Всё о работе Крымской астрофизической обсерватории РАН: интервью с директором
Всё о работе Крымской астрофизической обсерватории РАН: интервью с директором
26 июня 2021 - 10:16 Фото: Михаил Гладчук
Всё о работе Крымской астрофизической обсерватории РАН: интервью с директором 26 июня 2021 - 10:16
Анастасия Березовская

 

Существует ли жизнь за границами Солнечной системы? Как следят за опасными астероидами и космическим мусором? Можно ли на полуострове построить новые телескопы? Об этом и многом другом в беседе с «Крымской газетой» рассказала директор Крымской астрофизической обсерватории РАН Алла Ростопчина-Шаховская.

ТЕЛЕСКОПЫ, МАСТЕРСКАЯ И РАСЧЁТЧИКИ

– Обсерватория находилась на грани закрытия в 2013 году. Как на ней отразилось воссоединение Крыма с Россией?

– Обсерватория находилась на грани потери самостоятельности, а не закрытия. Тогда её сделали филиалом Киевского национального университета им. Шевченко. Но в 2014 году было образовано сначала республиканское учреждение – научно-исследовательский институт РК «Крымская астрофизическая обсерватория», а в сентябре 2015 года вышло распоряжение Правительства РФ об образовании в Крыму сети федеральных учреждений, в том числе нашего федерального государственного бюджетного учреждения «Крымская астрофизическая обсерватория РАН».

В 2014 году обсерватории значительно увеличили финансирование. Мы смогли перевести наших сотрудников, которые работали на 0,25 и 0,5 ставки на полные. Это позволило поддержать их и дать возможность работать в полную силу. Кроме того, мы стали получать средства на капитальный ремонт и приобретение оборудования. Самое важное, что мы получили, – возможность работать так, как нам хотелось бы.

– В обсерватории находится уникальное оборудование. Как оно обновляется?

– Действующих телескопов у нас около 20. Крупнейшие – это второй по величине в России зеркальный телескоп им. Шайна (ЗТШ) с диаметром зеркала 2,6 метра и радиотелескоп РТ-22, который, хотя и строился в 60-х, но по точности изготовления поверхности его антенны входят в десятку лучших в мире. Из оптических инструментов основными являются ЗТШ, АЗТ-11 и малые телескопы, которых не счесть. Всё это уникальное оборудование, потому что каждый телескоп строится под определённую задачу.

Сказать, в каком оборудовании нуждается обсерватория, сложно. Многие приборы имеют свой срок жизни, поэтому необходимо, чтобы по мере того как они выходят из строя, происходило обновление.

– 20 телескопов – и все рабочие?

– За последний годы мы вывели из работы один в связи с тем, что просто по моральным признакам он устарел. Это гамма-телескоп, построенный в начале 60-х. Всё, что мог дать этот инструмент в нынешних условиях, он уже дал. На нём было открыто гамма-излучение, приходящее от объектов из космоса, и отождествлено, от каких именно объектов оно приходит. Теперь мы его консервируем. Он останется как экскурсионный объект.

– Нужны ли Крыму новые телескопы?

– В этом нет необходимости. Новые нужно устанавливать в тех местах, где хороший астроклимат – то есть там, где можно получить более 350 наблюдательных ночей в год. Такие места в мире можно буквально по пальцам пересчитать. Крым в этот список не входит – здесь и засветка, и перемещение воздушных масс, и влажность воздуха… Для того парка телескопов, которые есть у нас, здесь условия достаточные. Но для новых, с диаметром зеркала около 10 метров условий в Крыму недостаточно – построить телескоп можно, но это мало что даст для прорыва вперёд.

– Какова судьба телескопа «Синтез»? Говорили, его начал восстанавливать ваш сотрудник-энтузиаст.

– Для понимания начну с того, что ни один из крупнейших современных телескопов в мире не имеет цельного зеркала. Все зеркала собраны из сегментов, которые меняют форму поверхности с помощью электронных устройств, чтобы создать оптимальную для конкретной ночи форму зеркала. Многосегментные зеркала впервые были разработаны в Крымской обсерватории на базе телескопа «Синтез».

Проект «Синтез» был предложен ещё в конце 70-х годов и реализован в 80-х. Эксперимент показал, что это направление интересное, и его подхватили в мире.

