Время закручивать гайки
Время закручивать гайки
19 июля 2016 - 12:01
Время закручивать гайки 19 июля 2016 - 12:01
Екатерина Зуева

 

Неудавшийся военный переворот открыл Реджепу Эрдогану широкое окно возможностей для укрепления своей власти
Итак, на этот раз ставший уже традицией в политической жизни Турции военный переворот не увенчался успехом. В течение суток попытка, как оказалось, незначительной части вооружённых сил страны свергнуть президента Реджепа Эрдогана и правительство была нейтрализована. Несмотря на весьма серьёзные оппозиционные настроения в турецком обществе, на что и делали ставку путчисты, поддержку они не получили. 
Рядовые турки не поддержали переворот.

Поэтому теперь по всем законам политического жанра победивший Реджеп Эрдоган запускает механизм карательной системы. На 18 июля задержаны свыше 6 тысяч подозреваемых в попытке сменить власть. Среди них не только военные, но и порядка 2,7 тыс. судей и прокуроров, которым инкриминируется «членство в вооружённой террористической организации», а также «применение насилия с попыткой свержения правительства Турецкой Республики».

Турецкий президент заявил, что правительство намерено обсудить с оппозицией возможность повторного введения смертной казни. «Братья мои, мы знаем и слышим ваше требование – и как правительство, и как государство. <…> Требования народа в условиях демократии нельзя упускать из виду. Это ваше право. Ваше право должно быть рассмотрено в конституционных рамках соответствующими органами власти», – заявил Эрдоган, обращаясь к согражданам, собравшимся перед его резиденцией в окрестностях Стамбула. Но все дело в том, что смертная казнь в этой стране запрещена в 2004 году как выполнение одного из требований Европейского союза. Соответственно, если турецкое руководство на такой шаг всё же решится, и без того маловероятное вхождение в ЕС станет практически невозможным. 

Это, можно сказать, одна из международных проблем, с которой столкнётся Эрдоган, вводя режим закручивания гаек. Ещё более существенная касается и без того сложных взаимоотношений с США. После подавления мятежа турецкий президент объявил, что организатором переворота является Фетхуллах Гюлен – турецкий писатель, бывший имам и проповедник, пользующийся на родине большой популярностью в оппозиционных Эрдогану кругах. Сейчас Гюллен живёт в добровольном изгнании как раз в США, в штате Пенсильвания. 

Но американский президент Барак Обама, давая оценку перевороту, однозначно высказался в поддержку действующей власти и конституционных ценностей этой страны. Теперь же Эрдоган, ставя вопрос об экстрадиции Гюллена, загоняет Обаму в дипломатический угол. С одной стороны, Обама как бы поддержал Эрдогана, а с другой – явно не намерен идти у него на поводу в вопросе выдачи оппозиционера, к которому хорошо относится. Более того, фигура Гюллена рассматривается Вашингтоном в качестве «запасного аэродрома» на «всякий революционный случай». И поэтому когда премьер-министр Турции Бинали Йылдырым говорит, что страна, которая скрывает у себя такого преступника, не может считаться дружественной, руководитель Госдепа Джон Керри вынужден, с трудом скрывая раздражение, просить турецких партнёров предоставить доказательства причастности беглого проповедника к организации переворота.

И ещё – об аэродроме. Теперь уже не запасном, а самом что ни на есть реальном. Речь идёт о турецкой военной авиабазе Инджирлик – крупнейшем военно-воздушном форпосте НАТО в бассейнах Чёрного и Средиземного морей. Именно отсюда американские пилоты совершают боевые вылеты на большинство своих ближневосточных операций. Это уже не говоря о том, что здесь находится тактическое ядерное оружие, которым в случае обострения обстановки могут снарядить самолёты Североатлантического альянса. И вот на таком объекте руководство Турции во время путча распоряжается отключить электричество и закрывает над ним небо для полётов. Обосновывают это тем, что необходимо разобраться, кто вообще находится в воздухе (поскольку часть ВВС Турции принимала активное участие в перевороте). Но, помимо такого объяснения, существует ещё одно: официальная Анкара опасалась, что руководство мятежников сможет покинуть страну на американских самолётах и вертолётах. Это к тому, насколько велик сейчас уровень доверия между этими странами – членами НАТО.

Таким образом, если в тактическом плане Реджеп Эрдоган одержал безусловную победу и сполна попытается ею воспользоваться для укрепления своей власти (вплоть до диктаторских полномочий), то на стратегическом направлении у него теперь будет больше проблем. Неуступчивый, обидчивый, амбициозный и фанатичный турецкий лидер теперь ещё и получил на международной арене неофициальный политический титул руководителя, режим правления которого провоцирует перевороты. А это, согласитесь, не самая лестная характеристика.