Вся жизнь – театр…
Вся жизнь – театр…
17 октября 2015 - 20:30
Вся жизнь – театр… 17 октября 2015 - 20:30
Ирина Шапар
«Газета» заглянула за кулисы одного из крупнейших театров крымской столицы 
«Газета» продолжает рубрику «Один день со специалистом», в которой представители самых разных профессий раскроют подробности рабочего процесса, поделятся секретами и помогут разобраться в тонкостях любимого дела. Сегодня мы знакомим читателей с главным художником-постановщиком Государственного академического музтеатра РК Златой Цирценс.
Работа в бутафорском цеху не останавливается ни на минуту.

Главное, чтобы костюмчик сидел 

Касса, гардероб, зрительный зал да буфет – вот, пожалуй, и всё, что знакомо обычному зрителю театра. А ведь это только вершина айсберга! За кулисами от посторонних глаз скрываются гримёрные, склады с реквизитом, пошивочный и декорационный цеха… Там, собственно, и рождаются спектакли. А руководит этим процессом (во всяком случае, немалой его частью) наша сегодняшняя собеседница. Именно на её хрупких плечах лежит ответственность за многочисленные костюмы, реквизит и декорации…

До большой премьеры всего пять недель, и работа кипит вовсю. В пошивочном цеху неустанно стучат швейные машинки, в «столярке» что-то подкрашивают, а бутафоры паяют каркасы для многочисленных шляпок… Злата Цирценс весь день бегает по лестницам из одного цеха в другой. Где-то надо посоветовать, где-то помочь, где-то – поторопить… А главное – проследить, чтобы всё было сделано надёжно и правильно.

– Есть вещи, которых зритель не знает, но он обязательно заметит, если что-то не так, – на ходу поясняет Злата Валерьевна. – Например, если балерина делает мах, и становится чересчур заметно нижнее бельё, значит, юбка сшита неправильно.

Театральный костюм – вещь особенная: он помогает актёрам вжиться в образ, почувствовать дух эпохи и раскрыть характер персонажа. Поэтому и отношение к нему особенное – бережное и уважительное. На счету нашей собеседницы около 20 тысяч сценических костюмов. И каждый – маленькое произведение искусства.

Прямо сейчас идёт работа над пошивом 220 костюмов для мюзикла «Дубровский». Работа эта непростая, ведь одежда должна переносить зрителя в пушкинскую эпоху, но не стеснять движений артистов. Отчасти именно поэтому многочисленные платья, сюртуки и шляпки сохранили историческую наполненность нарядов начала XIX века, но отличаются от оригинальных кроем и силуэтом.

– Полностью повторять исторические костюмы больше свойственно для кино, чем для театра. Там копируют всё, вплоть до внешнего шва. Но это работа реконструктора, а не художника. Мне интереснее что-то придумывать, создавать, – размышляет Злата.

При этом костюм непременно должен передавать и характер персонажа, уверена наша собеседница.

– Для этого необходим какой-то акцент. Именно он подскажет зрителю, кто перед ним – эксцентричная дама или нежная девушка.

Злата Цирценс: «Исторический костюм должен выглядеть совре­менно».

Овации и декорации 

Декорационный цех встретил нас запахом свежей краски. Здесь создаётся атмосфера и обстановка театральных спектаклей. Каждая деталь продумывается до мелочей. Так, чтобы воссоздать пейзажи Инкермана для оперетты «Севастопольский вальс», Злата Валерьевна изучила бесконечное количество картин местных художников и исторических фотографий. Это позволило совершить невозможное – построить большой город на маленькой сцене. И сделать это так, чтобы зритель узнал знакомые с детства крымские пейзажи. А когда пришло время передать атмосферу героической обороны Севастополя, пришлось обновить и знания военной истории.

– Теперь я в совершенстве знаю все наземные корабельные пушки, – улыбается Злата Цирценс.

Впрочем, за такой кропотливый труд и награда полагается немалая. Это восторженные возгласы зрителей.

– Во время спектакля многие художники бегают за кулисами: что-то доделывают, что-то проверяют и поправляют. Я же всегда сижу в зрительном зале и слушаю его «дыхание». По нему всё можно понять.

Кстати, «дыхание зала» ощущают и актёры. За светом рамп они не видят зрителя, но чувствуют его реакцию, будь то вздох удивления или смех над остроумной репликой. Если публика ведёт себя холодно, весь спектакль может пойти под откос, уверена Злата.

– Не засмеялся зал после шутки – актёр на долю секунды растерялся. Свою растерянность передал партнёру по сцене. И начинается цепная реакция, которая может полностью погубить представление, – отмечает наша собеседница.

Серьги под запретом!

За годы работы в театре Злата Цирценс повидала всякого. Одни её истории забавные, другие – трогательные, третьи – поучительные… Так, однажды не совсем трезвый, но исполнительный монтировщик решил долить воды в бассейн. Вот только он не заметил, что представление уже идёт, и вышел на сцену в разгар первого акта.

Ещё один неприятный инцидент произошёл однажды с артистом одесского балета. Реквизитные сети запутались в его серьге. И, как назло, во время сложной поддержки. Не получить травму, продолжить выступление и удержать партнёршу – задача просто невыполнимая. Хорошо, что произошло это не на спектакле, а на репетиции. Между тем в большинстве театров артистам балета официально запрещено надевать серьги на представления. Так того требует техника безопасности. А её Злата Валерьевна уважает и соблюдает.

– Поэтому на моих спектаклях не может что-то сломаться, раскрутиться или рассыпаться. От этого зависит безопасность людей! Я лично проверяю каждый болтик.

Фото: Лидия ВЕТХОВА