В этом была моя миссия - интервью народного артиста России Юрия Васильева

В этом была моя миссия - интервью народного артиста России Юрия Васильева

В этом была моя миссия - интервью народного артиста России Юрия Васильева
Фото Александра БЕЛАНОВА

На прошлой неделе народный артист России, ведущий актёр и режиссёр Московского академического театра сатиры Юрий Васильев вместе с партнёршей по театру народной артисткой РФ Алёной Яковлевой выступил в Крыму в составе концертной бригады перед участниками 
специальной военной операции.

В интервью «Крымской газете» Юрий Васильев рассказал, как моментально согласился выступить перед защитниками Родины, что для него значит полуостров и почему считает Россию духовным центром мира.

«Вы так нас порадовали!»

– Как вы вошли в состав этой концертной бригады?

– Я долго ждал возможности как-либо поддержать наших военных. И вдруг мне позвонила Алёна и спросила: «Ты поедешь?» Не было ни секунды сомнений, как и вопросов «что?», «как?», «куда?». В Крыму нас, в частности, сопровождала начальник управления театров и концертных организаций департамента культуры Москвы Наталья Дрожникова.

– Насколько плотным был гастрольный график?

– За два с половиной дня – пять концертов. Мы выступали как перед теми, кто направляется в зону спецоперации, так и перед теми, кто только что из неё вернулся. В том числе перед нашими военными лётчиками, матросами, морпехами. Последние, кстати, после выступления преподнесли нам в дар Андреевский флаг!

– Условия выступлений были комфортными?

– Разными. Пришлось даже выступать в поле.

– Последний раз до этого давно ли приходилось работать в буквально полевых условиях?

– Пожалуй, в Афганистане в 1986 году. И как в Афганистане тогда, так и здесь сейчас было тяжело смотреть на раненых бойцов. Это очень молодые ребята. В поле на концерте было человек двести. В другой раз мы выступали в полузаброшенном клубе, где работают две милые женщины, у которых отличная аппаратура. И мы так завели ребят, что они стали лезгинку танцевать! Затем вернувшийся несколько дней назад из зоны спецоперации майор спел песню о женщинах, посвятив её жёнам солдат и офицеров. Произошёл такой энергетический обмен.

– И не постеснялись петь и танцевать перед народными артистами-то!

– Ребята, танцевавшие лезгинку, сказали, мол, чего уж стесняться, если через несколько дней можем получить пулю? Но тут же добавили: «Мы идём защищать нашу страну». И никто никого не стал смирять. Один боец поблагодарил нас за выступление: «Вы настоящие! Вы так нас порадовали!» И ты понимаешь, как это действительно важно, испытываешь радость от того, что сделал что-то важное. Например, в Каче, известной своим высшим военным авиационным училищем, мы выступали в клубе, которого, как нам пояснили военные, их могут лишить. Слава богу, что с нами рядом была Наталья Дрожникова. Она сразу разобралась, куда следует направлять необходимые обращения с просьбой не отбирать у военных клуб. Ведь это же не только сцена, там кружки, в которых занимались дети. И вообще, нельзя армию лишать культуры.

– Что бы вы могли сказать отечественным представителям творческого цеха, которые под лозунгом «За мир во всём мире» фактически осуждают спецоперацию?

– Когда они за границей что-то гавкают, я думаю: «Ребята, вы бы съездили хотя бы в Крым, как те, кому дорога Россия, и увидели лица людей, которые за вас жизни кладут». Когда страна в тяжёлом положении, её не надо добивать гнусными инсинуациями, особенно про армию. В этот момент нужно быть вместе с ней и думать, как ты можешь помочь. Патриотизм – он в нас. Его не надо демонстрировать на словах, нужно делать дело. Я считаю, в этом была моя миссия.

«Здесь как дома»

– В 2021 году вы возглавили жюри Международного фестиваля античного искусства «Боспорские агоны», который ежегодно проводится в Керчи, а в следующем году отметит своё 25-летие. И это несмотря на вашу и без того колоссальную занятость.

– Стать председателем жюри мне предложила его идейный вдохновитель, уникальная женщина Татьяна Умрихина. С радостью принял это предложение как большую честь. Если всё будет нормально, на 25-й фестиваль обязательно привезу с собой новых членов жюри – проведём творческий вечер.

– В этом году на фестиваль вы прибыли сразу после премьеры спектакля «Дядюшка Жорж», поставленного в Театре сатиры Сергеем Газаровым по двум чеховским пьесам: «Леший» и «Дядя Ваня».

– Я впервые играл (а Газаров ставил) Чехова. Там у меня роль профессора Серебрякова, негодяя, эгоиста, деспота, который подчиняет себе всех и при этом абсолютно сухим выходит из воды. Ничто не позволило эту статую командора разбить, даже смерть дяди Вани или дяди Жоржа. По оценке коллег, работа удалась. Если ты много работаешь, только с трудом, с потом и кровью рождаются хорошие роли. В период работы над спек-таклем я за час до репетиции приезжал и, стоя перед театром, повторял роль. Однажды стою, вижу, остановилась машина, в ней мужчина в тёмных очках. Посмотрел – и дальше повторяю. Минуты через три этот человек вдруг подходит и спрашивает: «Это не вы народный артист России Юрий Васильев?» А это Газаров был! Потом он сказал: «Юрий Борисович ни разу не позволил себе репетировать в полноги, всегда на сто процентов». Я должен найти, выстроить роль. Для этого её нужно прочувствовать, прорыдать, простонать, «прокровавить». А потом уже понимаешь: здесь можно отдохнуть, а здесь надо взорваться – играть как по нотам.

– Кстати, в этом году на Украине творчество Чехова, как и других перворазрядных русских классиков, изъяли из курса зарубежной литературы.

– Нельзя актёра допускать до власти, особенно политической. Вообще, это очень зависимая профессия: актёр привык играть чужой текст, он зависит от режиссёра, а в кино – ещё от сценариста и оператора. Из-за того что творит эта кукла, мне становится стыдно, что я принадлежу к этой профессии. В этом не то что логики нет никакой, нет ума. Человек просто несётся в пропасть и с собой увлекает целую страну. Чехова ставят и играют во всём мире. Лучшие голливудские актёры «офф Бродвей» ставят его. И вдруг ребята, которые вроде бы были всегда нашими братьями, запрещают Чехова, сносят памятник Пушкину – это какой-то бред, сумасшествие!..

– Что для вас Крым?

– Существуют места, где не понимаешь, почему тебе там так хорошо. Это что-то внутреннее, связанное с генетической памятью или твоими мечтаниями, детскими ощущениями красоты, гармонии. Здесь мне очень легко дышится. У меня ощущение, что я здесь всё знаю. Я здесь как дома.

– Ваш немецкий друг Ханс Петер ещё в годы перестройки назвал Россию духовным центром мира.

– Так и есть. Но духовность нам сильно подразрушили наши европейские и американские, как принято говорить, партнёры, а ныне враги. Однако пока мы отстаиваем наши традиционные ценности, видя, что творится вокруг. Нужно духовность эту беречь и воспитывать в наших детях, внуках. Дай бог нам продержаться, чтобы были вера, честь и Отечество.

Алексей ВАКУЛЕНКО


По теме