Заур Смирнов: Капля разбивает камень не силой удара, а частотой падения
Заур Смирнов: Капля разбивает камень не силой удара, а частотой падения
02 октября 2015 - 12:02
Заур Смирнов: Капля разбивает камень не силой удара, а частотой падения 02 октября 2015 - 12:02

 

Глава Госкомнаца о семье, жизненных принципах и нелюбви к чтению
Об уважении к старшим, недавней поездке в Чечню и Дагестан, любимом аромате детства, собственном занудстве и ещё о многом сугубо личном председатель Госкомитета по делам межнациональных отношений и депортированных граждан рассказал «Газете».
Фото: Лидия ВЕТХОВА 

– Я родился в Таджикистане. Но когда мне было два года, наша семья переехала в город Крымск Краснодарского края. Поэтому фактически я вырос там. Только последний год школы доучивался в Ялте, куда с Кубани переехали родители.

Не случайно говорят, что все мы родом из детства. А у вас оно прошло в России, сильной стране.

– Да, жизнь на Кубани, наверное, определённый отпечаток, позитивный, тоже оставила на моём характере, – улыбается. – И в Ялте я начал рано заниматься общественной деятельностью, участвовал в различных общественных национальных движениях. Тогда они были актуальны. И на протяжении 15 лет нашей команде в Ялте удавалось, как говорят, держать ситуацию на контроле. Я благодарен Ялте, тем старшим коллегам, с которыми проработал достаточно серьёзный период, не без помощи которых прошёл период становления, получил много практических знаний. Ведь начиная с 22 лет я работал в одной должности – начальника управления. И опыт построения взаимоотношений в коллективе госслужащих мною был приобретён в Ялте. Кстати, как и опыт общения со СМИ. У нас в городе была очень хорошая, демократичная команда журналистов. И сейчас, когда появляюсь в ялтинской городской администрации, приятно, что меня встречают очень тепло.

Говорят, вы недавно вернулись из командировки. По некоторым сведениям, совершали хадж, по другим – посещали Чечню. Если не секрет, куда ездили?

Мы были в командировке с вице-премьером Русланом Бальбеком в Дагестане и Чеченской Республике. Посетили Дербент, торжества по случаю празднования 2000-летия этого города. А также Махачкалу, Грозный. После поехали в Москву – на открытие соборной мечети.

И что вас поразило в этих республиках? Что из увиденного там хочется реализовать в Крыму?

– Ещё раз убедились, что Россия тем и уникальна, что в её составе есть такие, простите за тавтологию, уникальные республики, как Чечня и Дагестан. А теперь и Крым. Дагестан – очень многонациональная республика. Вызывает ассоциацию с большим восточным рынком, в хорошем смысле этого слова. Аварцы, даргинцы, кумыки, лезгины и другие народы живут там веками рядом друг с другом. Дагестан отличается тем, что там нет какого-то основного этноса. Каждый занимает 20-30 % населения, поэтому назвать его моноэтничным никак нельзя. Оно действительно полиэтничное. Находить формулу мирного сосуществования всех этносов – это, конечно, искусство. И то, что сегодня благодаря именно политике президента Путина на Кавказе мир и согласие, действительно очень дорогого стоит. Чеченская Республика по-своему прекрасна. Грозный – олицетворение величия. Я и раньше мечтал побывать на Кавказе. Почему-то у меня всегда была такая заочная гордость за этот регион. Теперь знаю, мои чувства были не напрасными. Местные жители понимали, что мы приехали к ним из Крыма в первую очередь не как как чиновники. Они видели наши эмоции, трепет, волнение и с таким же чувством относились к нам. В Дагестане, в Чечне очень развито уважение к старшим, уважение к женщинам. Это то, чему у них нужно учиться, что надо Крыму перенимать. В Чечне меня поразила идеальная чистота везде. Грозный он просто стерилен. К сожалению, мы пока таким примером не можем похвастать. Беседуя с коллегами, с министрами, узнали, что не только по субботам выходит вся республика и занимается уборкой территорий. Они тоже признают, что силами только коммунальных служб поддерживать такой порядок невозможно. И мы сами видели, как граждане убирают обочины дорог, трасс, улиц. Мы спрашивали: кто они? Оказывалось, что возле здания Минфина наводят чистоту работники этого ведомства, обочины просёлочных дорог убирают местные жители. Причём сознательно и своими силами. Таков у них порядок. Почему бы и Крыму не иметь такую же традицию? Еще больше впечатлил Грозный – город, который отстроили практически с нуля.

