские школы и детсады от фальсификата в питании и почему индекс несъедаемости в стране растёт? Ответы на эти и другие вопросы «Крымская газета» узнала у председателя Регионального отделения движения «Объединение потребителей России», члена Общественной палаты Крыма Олега Егорова.

ЗАЩИТИТЬ СВОЕВРЕМЕННО

– Начнём с актуального. Олег Семёнович, вы родом из Донецка. Все взгляды сегодня прикованы к нему, к Луганску и фронту. Как считаете, могла ли Россия поступить иначе в ситуации с этими регионами?

– Нет, конечно! Всё сделано правильно и своевременно. Мы один народ, который после развала Советского Союза разъединили, чтобы уничтожить. То, что происходит на Украине, – трагедия, в которой прежде всего виноваты все её президенты. Они не думали ни о стране, ни о людях, ни о будущем государства в целом, а только о своём кошельке, беспокоясь о награб-ленном. Деньги-то свои они хранили на Западе. А мы же прекрасно понимаем: где деньги, там и хозяин, которому нужно подчиняться. Страшное время переживаем, необходимо набраться терпения, ещё больше объединиться нашему обществу и победить.

– До вхождения Крыма в Россию вы возглавляли республиканскую Инспекцию по защите прав потребителей. Насколько контрастна защита прав потребителей при Украине и в России, на ваш взгляд?

– Нельзя сказать, что в законе есть какие-то серьёзные различия. Что очень контрастно, так это общественная деятельность. Вот здесь да! Ещё до вступления Крыма в Россию я создал общественную организацию «Наша защита», но нам не дали работать в том масштабе, в котором мы работаем сейчас. Слушать и слышать никто нас не хотел. Цель чиновников была в том, чтобы не устранить проблему, а скрыть, замолчать её. О каком развитии гражданского общества могла идти речь? В России же президентом поставлена задача обеспечить широкое участие граждан, общественных организаций в решении задач развития страны. И речь идёт не о предоставлении НКО дополнительных преференций или подмене ими функций контролирующих органов, а о более тесном взаимодействии общества и власти для решения этих задач. Возьмём, к примеру, снижение числа проверок бизнеса. Ещё в 2013 году Владимир Путин в своём Послании Федеральному Собранию в экономическом блоке говорил об уменьшении контроля, но в то же время повышении качества товаров и услуг. Уже тогда были предпосылки для того, чтоб не давать просто «рвать» бизнес. Мы же помним схему: заказали, пошли проверки, возбудили уголовное дело, отжали бизнес.

КОНТРОЛЬ ВО БЛАГО

– Но в то же время, если убрать проверки, как-то же нужно контролировать бизнес и призывать к добросовестности?

– Верно. Здесь особую роль играют бизнес-объединения, защищающие права добросовестных предпринимателей, и общественные организации, обладающие функцией общественного контроля. Можно назвать это «мягкой силой». В соответствии с законом у нас сегодня довольно большие полномочия. Например, согласно 44-ФЗ мы проводим общественный контроль закупок продуктов питания бюджетными учреждениями Крыма. Вся информация о закупках находится в открытом доступе. Когда наши государственные (это больницы, интернаты) и муниципальные заказчики (детские сады, школы) начали пользоваться 44-ФЗ, они проводили аукционы, потому что это самая простая процедура. Действует принцип: кто меньшую стоимость дал, тот и победил. В основном это были поставщики и производители с материка.

Я с нашими заводами-производителями встречался, спрашивал, почему по результатам торгов они проигрывают? Они объясняют: заказчик устанавливает НМЦК (начальную максимальную цену контракта) на аукционе. Допустим, на 2017 год стоимость килограмма масла – 400 рублей. А в ходе торгов эта цена снижается ниже себестоимости. Например, одним поставщиком предложено масло по 69 рублей за килограмм, то есть сплошная «пальма» – а по документам «масло сливочное». При этом по закону заказчик даже не имеет права отклонить такое ценовое предложение.