Но у нас сложилось так, что «Синтез» вышел из строя. Наш научный сотрудник Сергей Назаров, большой энтузиаст, взялся восстановить телескоп. Мы планируем после обновления других изготовить для «Синтеза» новую оптическую систему. Для этого есть все возможности. У нас работает один из лучших в мире расчётчиков оптических систем для телескопов – Валерий Юзефович Теребиж. Этот уникальный человек способен рассчитать системы для телескопов с ювелирной точностью.

У нас есть свои оптико-механические мастерские, которые позволяют обновлять оборудование. Сейчас в нашей оптической мастерской выполняются работы по изготовлению нового зеркала для АЗТ-11. Этот телескоп в строю с начала 80-х годов, но, к сожалению, лет семь-восемь назад оказалось, что заготовка, из которой было выплавлено зеркало, не очень качественная. Там имеются различные каверны, которые недавно вскрылись. Сейчас из имеющейся у нас другой заготовки делается новое зеркало. В этом году мы планируем закончить работы и установить его. В этом же году завершаем обновление телескопа РК-800. Он с середины 90-х годов был закрыт. Мы надеемся, что уже в ноябре на нём начнутся регулярные наблюдения. После этого возьмёмся активно за «Синтез».

Роскосмос показал фото Ялты после потопа >>

МЫ НЕ ОДНИ?

– На каких научных направлениях специализируется обсерватория сейчас? Какие из них будут особо перспективны в будущем?

– Направления, которыми мы занимаемся, сложились за годы работы обсерватории. Во-первых, это физика Солнца. Постоянно работают три оптических телескопа и три солнечных радиотелескопа, которые фиксируют происходящее там. Направление исследования Солнца имеет две ветви. Первая – это понять, как происходят вспышки, почему случаются выбросы массы и какие предвестники на диске Солнца можно увидеть.

Второе вытекает из факта влияния Солнца на Землю. Современная электроника, средства связи подвержены приходящему от него излучению. Уже известны случаи, когда значительные вспышки приводили к выходу из строя больших энергетических систем. Особенно это касается нарушений в энергетических системах крупных городов: могут перестать работать лифты в многоэтажных зданиях, прекратиться подача воды и пропасть любая связь. Могут произойти катастрофические явления. Поэтому важно научиться понимать, что происходит и как, предугадывать явления на Солнце, чтобы успеть принять меры. Это направление очень перспективно и будет развиваться в будущем.

Другое перспективное направление – внегалактические исследования. Оно должно дать ответы на такие вопросы: как появилась наша Вселенная? что такое чёрные дыры? как происходит их формирование? Между двумя этими крайностями расположены все остальные наши исследования.

– А исследование звёзд?

– Половина сотрудников обсерватории работает над этим: изучают их химический состав, звёздную эволюцию и катаклизмические звёздные системы. И чем больше мы узнаём, тем больше вопросов появляется. О перспективности этого направления говорит тот факт, что несколько лет назад Нобелевскую премию в области физики присудили за открытие экзопланет – планет у других звёзд.

В нашей обсерватории ещё с середины 80-х годов начались исследования звёзд с протопланетными дисками. Мы никогда не говорили, что у них находятся экзопланеты. Мы говорили, что вокруг этих звёзд есть диски, где идёт формирование планет. То есть наши исследования методами фотополяриметрии примерно на десятилетие опередили исследования экзопланет в мире.

– По сути, исследование экзопланет – один из путей к тому, чтобы ответить на вопрос: одни ли мы во Вселенной?

– Человек всегда искал ответ на этот вопрос. Если раньше мы считали, что уникальны, что жизнь на Земле уникальна, что наше Солнце уникально, то теперь постепенно приходим к пониманию: солнца, как наше, существуют среди других. Вокруг многих из них существуют системы, аналогичные Солнечной. Экзопланетные системы найдены сейчас у многих звёзд, ведутся исследования, чтобы понять, есть ли там атмосфера. Пока много загадок. Но уже есть понимание, что существует зона обитаемости, где на определённом удалении от звезды возможно образование жизни. Поиск экзопланет – это одно из направлений, в которых наша обсерватория тоже работает.

– Как вы считаете, есть ли во Вселенной жизнь?