Новостройки европейского уровня и европейского качества. И всё это удалось сделать в первую очередь благодаря труду и упорству чеченцев. Да, мы знаем о воспетой в литературе гордости этого народа. Но в первую очередь,этот народ – великий труженик. Народ, который не трудятся, не уважает каждого человека, не смотрит в будущее, такого не сделал бы никогда. Одной только гордостью горцев, если хотите, тщеславием такое сделать было невозможно. Поэтому, говоря о Кавказе, надо вспоминать не горячий нрав его жителей, оставим это для художников-портретистов. На самом деле Кавказ это – большая территория, где жители ежедневно и много работают. Дагестан – регион рискованного сельского хозяйства. Почвы у них не такие благоприятные, как у нас в Крыму. Чеченская Республика – это в основном горная местность. А уровень жизни там выше, чем в Крыму. Есть чему учиться.

Может, надо приглашать их к нам, в Крым, чтобы поделились опытом?

– Подсказать, посоветовать что-то, почему бы и нет? Это, бесспорно, будет полезно. Сергей Валерьевич Аксёнов всегда говорит: выезжайте в регионы РФ, смотрите и внедряйте у нас. Точно с такое же напутствие он дал нам с Русланом Исмаиловичем, когда подписывал командировки на Кавказ. Да, всю нашу республику невозможно отправить в такие поездки. Но тех людей, от которых зависит определение дальнейших векторов политики развития Крыма, надо. Причём надо выезжать не только в те регионы, где уже все налажено годами, а в такие, как, например, Чеченская Республика, которая фактически возродилась, где экономика тоже поднималась с нуля, а социальный пласт ещё находится в стадии формирования. Это нам, крымчанам, близко и понятно. Более того, считаю, что надо организовать в такие регионы студенческие выезды. Может быть, в качестве стройотрядов. Не обязательно использовать затратные авиаперелеты. Молодёжь поедет и наземным транспортом. Заодно и экскурсию совершит, увидит, как живут в других регионах России. Можно организовать такие поездки в межсезонье. Мы сейчас будем этим заниматься. Нас в Чеченской Республике сопровождал Джамбулат Умаров – министр по внутренней политике и национальным вопросам и массовым коммуникациям. А в Дагестане – министр по делам молодёжи Заур Курбанов. Мы с ними эти вопросы обговорили. У них тоже есть большой интерес к Крыму, многое они хотели бы у нас перенять. Поверьте, мы не такие уж, «беспримерные». Нам тоже есть чем гордиться. Кстати, говорили мы и о патриотическом воспитании молодежи. В Дагестане сейчас готовятся праздновать 65-летие со дня рождения Аметхана Султана, поскольку по отцу дагестанцы считают его своим земляком. У них есть целое движение молодёжное, которое так и называется – аметхановцы.

Как когда-то в СССР были тимуровцы, гайдаровцы?

– Да. И по этой линии они готовы выстраивать взаимоотношения с молодёжными организациями Крыма. В Чеченской Республике, конечно, особое место занимает почитание первого президента Ахмат-Хаджи Кадырова. В чем здесь интерес для Крыма? В том, что нам тоже нужно учиться почитать то хорошее, позитивное, что было в нашей истории. И новейшей тоже. К сожалению, в последние 23 года из нас пытались сделать европейцев, слава богу, не удалось. Но всё равно что-то из негативного «прилипло». Мы начали отказываться от того, что присуще только нам. На Кавказе сумели сохранить своё лицо. Более того, там прекрасно сочетаются идеи современного глобального мира, с историей и культурой региона. Например, Чечня фактически, живёт по исламским традициям. Мы видели, как в пятницу мужчины и женщины одеваются в определенную одежду и посещают мечеть. Эти традиции дисциплинируют людей. А главное, что это всё происходит на фоне высочайшего патриотизма и любви к России. Чеченцы говорят: мы можем себе это позволить, потому что живём в таком государстве во главе с президентом Путиным. Будь в стране другие устои, нам бы не позволили в таком виде сохранить свою культуру, традиции, религию.