– Накормить надо было таких поставщиков этим «маслом» для профилактики…

– Натуральное гостовское масло крымских производителей тоннами лежало на складах, они потеряли рынки сбыта. Наши производители говорили: «Ну что, нам ставить вторую линию и выпускать такой же фальсификат?» Конечно, этого нельзя было допустить. Мы вышли с инициативой создания комиссий по контролю за качеством поступающей в школы и детские сады Крыма продукции. В 2016 году на коллегии Минобразования Крыма было принято решение о создании таких комиссий в каждом городе и районе Крыма. В состав комиссий вошли представители отделов образования, родительских комитетов. Осуществлялись выезды в школы и детские сады. За 2017-2018 годы осуществлено более 400 таких выездов. По результатам проверок составлялись акты. Контролю подлежало всё: начиная от того, как проходит приёмка продукции, как она хранится, имеются ли необходимые документы, и заканчивая выдачей готовых блюд. Акт оставляли заведующему или директору школы как подсказку для устранения всевозможных нарушений, а также на контроль начальнику отдела образования. И через две недели проверяли, устранены ли нарушения.

В таких мероприятиях также принимают участие специалисты Южного межрегионального управления Россельхознадзора. В рамках программы государственного мониторинга безопасности пищевой продукции производится отбор проб молочной, мясной продукции для проведения лабораторных исследований на предмет выявления фактов фальсификации и другого несоответствия. Исследования проводятся бесплатно, что очень важно. Это же такое дорогое удовольствие – 10 тыс. руб. исследование одной пробы. А захотел сегодня садик проверить определённую поставляемую на стол детям продукцию – уже имеет возможность в рамках программы. Просто надо стать её участником, написать заявление. Если по результатам исследований подтверждаются факты несоответствия продукции, мы оказываем заказчикам помощь в расторжении контрактов с недобросовестными поставщиками, представляем их интересы на заседаниях ФАС, в суде.

Так общими усилиями в реестр недобросовестных поставщиков внесены сведения о 10 предпринимателях. Такие поставщики не имеют права участвовать в закупках два года! Если же учреждения не предпринимают никаких мер, тогда информация направляется в контрольно-надзорные органы, СМИ. Некоторые в связи с этим на нас были сильно обижены.

– Смогли переломить ситуацию?

– В 2016 году уровень фальсификата в школах и детских садах достигал 70%, в 2017 году уже его было чуть меньше – примерно 50%. На 2018 год мы вышли на цифру 20%, сегодня это единичные случаи. Уже в 2018 году на Комиссии по противодействию незаконному обороту промышленной продукции в Республике Крым при Сергее Аксёнове мы предоставили свои результаты по борьбе с фальсификатом. Главой Крыма дано поручение продолжить эту работу и обеспечить взаимодействие с Объединением потребителей России в Республике Крым учреждений здравоохранения, социального обслуживания. Это было сделано и потому, что совместными усилиями мы в детсадах, школах более-менее навели порядок. А недобросовестные поставщики хлынули в больницы, в интернаты социальной направленности.

– И как теперь действовать?

– Мы продолжаем ими заниматься. Подписано соглашение с нашим Минздравом о взаимодействии и недопущении поставок фальсифицированной продукции, ведётся ежедневная работа с учреждениями. С Министерством труда и социальной защиты недавно провели семинар, в котором принимали участие руководители подведомственных учреждений. Сейчас практикуем рассмотрение проблемных вопросов на площадке Общественной палаты – это даёт хорошие результаты. Важно, что механизмы недопущения поставок фальсификата есть и они работают. Две причины, по которым они могут не работать: некомпетентность или коррупционная составляющая. Отмечу, что Крым – один из немногих регионов, где так эффективно налажено взаимодействие между общественной организацией, органами власти, контролирующими структурами.

ПОДДЕРЖАТЬ ЛУЧШЕЕ

– Вы каждый год определяете лауреатов программы «Я гарантирую качество». Что даёт такое свидетельство добросовестным поставщикам и производителям?

– Дело в том, что поддержка отечественных производителей пищевой продукции предусмотрена законодательством – от Указа Президента РФ «О стратегии национальной безопасности в РФ» до распоряжения Правительства РФ, которым утверждена Стратегия повышения качества пищевой продукции в стране. Отсюда и идёт наша программа. В каждом документе говорится не только об импортозамещении. Речь идёт также о стимулировании выпуска качественной продукции. А в постановлении Совета Федерации вообще чётко говорится о том, чтобы рекомендовать местным органам государственной власти проведение различных конкурсов, программ.

