Замдиректора департамента ДКП Банка России: об ослаблении рубля, инфляции в Крыму и росте зарплат
Замдиректора департамента ДКП Банка России: об ослаблении рубля, инфляции в Крыму и росте зарплат
13 апреля 2018 - 11:25
Замдиректора департамента ДКП Банка России: об ослаблении рубля, инфляции в Крыму и росте зарплат 13 апреля 2018 - 11:25
Антон Павлов

Замдиректора департамента денежно-кредитной политики Банка России Андрей Липин во время своей очередной рабочей поездки в Крым рассказал «Крымской газете» о том, каких экономических показателей сумела добиться республика в 2017 году, почему ставки по кредитам в крымских банках остаются выше ключевой ставки ЦБ и какой будет инфляция до конца года.

«Как только заработает мост – цены станут стабильнее»

– Андрей Станиславович, на этой неделе произошло резкое падение курса рубля – стоит ли поддаваться панике и как это отразится на ценах в России и в Крыму в частности?

– Что точно не надо делать, так это поддаваться панике. Нужно понимать, что ослабление рубля на фоне происходящих событий помогает экономике справиться с внешними шоками. ЦБ внимательно следит за ситуацией, у нас есть широкий набор инструментов, и в случае необходимости мы можем их использовать для поддержания финансовой стабильности. Если говорить о том, как ситуация скажется на ценах, то здесь надо учитывать целый ряд факторов. Предприниматели, которые зависят от импортного сырья и комплектующих, и магазины, которые продают импортную продукцию, переносят курсовые изменения в цены не механически. Они учитывают спрос на продукцию, стратегию развития предприятия, включая сохранение доли рынка. И то, что сейчас растёт локализация производства, в частности, на рынке автомобилей, ряда видов бытовой техники и электроники, приводит к снижению чувствительности цен к курсовым колебаниям.

– Мы всё время слышим о том, как банкиры пытаются победить инфляцию. А что вообще она даёт простому крымчанину – как отражается на его жизни?

– Если говорить о населении, то низкая стабильная инфляция даёт уверенность. Потому что мы знаем, что если Банк России поддерживает инфляцию вблизи 4% (целевое значение), то ничего неожиданного с ценами не произойдёт завтра, инфляция не станет 20%, не страшно будет хранить деньги в рублях, класть их в банк на депозит. Человек может сэкономить и отложить деньги на отпуск, на учёбу, на ипотеку. Он знает, что деньги не обесценятся. Он может с большей уверенностью прийти в банк и положить деньги, к примеру, на три года под проценты. И это хорошо не только для населения, но и для предпринимателей. Если я, предприниматель, знаю, что инфляция будет на уровне 4%, то я могу прогнозировать, что будет с ценами на продукцию и с моими издержками. Это расширяет горизонт планирования и повышает уверенность. И для банков тоже есть свои плюсы: они с большей уверенностью могут выдавать долгосрочные кредиты, не закладывая повышенный риск.

– В 2016 году инфляция в Крыму превысила 7% и оказалась самой высокой по РФ, с чем это было связано?

– Действительно, инфляция в позапрошлом году была самой высокой – это связано с тем, что в регионе происходила конвергенция – процесс приближения Крыма к общероссийским показателям и по тарифам, и по зарплате. Рост доходов тоже оказывал влияние на инфляцию. Поэтому нормально, что инфляция была больше в Крыму, так как многие показатели отличались от общероссийских. Но если посмотреть на последние данные, то годовая инфляция в Крыму в марте этого года оказалась одной из самых низких в России – 1,2%. То есть в марте Крым вошёл в пятерку регионов с самым низким уровнем инфляции. В среднем по России годовая инфляция в марте составила 2,3%, а в Южном федеральном округе – 2,1%.

– С чем связаны такие резкие изменения?

– До этого был рост тарифов на коммунальные услуги, и это, конечно, дало вклад в инфляцию. Но сейчас тарифы будут в меньшей степени расти, потому что они постепенно приближаются к среднероссийским, Крым уже переходит на другой уровень.

