Ни нашим, ни вашим: как президент Турции выжимает максимум из ситуации в мире

Ни нашим, ни вашим: как президент Турции выжимает максимум из ситуации в мире

Ни нашим, ни вашим: как президент Турции выжимает максимум из ситуации в мире
Фото: piqsels.com

В условиях жёсткого противостояния двух мировых центров силы позиция «ни нашим, ни вашим», если ею умело пользоваться, может принести большие выгоды. Президент Турции Реджеп Эрдоган владеет этим в совершенстве и сейчас стремится выжать из сложившейся ситуации максимум.

УЛЬТИМАТУМ УДАЛСЯ

Мадридский саммит НАТО, не успев начаться, уже отметился главным событием – 28 июня Турция, Финляндия и Швеция подписали трёхстороннее соглашение о сотрудничестве. Факт этого подписания снял все вопросы относительно присоединения скандинавских стран к альянсу. Комментируя случившееся, генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг с чувством глубокого удовлетворения констатировал: «То, что сейчас происходит (присоединение к НАТО двух новых стран. – Ред.), – это, наверное, самый быстрый процесс в истории (блока. – Ред.)».

И вот эта самая скорость как раз таки и удивляет. А если точнее, то скорость, с которой участники откровенной политической сделки (давайте уже говорить начистоту) поступились своими принципами. Ведь ещё когда только обсуждались натовские перспективы шведов и финнов, турки категорично (устами своего президента) подчёркивали: в НАТО не место странам, поддерживающим террористов.

В данном случае под террористами понимались представители оппозиционных турецких движений, таких, как Рабочая партия Курдистана, и сторонники Фетхуллаха Гюллена – исламского религиозного и общественного деятеля, которого Эрдоган считает фактически кровным врагом за попытку организации военного переворота в 2016 году. Сам Гюллен, живущий в США, сей факт отрицает, но меньшим врагом от этого, разумеется, не становится.

А вот тут начинается самое интересное. До позавчера европейские страны не скрывали своего раздражения по поводу таких вот «авторитарно-диктаторских» замашек турецкого лидера в отношении оппозиции. Наоборот, всячески публично порицали гонения и оказывали поддержку «жертвам режима», предоставляя им политическое убежище. И скандинавы в данном случае были в числе лидеров такого сочувствия – многие турецкие инакомыслящие нашли приют именно в Финляндии и Швеции. Более того, в Стокгольме и Хельсинки даже не допускали мысли о том, чтобы поступиться своими принципами уважения свободы выражения альтернативного мнения.

Это и было главным камнем преткновения. Фактически Эрдоган поставил всему НАТО ультиматум: или вы соглашаетесь с моей позицией, или я накладываю вето на членство в альянсе.

СПАСЕНИЕ ЛИЦА ГЕГЕМОНА

Но тут уже не выдержали США. Вашингтон попросту не хотел допустить ещё одного громкого международного фиаско. Ведь после бегства своих войск из Афганистана, тщетных попыток изолировать Россию, провала переговоров с Ираном и так далее невхождение Финляндии и Швеции в НАТО стало бы ещё одним красноречивым сигналом: гегемон перестал контролировать даже свою самую лояльную и ключевую международную площадку. А это, знаете ли, чревато самыми непредсказуемыми последствиями. Например, усилением сомнений государств, которые Вашингтон собирает под антикитайские знамёна. Не говоря уже о ежедневно усиливающемся скептицизме относительно дальнейшей финансовой и военной поддержки Украины.

В общем, вашингтонские стратеги в самый последний момент смогли подобрать ключики к каждой из трёх сторон, усадив их за подписание соглашения. В итоге в Стамбуле справедливо празднуют дипломатическую победу, а в Хельсинки и Стокгольме ломают голову над тем, как объяснить своим избирателям столь быстрый разворот на 180 градусов в принципиальном вопросе.

Но самое интересное – будут ли теперь скандинавские правоохранители отлавливать в своих странах «террористов» для Эрдогана? Или на что не пойдёшь ради сохранения вашингтонского лица, пусть даже и ценой полной потери собственного?

Никита ПЕТРОВ


По теме