А если вам представится возможность совершить хадж, сделаете это?

– К такому серьёзному шагу пока не готов. Считаю, что это не должно быть самоцелью. Есть в нашей жизни вещи, которые к нам приходят в нужное время. Пока надо давать дорогу людям старшего поколения, которые об этом мечтали. Мы всячески помогаем им осуществить хадж. В прошлом году состоялась первая поездка 150 паломников. В этом году их было уже более 320. Сегодня это тоже часть государственной политики. И обязанность государства – помочь желающим осуществить такое паломничество. Его раньше не было. И о строительстве соборной мечети в Симферополе только говорили, а ничего не делали. Сегодня и этим занимается государство.

Комитет тоже будет помогать?

– Мы сопровождаем всю техническую сторону процесса. Потому что мы же прекрасно понимаем, что сегодня у муфтията нет административных, кадровых возможностей, чтобы вести такую грандиозную стройку. Мой первый заместитель как куратор непосредственно закреплён за этим объектом. Поэтому комитет будет оказывать строительству максимальную поддержку. Оно уже идёт под патронатом Президента РФ. И под личным контролем главы республики. Это не просто объект, который строит Духовное управление мусульман Крыма, это наш общий объект, судьба которого небезразлична всем.

Вы начали работать в правительстве Крыма в апреле 2014 года. А потом пошла «охота на ведьм» – вас, вашу семью некоторые СМИ буквально терроризировали.

– Было такое. С экранов не сходили не только мои фото, но и сына. Травля происходила на протяжении всего лета 2014 года. Но в поездках по регионам Крыма ко мне подходили старики, которых я не знал, никогда не видел, и говорили по-татарски: Заур-бей, мы знаем, что тебе непросто, тяжело, но держись, мы понимаем тебя, поэтому не вздумай свернуть с пути. Их слова вселяли оптимизм и уверенность в правильности моих действий. Я очень благодарен этим благородным крымскотатарским старикам. Поэтому всех призываю: даст бог, мы все доживём до старости, и нам тоже захочется, чтобы к нам уважительно относились. Поэтому сегодня мы сами должны подавать пример такого отношения к старикам нашей молодёжи.

Проблема 1, которой сейчас занимается ваше ведомство?

– Это земля. Мы должны до конца года положительно решить вопрос с «полянами протеста». Мы должны в этом году начать, точнее, продолжить и закончить строительство школы «четырёх президентов», как её прозвали в народе, в микрорайоне Фонтаны в Симферополе к 1 сентября 2016 года – как об этом говорил во время отчёта в Госсовете глава республики. В этом году планируем закончить дороги в трёх больших массивах – Фонтаны, Ак-Мечеть и Ана-Юрт. Строить мечеть начали. Телеканал «Миллет» запустили. Скоро запустим радио, как только пройдут конкурсы по частотам. С нового года планируем запустить «Миллет» на спутник. И ещё одна проблема, над которой надо поработать сообща: вернуться к вопросу об изучении крымскотатарского языка в школах. Если мы не декларанты и прописали, что у нас три государственных языка, в том числе и крымскотатарский, думаю, нам всем вместе надо найти ту формулу, при которой крымскотатарский язык будет изучаться в школах. Это только нас украсит и будет вызывать уважение. Причём не надо ничего навязывать, не должно быть чувства, что идёт, извините, «татаризация». Надо найти такие формы взаимодействия с крымским обществом, чтобы в итоге оно поддержало эту идею. Убеждён, так будет, когда канет в небытие нервозность, которая появлялась в обществе каждое 18 мая, люди забудут портреты Джемилева и т. д. Сегодня мы живём в сильном государстве, и знание дополнительного языка скоро будет восприниматься по-другому. В этом плане надо ещё много и упорно работать и нам, и деятелям культуры, и интеллигенции, и СМИ. Но, как говорят, дорогу осилит идущий. Нужно время.