За год (март к марту) инфляция в Крыму планомерно снизилась с 6,3% до 1,2%. То есть это уже устойчивая тенденция. Если посмотреть внимательно, к примеру, на продовольственный рынок, то здесь инфляция в феврале прошлого года была 3%, в середине года был скачок – до 6,3% в июне (тогда цены на борщевой набор выросли по всей стране), но потом произошло резкое снижение продовольственной инфляции в Крыму. В феврале этого года она вышла на отрицательный показатель – минус 1,2%. Получилась по продовольствию вообще дефляция.

– Но продукты питания на крымских рынках то дешевеют, то стремительно дорожают…

– В Крыму из-за транспортной доступности, из-за проблем с логистикой, конечно, вы чаще видите скачки, которые могут происходить на внешнем рынке. К примеру, если переправа не работает, товары заканчиваются, начинается временный дефицит, и всё начинает расти. Открылась переправа, привезли товары – цены снизились. Это всё связано с логистикой, поэтому, вероятно, как только заработает мост, а произойдёт это совсем уже скоро, цены станут стабильнее. Когда будет открыто железнодорожное движение, то эффект будет ещё больше.

Если же сравнивать цифры по некоторым товарным группам, то они очень похожи на общероссийские. К примеру, говядина в Крым завозится, и мы понимаем, что транспортный фактор влияет, но при этом темп инфляции здесь в марте около 1%, по всей России похожие цифры. По муке, куриному мясу – другая ситуация. У вас идёт более активное снижение цен, чем в среднем по России. Мясо птицы подешевело на 17%, а в целом по стране – на 8%, цены на муку снизились на 11% против 4% в среднем по России. Если взять, к примеру, набор для приготовления творожной пасхи, то, по нашим подсчётам, он подешевел в Крыму на 5%. Это как раз эффект рынка: у вас больше производства, за счёт этого цены снижаются. Здесь важно отметить, что снижение цен по отдельным товарам или группам товаров, например, на сельхозпродукцию во время хорошего урожая – это нормально, но снижение общего уровня цен – это уже плохо. Это называется дефляция. Дефляции в новейшей истории России не было, и надеемся, что не будет.

– А чем плоха дефляция для населения, ведь хорошо, если цены на продукты будут снижаться?

– Устойчивая дефляция, когда цены постоянно снижаются, – это плохо на самом деле. Когда люди будут знать, что дефляция устойчива, никто не будет ничего покупать, потому что завтра цена будет ещё ниже. Для предприятия это плохо – производитель рассчитывал на одни цены, а они снижаются, он начинает работать себе в убыток. А самое главное – дефляция негативно сказывается на заёмщиках. Когда вы берёте кредит при инфляции, вы отдаёте чуть меньше, потому что часть денег в реальном выражении подешевеет. Когда у нас дефляция – вы отдаёте больше.

– Это что касается продуктов питания, а как сказывается инфляция, например, на крымской недвижимости?

– Здесь надо смотреть на спрос и предложение. Когда мы говорим, что достигаем цели по инфляции, это создаёт условия для роста ипотечного кредитования. Ипотека – долгосрочная инвестиция. Если банк знает, что инфляция будет держаться на уровне 4%, то он может на 10-20 лет выдать кредит. Он понимает, что деньги не обесценятся. Мы сейчас видим, что в Крыму ставка по ипотеке достаточно быстро снижается, и это будет происходить и дальше вместе со снижением ключевой ставки Банка России.

К концу года ключевая ставка составит 6-7%

– Если мы уже заговорили о ключевой ставке Банка России. Совсем недавно её снизили до 7,25% годовых, будет ли следующее понижение и как скоро?

– Это будет зависеть от того, что мы будем видеть в прогнозе. Потому что сначала мы изменяем ставку, после этого меняются ставки на межбанковском рынке, и только затем в течение трёх-шести месяцев у нас по стране меняются ставки по депозитам и кредитам, что отражается на инвестиционных процессах. Когда кредиты становятся доступнее, предприниматели активно инвестируют средства в новые проекты. Население начинает меньше сберегать, больше тратить. То есть происходит оживление экономики.

