Золотая пора
Золотая пора
31 августа 2020 - 15:05
Золотая пора 31 августа 2020 - 15:05
Елена Киреева

 

Свою поездку в Крым и прекрасный Гурзуф Александр Пушкин вспоминал на протяжении всей жизни. Сила этих счастливых мгновений вполне сопоставима с ещё одним необычным местом – родовой усадьбой Пушкиных в Болдине Нижегородской области, которую поэт посетил ровно 190 лет назад. А направило его в столь отдалённый уголок само провидение – любовь.
Фото автора

СВАДЕБНЫЙ ПЕРЕПОЛОХ

Сватовство Пушкина к Наталье Гончаровой проходило не без сложностей. Руки своей избранницы он добивался почти два года. Неприязненные отношения у поэта сразу возникли с будущей тёщей, которая не упускала случая отпустить в сторону зятя какую-либо колкость. Она даже обратилась с письмом к начальнику третьего отделения Собственной Е. И. В. канцелярии Александру Бенкендорфу по поводу благона-дёжности Пушкина. Шеф жандармов отметил, что следственных дел в отношении поэта не велось. Тем не менее находилось много других причин, чтобы оттянуть принятие решения: молодость невесты, скромное положение самого Пушкина. В конце концов разорённые Гончаровы не могли собрать приданное для дочери, это стало обязанностью жениха.

От отца Пушкин получил двести душ крестьян в селе Кистенёве, находившегося недалеко от центральной усадьбы Болдино. Он решил заложить собственность, чтобы получить необходимые для заключения брака средства. Уезжал поэт с мрачными мыслями, так как окончательно разругался с матерью невесты и даже готов был разорвать помолвку. Ничего хорошего поездка не предвещала. Под стать настроению поэт пишет тревожные строки стихотворения «Бесы». Так начинался удивительный период, именуемый Болдинской осенью.

 

ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ

Пушкин знал, что холера вплотную подобралась к Нижегородской губернии, но он не счёл угрозу существенной. К тому же спешил решить вопрос со свадьбой. Поэт достаточно быстро разобрался с имущественными делами, но возвратиться в Москву помешал вводимый в деревнях карантин.

Вторую попытку Пушкин предпринял в октябре, когда узнал, что холера уже в Москве, где находилась его возлюбленная. Обеспокоенный поэт попытался прорваться сквозь кордоны и даже подкупал караульных, но вынужден был снова вернуться в Болдино.

«Ни они, ни я хорошенько не понимали, зачем они стояли тут с дубинами и с повелением никого не пускать. Я доказывал им, что, вероятно, где-нибудь да учреждён карантин, что я не сегодня, так завтра на него наеду, и в доказательство предложил им серебряный рубль. Мужики со мной согласились, перевезли меня и пожелали многие лета», – написал он впоследствии в заметке «О холере».

Только 5 декабря Пушкин сумел проехать в Москву, которая до сих пор находилась в карантинном оцеплении. Саму же усадьбу в Болдине чудесным образом холера миновала. Ну а поэт встреч с соседями не искал и целиком посвятил себя творчеству.

 

ПРЕВРАТИЛ В ЗОЛОТО

Болдинская осень – культурный феномен подъёма творческих сил у автора. За три месяца своего во многом вынужденного затворничества Пушкин написал около 50 произведений. Работал над лирическими стихотворениями, сказками, критическими заметками, завершил поэму «Евгений Онегин». И даже решился на эксперимент с прозой, создав цикл произведений, который, остерегаясь рецензентов, приписал провинциальному помещику Ивану Белкину. Всё это сейчас входит в золотой фонд русской литературы.

Во многом этой работоспособности и лёгкости способствовало душевное равновесие, которое поэт обрёл после письма от Натальи Гончаровой. Приятные вести и спокойная деревенская обстановка позволили ему почти каждый день писать новые произведения. Во время работы Пушкин нередко делал зарисовки, чтобы наиболее точно передать свои мысли и образы. Благодаря этому, когда в усадьбе создавался музей, был восстановлен интерьер кабинета, который поэт запечатлел на листке, видимо, из-за того, что слишком уж необычными были обстоятельства его жизни в Болдине. Условия в рабочем уголке были более чем скромными, но творческих порывов гения русской литературы это не стесняло.

 

МЕСЯЧНИК ПОЭЗИИ

Интенсивная работа в период первой Болдинской осени пришлась поэту по нраву. Уединённое место как нельзя лучше способствовало концентрации и воплощению замыслов. Поэтому через три года Пушкин уже целенаправленно отправляется в нижегородскую усадьбу, чтобы в спокойной обстановке завершить научно-исследовательский труд, посвящённый восстанию Емельяна Пугачёва. В Болдине он смог систематизировать черновые записи, собранные в ходе поездки по местам мятежей августа и сентября 1833 года. В отличие от первого раза, когда ему приходилось записывать произведения буквально на отдельных кусочках бумаги, Пушкин основательно подготовился. Его замысел увенчался успехом: из-под пера вышли такие шедевры, как поэмы «Медный всадник» и «Анджело», повесть «Пиковая дама», две сказки и несколько стихотворений.

В третье посещение семейной вотчины поэту было не до творческих поисков. Родители мало занимались делами болдинской усадьбы, и имение оказалось на грани разорения. Поэтому поэт посвятил всего себя спасению наследства. И не безуспешно. В барском доме шёл ремонт, и Александр Сергеевич остановился в вотчинной конторе. Целыми днями там не иссякал поток посетителей, и ему приходилось вникать в вопросы управления. За этими хлопотами он так и не смог выкроить время для литературных занятий. «Сказка о Золотом петушке» стала единственным произведением, написанным во время пребывания в Болдино. Но за эти три недели дела усадьбы удалось поправить, и поэт направился в Петербург.

 

МЕСТО ДЛЯ СЧАСТЬЯ

Беззаботный отдых в солнечном Гурзуфе принято считать одним из самых счастливейших моментов жизни Пушкина. Но это было счастье молодого человека. А с Болдином поэт связывал надежды на семейное счастье. По долгу службы ему приходилось посещать много великосветских мероприятий, на которых он бывать не желал. Для поэзии требовался покой. Поэтому Пушкин всерьёз подумывал оставить Петербург и перебраться с семьёй в деревенскую усадьбу, чтобы вести тихую и размеренную жизнь. Он интересовался делами имения, переписывался с управляющим Пеньковским, ностальгировал, но воплотить мечты было не суждено.

А вот семья младшего брата поэта – Льва Сергеевича, которому усадьба перешла по наследству, в Болдино переехала. Барский дом был в прекрасном состоянии, а по комфорту ничем не отличался от городских усадеб. Управляющий, назначенный Пушкиным, не воровал и держал имение в надлежащем состоянии.