«Я ещё молод и активен»
«Я ещё молод и активен»
30 марта 2016 - 20:03
«Я ещё молод и активен» 30 марта 2016 - 20:03
Луиза Михайлова
Сын знаменитого артиста Максим Никулин считает, что в 60 у него впереди ещё много интересных проектов  
Сын легендарного советского комика Юрия Никулина продолжает дело отца. Он получил журналистское образование в МГУ, работал на радио, телевидении и в печатных СМИ. В 1997 году Максим Юрьевич возглавил Московский цирк Юрия Никулина, чтобы сохранить традиции русского цирка и передать эстафету своим сыновьям – Юрию и Максиму. Сегодня цирк на Цветном бульваре выступает в Симферополе, а «Газета» поговорила с его руководителем.
Максим Никулин сейчас …

– Я всегда знал, что меня будут сравнивать с отцом, – рассказывает Максим Никулин. – Наверное, поэтому я не хотел выступать в цирке. Но руководить цирком – это другое. Мне нравится моя работа и то, что я делаю. Я ещё молод и активен – мне будет только 60, – признаётся он. – Так что впереди ещё много интересных проектов. Конечно, хотелось, чтобы сыновья помогали в моей работе. Но я не могу их заставлять. Сейчас один из сыновей готовит гастрольные программы, а второй занимается пиаром. 

– Значит,  вы поступаете так же, как и ваши родители, которые не навязывали вам ни актёрское, ни цирковое  искусство? Но вы всё-таки засветились на экране в комедии «Бриллиантовая рука»?

… и в своей первой и единственной роли в фильме «Бриллиантовая рука» вместе с Андреем Мироновым.       

– К чести моих родителей, они никогда меня ни к чему не подталкивали. С «Бриллиантовой рукой» всё получилось случайно. Я не проходил отбор, просто режиссёру нужен был худой белобрысый мальчишка, а я попался ему на глаза. Ко мне подошёл папа и сказал: «Иди к дяде Лёне (Леонид Гайдай – режиссёр фильма. – Авт.), он тебе расскажет, что надо делать». Это была моя первая роль, она же последняя. Но какие у меня были партнёры! Андрей Миронов, Анатолий Папанов…

– Во многих интервью вы говорили, что вас воспитывала бабушка и что вам не хватало родителей…

– Отца я узнал по-настоящему за два с половиной года совместной работы в цирке.

В детстве родителей видел всего два раза в году по полтора-два месяца, потому что они очень быстро стали популярными и у них была гастрольная жизнь. А я жил со своей бабушкой в Москве. Возможно,  об этом говорить горько, но такова жизнь. 

Стоит сходить

Московский цирк Никулина привёз в Симферополь дрессированных медведей за рулём автомобиля, вышколенных той-терьеров и такс, играющих с мячиками, послушных лошадей, гарцующих в манеже. А также гимнастов на батутах, лучших эквилибристов и мастеров клоунады.

– Юрий Никулин был отличным рассказчиком анекдотов. А вы собираете анекдоты? 

– Как говорил отец, «самый лучший анекдот – свежий», ещё не рассказанный. Помню, как ему предложили сделать сборник анекдотов от Никулина, он первое время носился с этой идеей, а потом отказался. Говорил, что анекдот смешным делает рассказчик, а многие смешные анекдоты печатать нельзя. Цензура.

– Почему для своих  нынешних  гастролей вы выбрали именно крымскую столицу?

– Любая наша программа может работать и на Цветном бульваре, и на Вернадского, и в Санкт-Петербурге, и в Симферополе – везде. Но сейчас 
в России сложилась такая ситуация, когда цирки монополизированы государственными компаниями, к примеру, Росгосцирком. Мы же не можем влезать в гастрольные графики других цирков. Мы ищем новые пути, чтобы показывать наше наследие, наше видение. Так что чем шире география наших представлений, чем больше городов, тем для наших артистов и цирка лучше. 

– Как бы вы охарактеризовали вашего зрителя?

– К нам приходят люди, желающие абстрагироваться от того негатива, который их окружает. Они приводят своих детей, чтобы показать то, что они видели 20-30 лет назад на Цветном бульваре. Поэтому каждый из артистов создаёт такие номера в своём жанре, которые рассказывают маленькие истории. Наш цирк работает в направлении, которое я бы назвал classic modern: с одной стороны, чтобы зрителям было интересно и мы могли зарабатывать деньги, и сохранять традиции цирка Никулина – с другой. Ведь люди стали другие – более изощрённые, требовательные, они больше видят, больше знают. И мы должны соответствовать высокому уровню.