Взбираемся на яйлу и удивляемся – растениям, видам, истории
Взбираемся на яйлу и удивляемся – растениям, видам, истории
26 июля 2020 - 17:00
Взбираемся на яйлу и удивляемся – растениям, видам, истории 26 июля 2020 - 17:00
Петр Локтионов

 

Малый Маяк, пожалуй, одна из самых популярных остановок на троллейбусной трассе Алушта – Ялта. Отсюда прямая дорога к удалённым от «благ цивилизации» и именно поэтому любимым многими прибрежным уголкам: Кучук-Ламбат («Утес»), Карабах, Кастель. Их история связана так или иначе с именами Пушкина, Грибоедова, Жуковского, Кёппена, декабристов братьев Поджио.

Но из этих мест, пусть и очень известных, давайте рванём от моря вверх, в горы. Речь идёт о Парагильмене. Местные жители прозвали эту гору Чёртовой.

Заветный клад Суфракиса

Существует древняя легенда о Парагильмене. Жители селений Кучук- и Биюк-Ламбад во время нападений укрывались в этой природной крепости. Переждав лихое время, они возвращались на пепелища. Лишь убедившись в том, что повторное нападение не грозит, главы семейств отправлялись на гору, где в заветном месте хранили сосуды со своими богатствами.

Жил в Биюк-Ламбаде Кривой Суфракис. Причем Кривым его звали не за то, что позвоночник у него перекосило или видел он лишь одним глазом. С рождения одна нога Суфракиса была короче другой, отчего не мог он ровно ходить – только зигзагами.

И вот однажды снова запылали костры по всему берегу, сигнализируя о приближении пиратов. Погнали люди скот на дальние пастбища, взяли с собой самые нужные вещи и поспешили подняться на гору. Своё добро Суфракис нёс сам. Наверху он стал искать место, чтобы спрятать заветный кувшин. В качестве ориентира выбрал огромный древний тис. А потом своим шагом-зигзагом отмерил параметры клада.

Но особенно жестокой в тот раз была осада. Много лет прошло, прежде чем всё успокоилось и мужчины смогли пойти на гору и забрать свои кувшины. К этому времени стар стал Суфракис и не смог сам подняться, а послал сыновей. Поднялись сыновья на гору, но ничего не нашли – подвели ориентиры, шаг-то у их отца был сложный.

Перерыли всю гору. Так и умер Суфракис, не дождавшись, когда найдут его сокровища. Местные жители из поколения в поколение передают секретные цифры и замысловатые рисунки в надежде когда-нибудь отыскать заветный клад Кривого. И если вы увидите на Парагильмене свежевырытую яму, не удивляйтесь. Значит, ещё один потомок Суфракиса ищет кувшин с ценностями. Так гласит местная легенда.

У подножия Чертихи

Парагильмен называют ещё горой-путешественницей, и не случайно: специалисты свидетельствуют, что она постепенно спускается к морю – по нескольку сантиметров в год. Дело в том, что возвышается сей горный кряж (удивительно красивый, видный из окна троллейбуса, едущего к Ялте) на известковых почвах, к тому же изъеденных подземными водами.

К подножию горы любит приходить не только приезжий, но и местный люд. Здесь спокойствие и величавость вековых скал и полян навевают особые чувства. Понимаешь, что означает «место с сильной энергетикой», которое дарит эмоциональный и духовный подъём. Сюда, кстати, не единожды приезжали йоги – поговорить с природой, побыть с ней один на один,
помедитировать.

У подножия Чертихи, рядом с горной дорогой, вырывался когда-то из-под земли родник, который местные жители называли «первым водопоем».

А чуть дальше, возле дороги, между двух больших камней маняще темнел небольшой извилистый и крутой лаз, ведущий в одну из многочисленных таинственных подземных пещер Чёртовой. Туда спускались местные смельчаки. Неглубоко, протискиваясь между узкими каменными стенками. Было, было…

Нынче уже не найти входа в «адово» подземелье – укатала его асфальтированная дорога, которая сейчас позволяет гораздо быстрее и легче добраться до подножия Чёртовой горы. А уж отсюда, с так называемых Белых полян рукою подать до вершины. Потом пройти извилистой горной дорогой (по которой когда-то на лошадях поднимались местные пастухи и сенокосцы) наверх, на яйлу – это чудо Южнобережного Крыма.

Когда попадаешь в сказку…

Здесь испытываешь чувство вселенского простора, свободы и поистине безумной радости. Чувство, подаренное нам природой-матушкой; которое таится в нас и лишь иногда, лишь при случае (пожалуй, именно при таком) выплескивается наружу. Чем отличается горное плато от яйлы? Такой вопрос иной раз можно услышать от приезжих. Да, в общем-то, ничем. Это, в принципе, одно и то же. Яйла – тюркское название естественных пастбищ на плоскогорье в Крымских горах.

Но слова скучны. Чтобы понять, что же такое яйла на самом деле, безусловно, надо побывать хотя бы на одной из них. В Крыму их несколько: Ай-Петринская (1320 метров над уровнем моря), Ялтинская (1406 м), Никитская (1470 м), Гурзуфская (1540 м) и Бабуган-яйла, за горой Парагильмен, с наивысшей точкой Главной гряды Крымских гор – Роман-Кош, высота которой 1545 метров.

Здесь, на Бабуган-яйле (Бабуган в переводе «отец гор») вы одновременно можете испытать многие ощущения. Индейца, бредущего в прерии в поисках добычи. Космонавта, попавшего на неизвестную, но такую прекрасную планету. Или учёного-ботаника, который волею судеб оказался среди тысяч неизвестных цветов и трав и попросту впал в транс… До 930 видов растений в общей сложности произрастает здесь, как утверждают специалисты. Разнотравье яйлы поражает любого. Это нужно видеть! Особенно в июле-августе, когда набирает силу и мощь многоцветье трав и растений…

Чертовски хороша гора Парагильмен даже отсюда, сверху, с Бабугана. Мы спускаемся вновь на её крутобокую вершину, чтобы увидеть удивительный мир: троллейбусная трасса Алушта – Ялта, словно нитка, брошенная среди зелени прибрежных холмов; вдали синеют скалы Кучук-Ламбата («Утес») и будто дышит от струй поднимающегося вверх жаркого воздуха древний Аю-Даг (Медведь-гора); слева, вдали, покрыт синей дымкой восточный – причудливый алуштинский берег. А совсем рядом, под ногами – крутые обрывы, скалы, камни. И – небольшой памятный знак погибшему молодому скалолазу…

«Нет алых роз и траурных лент, и не похож на монумент тот камень, что покой тебе подарил…» Может, здесь и Высоцкий был.
Фото автора, Геннадия ИВАНЧЕНКО и из Интернета.