– Есть. Не думаю, что наша Солнечная система настолько уникальна, что только здесь появилась жизнь. Сама по себе она является одним из этапов эволюции Вселенной. Раньше или позже, но на тех планетах, где возможно зарождение жизни, произойдёт соединение веществ, которое породит её. Разумная жизнь – это более редкое явление. Но, опять-таки, сложно считать, что мы исключительные. Скорее всего, где-то и когда-то во Вселенной уже была или будет другая форма разумной жизни…

ПРЯМО НАД ЗЕМЛЁЙ

– Обсерватория проводит много исследований, для «Роскосмоса» в том числе?

– С самого начала развития астрономических исследований в нашей обсерватории проводились исследования астероидов и планет. Первоначально это было открытие астероидов и их каталогизация. Сейчас это направление перешло в другую плоскость – в основном мы отслеживаем астероиды, которые могут принести вред Земле, то есть могут приблизиться к ней на опасное расстояние. Что касается исследований для «Роскосмоса», небольшая группа, которая выросла из группы астрометристов, следит за спутниками.

В основном «Роскосмос» ставит определённые задачи. Например, потерялась связь со спутником, необходимо его найти и понять, что с ним случилось. Или вывод спутника на орбиту: необходимо пронаблюдать процесс и убедиться, что он выходит на заданную траекторию. Если не выходит, по наблюдениям вносятся корректировки.

– А космический мусор? За ним тоже наблюдаете?

– Да, особенно на геостационарной орбите. В этой области наша обсерватория была в числе лидеров. До того как «Роскосмос» ввёл несколько своих станций для наблюдений, в том числе за космическим мусором, наша группа исследователей давала около 30% всех наблюдений. В том числе ею были найдены уникальные объекты, существование которых на тот момент не предполагалось, – с большим отношением площади поверхности к массе.

ОХРАННАЯ ЗОНА

– Какие главные враги у крымской обсерватории? Что препятствует работе и развитию?

– Значительно препятствует работе отсутствие законодательной базы, которая устанавливала бы охранную зону вокруг обсерватории. Российским астрономическим сообществом и Министерством науки и высшего образования России этот вопрос прорабатывался, был создан проект постановления Правительства РФ, которое регламентировало бы установление охранных зон вокруг астрономических обсерваторий. Это проблема не только наша. Но, к сожалению, постановление не было принято. Сейчас астрономическое сообщество и министерство пытаются учесть те замечания, которые были выданы другими министерствами, чтобы стало возможным принять это постановление.

– Расскажите, как вам – учёному и управленцу и в то же время семейному человеку удаётся сохранять баланс между работой и семьёй?

– Так же, как и всем. Я воспринимаю работу как часть своей жизни. Одна часть – семья, дети. Другая – администрирование обсерватории. Третья – научные исследования. Всё вместе это и есть жизнь. Считаю себя очень счастливым человеком. Секрета счастья у меня нет, я просто счастлива.

БЛИЦ-ОПРОС

– На какие недостатки вы можете закрыть глаза?

– Я всегда пытаюсь понять, что побудило человека на те или иные действия. В каком-то случае можно закрыть глаза, если человек хотел совершить поступок с благой целью. В другом случае, когда понимаешь, что за поступком стояла корысть, – на такое глаза уже не закроешь.

– Кто для вас пример для подражания?

– Мой свёкор – Николай Михайлович Шаховской – человек цельный и с прекрасной жизненной позицией, который всю жизнь посвятил астрономии.

– Опишите себя тремя словами.

– Счастливая, любопытная, вредная.

– Ваше слово-паразит?

– Междометие «ну». Я люблю его как вводное слово ставить к месту и не к месту (смеётся).

– За что вы можете забанить человека в соцсетях?

– За проявление экстремистских вещей. Я бы хотела, чтобы больше было показано, что в жизни есть много хорошего. Такого, к чему и нужно стремиться.

– Выигрывали ли вы в лотерею?

– Нет.

– Для кого хотели бы попросить счастья?

– Для своих детей.

– Где вы любите отдыхать?

– В Крыму: погулять вокруг обсерватории или съездить на море в Кацивели.

– Как вы представляете себе идеальный день?

– Когда рабочий день заканчивается в 17:00.

– Если бы вы могли есть только одно блюдо всю вашу жизнь, что бы это было?

– Сыр. Во всех его вариантах.