Когда мы делаем прогноз, мы учитываем, что будет происходить внутри экономики, что может произойти со стороны внешнего сектора – с ценами на нефть, со стороны курса валюты и так далее. Мы это всё закладываем в прогноз и смотрим, что происходит с инфляцией. Если видим отклонение от 4%, тогда будем либо повышать ставку, либо понижать. Соответственно, сейчас мы видим, что инфляция будет на уровне 4%, и, исходя из этого, можно ожидать, что к концу года ключевая ставка будет внутри диапазона 6-7%.

– По подсчётам, разница по кредитной ставке в крымских банках на 5-7% выше, чем на материке…

– Действительно, в Крыму ставка выше, но разница чуть меньше, не 5-7%. По нашим данным, это около 3%, и в основном это происходит из-за низкой конкуренции. В Крыму не так много банков, поэтому ставки в среднем выше. Но опять же разница не везде такая большая. Если мы посмотрим на ипотеку, то в России ставка находится сейчас на уровне 9,8%, в Крыму – 10,4 %. То есть ставки очень похожи. По автокредитам мы видим разницу в районе 2%, но, повторяю, причина в низкой конкуренции. Плюс здесь ещё связано с тем, что ставки до этого в Крыму были выше российских, и сейчас они снижаются до российского уровня, происходит та самая конвергенция. Мы видим, что сближение идёт, и эта разница между российскими и крымскими ставками постепенно снижается.

Главное для инфляции – устойчивость

– У Крыма есть своя специфика, может, у нас должен быть и свой уровень инфляции?

– Естественно, когда мы говорим, что годовая инфляция в стране по итогам марта составила 2,3%, то это не означает, что она одинакова для всех регионов. Более высокие значения обычно наблюдаются в Москве и Санкт-Петербурге. Там, где очень высокий спрос на товары и услуги и большой поток людей – инфляционное давление исторически всегда повышено. Есть регионы, где инфляция меньше, например, там, где развито сельскохозяйственное производство. Но отдельных целевых показателей по регионам у нас нет, потому что у нас единая страна.

– Как зарплата и инфляция связаны между собой? Чем выше зарплата, тем больше инфляция или наоборот?

– Зарплата влияет на инфляцию через спрос. Когда у граждан растут доходы, они начинают больше покупать. Значит, спрос на товары увеличивается. Если население хочет купить больше, чем производство может дать, тогда цены начинают расти. Когда рост одинаковый – мы хотим что-то купить, товары появляются на полках в нужном объёме, тогда рисков, связанных с ускорением инфляции, не будет.

По поводу зарплаты. Здесь также важно смотреть на уровень не номинальной зарплаты, а на уровень реальных выплат. То есть на то, что происходит с покупательной способностью зарплаты. А происходит вот что: когда инфляция ускоряется, то реальная заработная плата снижается: это означает, что на ту же зарплату можно купить меньше товаров и услуг. Поэтому если Банк России говорит, что мы будем держать инфляцию вблизи 4% и вокруг этой цифры она будет колебаться несильно, это долгосрочная уверенность по различным видам экономической деятельности. Тогда зарплата будет устойчивой и не будет колебаться.

– А вообще, низкая инфляция – это показатель того, что в регионе жить хорошо?

– Низкая инфляция – это только один из признаков экономически благоприятной среды. Конечно, это недостаточное условие, но необходимое. Здесь самое главное, чтобы инфляция была устойчивой. Важно, чтобы инфляция была на небольшом уровне, поддавалась прогнозу и позволяла строить долгосрочные планы. И наша задача – поддерживать её на стабильно низком уровне на постоянной основе. Для этого у Банка России есть набор инструментов, через которые мы влияем на инфляцию.

– Какой процент инфляции ожидается по России в этом году и по Крыму в частности?

– По России мы ожидаем к концу года, что выйдем на уровень 3-4%. Так как вы видите, что тенденции в Крыму такие же, как общероссийские, то у Крыма будет аналогичная динамика. Но у Крыма пока остаются свои риски, связанные с транспортной доступностью.

Достаточно большая доля товаров ввозится с материковой части России, и внешние цены могут повлиять на инфляцию в республике. Но, в принципе, вы будете наблюдать всеобщие российские тенденции, поэтому сильных отличий не будет.