Удар в спину
Удар в спину
26 ноября 2015 - 12:02
Удар в спину 26 ноября 2015 - 12:02
Екатерина Зуева

 

Ненависть к успехам России в Сирии поставила под угрозу отношения Стамбула и Москвы
С начала боевых действий в Сирии вооружённых сил России турецкое руководство было в рядах яростных критиков этой операции. 
Инфографика: lifenews.ru

Что, собственно, понятно: Москва спутала Анкаре все карты. Ведь в представлении турецкого президента Реджепа Эрдогана Сирия целиком и полностью должна находиться в сфере интересов наследников Османской империи. Соответственно, президентство Башара Асада для этих планов как кость в горле. А с поддержкой Москвы – уже даже не кость, а нечто куда гораздо объёмное. Но это, так сказать, политическая составляющая. 

Есть еще и более приземленные интересы, которые движут Эрдоганом и Ко, – нелегальная торговля нефтью, которую ИГИЛ добывает на захваченных территориях просто-таки в промышленных масштабах. При этом основным покупателем чёрного золота с кровавыми пятнами являются именно турецкие фирмы. В том числе и связанные с сыном Эрдогана. Такой семейный бизнес с террористическим подтекстом. Игиловцы продают туркам нефть по $20 за баррель, а те перепродают её уже по рыночным ценам – и все довольны. 

Или взять ту же торговлю историческими артефактами, которые «археологи» ИГИЛ извлекли из разграбленных памятников древности. Основная масса реликвий опять же переправляется в Турцию, а оттуда – в частные коллекции по всему миру.

А тут – Россия, которая начала воевать с ИГИЛ «по-взрослому» и без учёта всех этих более чем сомнительных схем обогащения. Первый истерический сигнал со стороны Анкары был получен 3 октября, когда российский военный самолёт Су-30 залетел на территорию Турции ввиду плохих погодных условий. И хотя в Министерстве обороны РФ принесли извинения, турецкий президент решил раздуть из этого скандал. Антироссийской истерикой были переполнены и комментарии Анкары по поводу беспилотника, сбитого 16 октября на турецко-сирийской границе.

А позавчерашний день и вовсе стал новой вехой российско-турецких отношений. 23 ноября в 10:24 по московскому времени истребитель турецких ВВС американского производства сбил российский бомбардировщик Су-24 на высоте 6 км.

По состоянию на вчера известно о том, что погибли, как минимум, двое российских военнослужащих. Один из них – пилот сбитого самолёта, который был расстрелян из автоматов с земли, куда спускался на парашюте после катапультирования. Другим погибшим стал морской пехотинец, участвовавший в поисково-спасательной операции: вертолёт с морпехами также был обстрелян и совершил вынужденную посадку. Впоследствии этот вертолёт был уничтожен противотанковой ракетой. Во всех этих случаях нападавшими оказались поддерживаемые Стамбулом и вою­ющие с регулярными сирийскими войсками турецкие туркмены.

По заявлению турецкой стороны, российский самолёт был сбит, потому что нарушил воздушную границу с Турцией. Пилотов якобы несколько раз предупредили, однако они эти предупреждения проигнорировали. Самолёт ВКС России находился в турецком воздушном пространстве почти 17 секунд, уточнили в Стамбуле.

В свою очередь начальник Главного оперативного управления Генштаба ВС РФ генерал-лейтенант Сергей Рудской заявил, что наш самолёт на территорию Турции не залетал, а был сбит над Сирией – место падения находится в 4 км от сирийско-турецкой границы. Более того, чтобы сбить российский бомбардировщик, турецкий истребитель сам пересёк сирийскую границу. Никаких предупредительных сигналов от турецких лётчиков не поступало. По словам Рудского, данный инцидент следует расценивать как грубейшее нарушение норм международного права с самыми тяжёлыми последствиями. «Видимо, поэтому Турция начала экстренные консультации с НАТО вместо того, чтобы вступить в срочном порядке в контакт с Министерством обороны Российской Федерации», – предположил представитель Генштаба. Теперь все вылеты российских бомбардировщиков будут прикрываться истребителями. Крейсер «Москва» подойдёт вплотную к сирийскому берегу в районе Латакии, будет прикрывать пилотов своими системами ПВО. Все контакты с Турцией по военной линии будут прекращены, подчеркнул генерал-лейтенант.

Но самые главные слова того дня, после которых можно прогнозировать характер и тональность дальнейшего диалога Москвы и Стамбула, произнёс Президент России Владимир Путин. «Это трагическое событие будет иметь серьёзные последствия для российско-турецких отношений. Мы всегда относились к Турции как не просто к близкому соседу, а как к дружественному государству. Не знаю, кому было нужно то, что сделано сегодня, во всяком случае, не нам», – сказал глава государства на встрече с королём Иордании Абдаллой II в Сочи. «Это событие выходит за рамки обычной борьбы с терроризмом. Конечно, наши военные ведут героическую борьбу с террором, не жалея себя и не жалея своей жизни. Но сегодняшняя потеря связана с ударом, который нам нанесли в спину пособники террористов. По-другому я не могу квалифицировать то, что сегодня случилось», – заявил Президент России.

Собственно говоря, отношения уже начали пересматривать. К примеру, министр иностранных дел РФ Сергей Лавров отменил запланированный на этой неделе визит в Стамбул. Кроме того, он сделал заявление, в котором рекомендовал российским гражданам воздержаться от поездок в Турцию ввиду высокой террористической угрозы. А уже вечером всё того же трагического дня Рос­туризм довёл до сведения российских туроператоров и турагентов требование приостановить продажу путёвок в Турцию. В том числе и через третьи страны. При этом ведомство предупредило, что оказание услуг по организации путешествий в условиях угрозы безопасности туристов «является грубым нарушением законодательства Российской Федерации и влечёт за собой применение к виновным лицам мер юридической ответственности».

На сегодня это – самая ощутимая (но, думается, не последняя) пощёчина Анкаре: Россия для Турции – вторая страна (после Германии) по числу туристов. Так, за первые девять месяцев этого года Турцию посетили 3,3 млн россиян, которые оставили, по подсчётам турецкого министерства курортов, порядка $2,3 млрд.