Кстати, рабочий день у вас когда заканчивается?

– Стараюсь к 22:00 прибыть домой (смеётся).

Жена, сыновья обижаются?

– Уже нет (улыбается). Понимают, по-другому, не в полную силу я не могу работать. Я женился рано. Старшему сыну уже 18 лет, он студент 2-го курса, будущий экономист. Младшему 10, он школьник.

А если свободное время всё же выпадает, как проводите его?

– Только с семьёй. В гости ездим или просто садимся в машину и путешествуем по Крыму. Я очень люблю водить автомобиль. Признаюсь, никогда раньше у меня не было такой острой необходимости побыть с семьей, как на этой должности.

Быструю езду любите?

– Какой русский не любит быстрой езды (смеётся).

Жена кто по профессии?

– Домохозяйка. Мы вместе уже почти 20 лет. По большому счёту у неё – три сына, вместе со мной (смеётся). И когда она иногда говорит, что ей хочется выйти на работу, а профессия у неё самая что ни на есть домашняя – повар, я её в этом, естественно, не поддерживаю (смеётся).

Вы везунчик. Привыкли, что дома всё в ажуре.

– Везунчик (смеётся). Но жена очень требовательна и к себе, и к нам. Нас трое мужчин, она одна женщина. Но мы, как она говорит, должны «блестеть». У неё всё должно быть только на высочайшем уровне.

К слову, вы всегда очень элегантно одеты. Это сразу бросается в глаза. Тоже благодаря супруге? Она вам гардероб подбирает?

– Только она. Утром самым первым из дома в школу уходит младший сын, жена его провожает, потом «среднего» сына, а потом меня – «старшего» (смеётся). И затем в таком же порядке она нас встречает, каждому – ужин отдельно. Поэтому мне тяжеловато представить её работающей. А ещё не хочу, чтобы её воспринимали через призму моей должности. Увы, это есть. Можно, конечно, найти «автономное место» работы. Думаю, оно само к ней придёт в нужное время.

Блюда какой кухни вы предпочитаете?

– Нет у меня любимого блюда. И хобби тоже нет. Но и в музыке, и во всём остальном люблю всё только хорошее. Если мне понравятся котлеты, буду их есть. Поэтому, полагаю, не особо много хлопот доставляю в этом плане жене. Безусловно, блюда крымскотатарской кухни присутствуют в рационе. Сейчас в Крыму блюда стали общими, те же крымскотатарские готовят и не в татарских семьях. Нет у меня пристрастий к чему-то, кроме работы и моей семьи. Это мои и увлечения, и предпочтения, это моя жизнь.

А помочь жене можете? Или разделяете домашнюю работу на мужскую и женскую?

– Есть вещи, к которым жена меня и близко не подпускает. Поскольку считает, что это не моё дело. Может сказать: освободите мне территорию, я сама быстро всё сделаю. Конечно, любой женщине приятно, когда муж ей помогает. Но, скажу честно, сегодня, с практически полным моим отсутствием дома из-за работы, это невозможно. Если у меня случаются выходные, я прошу её все бросить, и мы посещаем родителей, друзей.

У вас друзей много?

– Никогда не жаловался на их недостаток. И очень рад тому, что у меня много друзей. Хоть и говорят, что друг может быть один, я счастлив тем, что у меня их много, дружим уже не один год.

Вас в жизни предавали?

– Я бы так не сказал. Наверное, потому, что если я вижу, что отношения с тем или иным человеком могут этим закончится, то изначально дистанцируюсь от него. Чтобы потом не было разочарования.

То есть доверяете в первую очередь своей интуиции?

– Да. Она у меня есть. Иногда даже критикую себя за излишнюю интуицию. Но она меня ни разу не подводила.

От какой черты собственного характера хотелось бы избавиться? Или приобрести?

