Вторая мировая война закончилась в сентябре
Вторая мировая война закончилась в сентябре
09 июля 2015 - 20:02
Вторая мировая война закончилась в сентябре 09 июля 2015 - 20:02
Никита Петров

Маньчжурская операция на Дальнем Востоке велась не только на суше, но и на море 
Красная армия в августе 1945 г. была совсем не похожа на ту, которая всего четыре года назад отражала наступление немецких войск. Солдаты были прекрасно экипированы, отлично вооружены и имели всё необходимое для действий в любых условиях. 
Высадка советского десанта в Маньчжурии.

(Продолжение, начало в №№ за 17 июня, 2 июля)

«…Перед погрузкой на корабль на каждого солдата выдали 10 дисков, вооружили до зубов. И каждому вручили 10 противотанковых гранат и вволю гранат Ф-1. С собой таскали два диска, больше тяжело. Остальное оставляли в тылу, оттуда уже подносили, если патроны заканчивались. Всё предусмотрели: даже веревочные «кошки» выдали для того, чтобы штурмовать здания и забрасывать их в окна второго или третьего этажей. Кстати, перед погрузкой учили по канату лазить», – вспоминал один из участников этой войны Иван Клишенко.

Многие командиры получили опыт боев, обороняя Крым в 1941-1942 гг. Например, казахстанец Апетай Ахметбеков, защитник Севастополя, в составе 243-й дивизии 53-й армии освобождал Порт-Артур уже в звании майора. Его батальон первым вошел в Порт-Артур, опередив американцев. Он был награжден орденом Александра Невского, двумя орденами Отечественной войны 1-й степени и Красной Звезды. 

Такие офицеры быстро подготовили из новобранцев опытных солдат. Например, таких, как крымчанин Иван Клишенко, о котором уже шла речь. Он вспоминает: «…Вечером всем 2-м батальоном сели на большущий корабль и тронулись во время сильного тумана. За нашим кораблем и по бокам двигались сторожевые катера. На палубе стояли несколько лёгких танков, орудия, автомобили, пулемёты и лошади с бричками. Когда подошли к корейским берегам, то узнали, что будем штурмовать город-порт Сэйсин. Морская пехота уже ожесточённо воевала на берегу. …15 августа рано-рано утром высадили 1-й батальон нашего 202-го стрелкового полка, но сделали это прямо в порту, где у ворот наши ребята столкнулись лоб в лоб с двумя дзотами, а третий японский пулемёт стоял на фланге и открыл сильный перекрёстный огонь по ним. Так что мы должны были помочь своим. … Когда пошли к воротам в порт, то в воде по краям пирса плавали трупы наших ребят, один на одном. Первый батальон почти целиком был выбит, уцелели только комбат и его адъютант, которые спрятались в угле в порту. Мы их после боя уже достали. Получилось так, что мы обошли японские дзоты с тылу, сразу дали ракету, показали, где располагаются эти огневые точки. …И началась страшная канонада. Как она заглохла, с корабля стали высаживать основные силы батальона. Когда после артподготовки мы приблизились к дзотам, то увидели, что у пулемётов оставались смерт­ники-камикадзе, оттуда их, оглушённых, мы выводили и забирали. Дальше начались небольшие стычки с врагом, японцы бегали по кустарникам по небольшим дорожкам, а те кусты страшно колючие, японцы через них ловко прыгали, а мы туда не лезли, только отстреливались».

Воевали в основном умело, жизни солдат берегли. Крымчанин Иван Намоконов вспоминал о тактике штурма укрепления врага: «…По дороге мне пришлось несколько раз участвовать в уничтожении вражеских дзотов. По сути дела, у нас, чтобы ликвидировать какое-то укрепление, по опыту войны с немцами сразу же создавалась штурмовая группа. Первым ползёт сапёр со щупом, вторым – с миноискателем, третий несёт специальные сапёрные ножницы для резания колючей проволоки, четвертый – взрывчатку, пятый – гранаты, а в конце несколько автоматчиков. Подбирались к дзоту, взрывали его, кидали внутрь несколько гранат, после чего автоматчики туда врывались. В нашей группе потерь не было, всё проходило удачно».

Выручало войска и то, что над головами японцев непрерывно висела советская авиация. Особое внимание уделялось воздушной разведке. В такие вылеты, скоро ставшие привычной работой, уходил капитан Федор Василенко: «…Первый боевой вылет во время войны с Японией не очень хорошо помню, потому что он мало чем отличался от ночных полётов по проверке боеготовности системы противовоздушной обороны. В основном по ночам вылетал на разведку в район Сахалина. Иногда приходилось трудновато обнаруживать войска противника, ведь на Дальнем Востоке было введено как нами, так и японцами очень строгое затемнение, нигде ни огонька, даже курили тишком, прятались, автомашины были с синими фарами. Приходилось иногда сбрасывать бомбочку, тогда японцы начинали меня обстреливать, в это время было главным заданием определить их месторасположение и быстренько удрать от вражеских зениток. Мои товарищи выполняли и другие задания: бомбили места скопления войск, топили корабли и танкеры. После высадки десанта несколько экипажей получили поручение подбрасывать нашим войскам хлеб, и они успешно выполняли это задание. Данные разведки я передавал после приземления, ко мне подходили штабисты и всё получали – карту и снимки».