Программа «Я гарантирую качество» реализуется Общественной палатой Крыма начиная с 2018 года согласно протоколу комиссии при главе республики. Основная её цель – поддержка добросовестных крымских производителей товаров и услуг, включая сохранение и расширение рынков сбыта, в том числе в сфере госзакупок. Деловая репутация участника может быть одним из факторов определения победителя торгов. Зачастую недоброжелатели обвиняют нас в лоббировании конкретных предпринимателей. Это не так, участие в программе доступно для всех. Все участники программы проходят экспертный контроль производства выпускаемой продукции. Результаты рассматриваются и утверждаются комиссией, в состав которой входят представители профильных министерств. Со своей стороны, мы берём обязательства информировать всех о лауреатах программы, а предприятия обязуются не снижать качество продукции и услуг. Мы их продукцию можем отобрать и сдать на анализы в любой момент и без предупреждения.

– Слышала, что ко всему прочему вы организовали ещё и проект родительского контроля за питанием в школах и детсадах. Как это работает?

– Это проект «Хочу всё знать», который, кстати, реализуется только у нас в Крыму и больше нигде. Роспотребнадзор дал рекомендации, на что имеет право обратить внимание родитель. Он не может заходить в ту зону, где готовится продукция, но может зайти в обеденный зал, посмотреть блюда, замерить температуру блюда, взвесить норму, сколько там в тарелке, а также посмотреть, едят дети или нет. Но данных, из каких продуктов готовят еду, у родителей нет. Проект «Хочу всё знать» позволяет родителям увидеть, кто производитель и поставщик конкретных продуктов, по какой цене они приобретаются.

Вся информация помещается в QR-коде. Он находится возле официального меню. То есть вы приходите в школу, сканируете код, попадаете на сайт Объединения потребителей России, где высвечиваются данные по конкретному детскому саду или школе. Уже более 400 объектов участвуют в проекте.

– То есть не надо приходить ни к заведующей, ни к директору школы, чтобы просить, требовать, выбивать эти данные? Ведь QR-код и ребёнок сможет отсканировать.

– Вот именно. Здесь же есть раздел «Чёрный список», в который включены сведения из ре-естра недобросовестных поставщиков, а также перечень продукции, по которой выявлены факты фальсификации. Эти данные выделены красным или в перечне поставщиков, или в перечне продукции.

Если такая продукция вдруг поставляется в ваш детский сад, вы как родитель сможете подойти к заведующей и задать вопрос о том, а на каком основании? Вот вам уже общественный контроль. Когда заведующие закупают продукцию, они уже сами говорят своим поставщикам, что не будут принимать продукцию из чёрного списка.

БАЛАНС, А НЕ КОЛИЧЕСТВО

– Кстати, недавно появилось новое понятие – «индекс несъедаемости» блюд. Роспотребнадзор ввёл его в употребление в сентябре 2020 года для обозначения количества приготовленной, но выброшенной еды и, соответственно, впустую потраченных средств налогоплательщиков-родителей. Как с этим бороться?

– Нельзя подходить к этому с позиции «кормят и ладно». Многое зависит от руководителей. Приезжаешь в одну школу – дети едят с удовольствием, заходишь в другую – оставляют всё на тарелках. Нужно найти баланс, чтобы полезная еда была ещё и вкусной.

– Вот если бы вредные чипсы и бургеры были в столовых, индекс несъедаемости бы уменьшился.

– Существует огромное множество рецептур, разнообразие блюд для детского питания, из них можно выбрать те, что будут нравиться детям. Мы инициировали проведение конкурса «Лучшее меню» в школах, но его временно отложили. Оданко проект будет. Цель в том, чтобы в разработке наилучшего меню участвовали все организаторы питания, а победителя по итогу определили бы сами дети.

Блицопрос

– За что вы можете забанить человека в соцсетях?

– В соцсетях меня нет. Попробовал – не понравилось. Когда говоришь в соцсети о работе, проблемах – никто не смотрит. А выставил ради интереса, как убирал дома снег, и получил свыше тысячи комментариев: «Ура, молодец!» С тех пор соцсети не веду.

– Выигрывали ли вы в лотерею?

– Один раз в «Спортлото», это ещё было в 1982 году, наверное. Выиграл советский рубль.

– Любимое место в Крыму, где вы набираетесь энергии?

– Алушта!

– Ваш метод справиться со стрессом?

– Спорт: велосипед, тренажёрный зал.

– Какую книгу вы бы хотели перечитать, если бы было свободное время?

– Сейчас начал перечитывать «Мастера и Маргариту» – актуально…

– Какое у вас любимое блюдо?

– Плов! Готовлю сам.


Ольга НАГОРНАЯ



По теме