– Приобрести уже, к сожалению, ничего не получится. Уже всё приобретено. Избавиться… Иногда чувствую, что бываю занудным (смеётся). Могу прицепиться к чему-то по принципу «капля разбивает камень не силой удара, а частотой падения». Этого принципа я вообще придерживаюсь в жизни. Да, бывает, это происходит на грани занудства. Но в итоге – достижение результата. А ещё стараюсь не детализировать жизнь, а воспринимать её в целом. Если её детализировать, могут возникнуть какие-то фобии и негативные ощущения. Поэтому, образно говоря, когда возникает необходимость, я просто ту или иную «дверь» закрываю и иду дальше. Чтобы в будущем не создавать для себя проблем.

Какое ваше самое яркое воспоминание детства?

– Иногда картинки из детства сами сплывают. Например, когда иду в школу с ранцем на спине. Или мама ведёт меня в детский сад.

А с каким ароматом у вас ассоциируются детские годы?

– Не помню, как называется это растение. И в Симферополе, и в Ялте этот кустарник можно встретить. Он цветёт мелкими белыми цветочками. И у него просто райский запах. Такой рос возле моего садика. И я, как только слышу этот запах, сразу вспоминаю то место и время.

Какие черты характера вы уважаете в женщинах и мужчинах?

– Я никогда для себя не формулирую ничего идеального. Каждый человек по-своему прекрасен, индивидуален. Не всем удаётся раскрыться в этой жизни, найти себе правильное, подходящее применение, показать свои лучшие качества. Это тоже проблема. В то же время у каждого человека, даже самого достойного, всегда найдутся недостатки. Есть люди, которые подходят персонально мне по своей гамме качеств. Но при этом не подходят другим. Равно как и я. В людях не люблю подлость, трусость – те качества, которые могут нанести ущерб не только мне, но и обществу.

Вы считаете себя «хозяином» жизни или «наблюдателем»?

– Я точно не «наблюдатель». Быть «хозяином» – даже такого стремления нет, не хочу. А вот участвовать в строительстве жизни общества – да. Я благодарен судьбе за то, что у меня сегодня такая возможность на своём уровне есть и раньше была.

Где мечтаете побывать?

– Не мечтаю. Где суждено, там и побываю. Вот съездил в Дагестан и Чечню. Вроде как не на Гаваи, но поездка для меня оказалась очень полезной. Я бывал во многих странах и всегда ловил себя на мысли, что мне приятно там находиться. Но уже давно убедился в правильности слов: хорошо там, где нас нет. Потому что наш Крым, действительно, уникальное место на планете. Может, поэтому и является предметом международного внимания и различных политических процессов. Мы живём на благословенной земле. Даже с точки зрения туризма мы найдём в Крыму частичку любого места планеты: пустыню, лес, море, горы, пещеры. Своё Мёртвое море у нас тоже есть. Может, поэтому у меня нет такого места, куда я мечтал бы поехать. Хорошо отдохнуть можно и на соседней улице, у друзей. Честно вам скажу, романтизма я лишён (смеётся).

Какие книги любите читать? Судя по вашим познаниям в истории Крыма, исторические точно.

— ( Смеётся.) Я вам по секрету скажу: больше всего в жизни из того, что я не любил делать, – это читать книги. Я больше воспринимаю книгу через призму того, насколько мне интересен её автор. И порой об авторах больше знаю, об их жизненной позиции, кредо, истории написания этих произведений, чем об их содержании. Да, есть сожаление, что чего-то когда-то не прочитал. А сегодня у меня на это просто нет времени. Поэтому не могу сказать, что прочитал огромное количество книг. И, наверное, одна из причин – я рано начал работать, у меня большой жизненный опыт. Как уже говорил, я в 20 лет женился, в 21 стал отцом, начал работать. А вот общаться с людьми я могу бесконечно долго. К счастью, моя работа это позволяет. Причём общаюсь со всеми. И часто у, как говорят, простого человека почерпнёшь то, что не прочитаешь ни в какой книге. Жизнь в основном посылает мне хороших людей.

А человеку, причинившему вам зло, мстить будете?

– Никогда. Всевышний же всё видит и сделает это за нас, каждому воздаст по заслугам. Не зря говорят: бог шельму метит (смеётся).

Полная версия интервью