«Я делаю неформат,  зато духовный»
«Я делаю неформат, зато духовный»
09 марта 2016 - 13:24
«Я делаю неформат, зато духовный» 09 марта 2016 - 13:24
Луиза Михайлова

 

Режиссёр и актриса Елена Цыплакова верит в вечные ценности и считает, что не обязательно пробовать яд на вкус
Известный российский режиссёр и актриса Елена Цыплакова приехала в Крым и побывала на крымском телевидении, радио, пришла на встречу в медиаклуб «Формат А3», чтобы представить свою очередную режиссёрскую работу – театральную постановку «Мать Иисуса». Киноверсия постановки уже побывала в Кишинёве, а на сцене одного из московских театров она идёт больше трёх лет.
Режиссёр с удовольствием рассказами о своей профессии, беседа со зрителями
была очень оживлённой. Фото: Антон ВОЛК
 

– Для театра это не совсем привычный материал, – рассказывает Елена Цыплакова, – многим актёрам было очень сложно играть такие непростые роли. Мы пытались воссоздать библейское время. И мне нравится, что в этой пьесе показывается рождение многих обрядов: первая исповедь, крещение, целование. Сейчас сложно найти материал для пьесы или фильма, который бы давал духовную пищу для человека ищущего.

«Кино достаточно грубый вид искусства: только то, что в кадре и только то, что можно показать. Но результат иногда получается даже интересней, чем ты себе представлял»

А ведь многие действительно едут в столицу за культурой! На встрече крымчанка поделилась впечатлениями от поездки в Москву – посетить музеи, театры. Каково же было ее удивление, когда в Пушкинском театре «замечательные актёры играли грязь». Она посетовала, что после спектакля на душе осталась «лишь пакость».

«На съёмочной площадке у меня никто не ругается матом, все курят в сторонке. И все равны и перед людьми, и перед Богом. Для меня не существует разницы между звездами и рабочими – все работают»

 Знаете, как старцы говорят? – ответила Цыплакова. – Не обязательно яд пробовать на вкус. И, прикасаясь к грязи, невозможно не испачкаться. Я тоже редко хожу в театр и кино не всякое смотрю. Бывают фильмы, после которых молишься, чтобы забыть то, что видел, ведь это проникает в подсознание до дурноты физической. Американцы подсчитали, что к 18 годам молодёжь успевает увидеть порядка 150 тысяч преступлений. Представляете бомбу замедленного действия?

Режиссер подбодрила публику, советуя «не замыкаться на том, что плохо». Она уверена, что «сейчас то время, когда людям, устремляющимся к духовной жизни, очень сложно». Веру Цыплакова обрела уже будучи взрослым человеком, но в детстве, слушая бабушкино чтение Евангелие, мечтала научиться ходить по воде.

«Одна моя подруга спрашивает: «Неужели ты думаешь, что Богу важно, какое ты кино снимешь? Ему важно, как ты его снимала, как люди себя вели». После этого я стала спокойней относиться к самовыражению актёров. А на первых своих картинах лезла во все: поправляла грим, костюмы, чего только не делала…»

 

Режиссёр согласилась с тем, что на полуострове «потрясающие места для кино».

– Если у меня получится найти средства на проект, который я задумала, то одну важную сцену я сниму в Крыму, – рассказала она. – Мы будем искать финансы на неформатное кино. Про это даже анекдот есть. Умирает киношный продюсер, приходит к вратам рая, а там стоит ангел. Ангел спрашивает: «Простите, а вы чего сюда пришли? Вам не сюда, вам туда (показывает на ад), вы для нас неформат». К сожалению, история, которую я хочу снять, это тоже неформат. У нас сейчас очень много талантливых неформатных киношников. Некоторые из них уходят преподавать, чтобы как-то прокормить свои семьи.

«Если бы вы почитали, какие даются распоряжения редакторам телевизионных каналов…Что можно брать? Никаких заносов в религию, в политику. Ориентировочная аудитория – 45+. А сценарист, кто предлагает ту или иную программу, обязан расписать, почему зрителю этот материал должен понравиться»

– Театральные постановки и фильмы делает очень много людей. Конечно, что-то не получается из-за недостатка финансов, людских ресурсов. Кино – достаточно грубый вид искусства: только то, что в кадре, и только то, что можно показать… Более того, снятый материал уже диктует, как его монтировать. Сначала придерживаешься сценария… А потом приходится раскладывать сцены, как пасьянс, – рассказала Елена Цыплакова. – Со сценариями тоже большая работа. Когда снимала фильм «Чужое гнездо», помню, сильно ругалась с редактором из-за одной глупой сцены. На что он мне ответил: «Лена, у нас один из авторов – поэт». А то, что на каждой странице в сценарии поминают чёрта по 5-6 раз? Представляете, все 270 серий? Но несмотря ни на что, я стараюсь делать качественное кино, пусть и неформат, зато духовный.

«У нас на телевидении работают такие кадры! Была ситуация, когда мои коллеги искали свежий формат для программы об интересных людях Один из руководителей каналов пришел и говорит: «Что вы мне тут ерунду какую-то суёте? Мне нужен материал для быдла из спальных районов»