Виталий Нахлупин: Лучше прыгнуть, чем ждать, пока тебя толкнут
Виталий Нахлупин: Лучше прыгнуть, чем ждать, пока тебя толкнут
07 июля 2017 - 10:53
Виталий Нахлупин: Лучше прыгнуть, чем ждать, пока тебя толкнут 07 июля 2017 - 10:53
Вице-премьер Правительства РК – об особенностях предстоящего акционирования ГУПов
В республике начинается процесс акционирования, который коснётся целого ряда государственных унитарных предприятий Крыма. Подробнее об этой процедуре, в связи с чем было принято такое решение, а также чем она будет полезна для предприятий «Крымской газете» рассказал заместитель председателя крымского правительства Виталий Нахлупин.
Виталий Нахлупин. Фото Владимира ПРОШКИНА.

Не без рисков

– Виталий Германович, для чего это необходимо делать? Убедите, пожалуйста, рядового крымчанина в том, что акционирование выгодно и для предприятия в целом, и для его работников в частности.

– Акционирование – это одна из форм создания компаний, которые имеют определённые, скажем так, горизонты и которые, наверное, работают лучше, чем государственные унитарные предприятия. Я говорю «наверное», потому что в разных ситуациях получается разный результат. Да, с одной стороны, ГУП невозможно приватизировать, вычленить какую-то долю, которая бы интересовала рынок. А с другой –  акционерное общество – это коммерческая компания. Несмотря на то, что стопроцентно  принадлежит государству. Тем не менее это «чистый» рынок. Что означает меньшее сопровождение государства, хотя оно и является акционером, и большую свободу в принятии того или иного решения. Но самое главное, чего мы хотим добиться акционированием, – это создать ценность того актива, который оцениваем. Есть определённые этапы акционирования. И мы в той или иной степени их сейчас проходим.

– У нас, к сожалению, любят приводить только хорошие примеры и ни слова о том, сколько бывших госпредприятий после акционирования попали в частные руки и  приказали долго жить.

– Есть, конечно же, и риски. И опыт российской истории в этом плане говорит о том, что не все акционерные компании «добежали» до финиша с положительными результатами. Часть из них была крайне эффективна. А часть и те люди, которые стояли у истоков их акционирования, наверное, уже и названия предприятия не вспомнят. Потому что всё закончилось банкротством или другими долговыми обязательствами, или эти компании были просто брошены или использовались в определённых финансовых схемах. Поэтому и мнение общества по вопросу акционирования неоднозначно.

– Может, для экономики региона выгоднее найти для гос-предприятий, тем более бюджетообразующих, грамотного руководителя, кризис-менеджера, а само предприятие всё же оставить в собственности государства?

– Ситуация может быть и такой. И общество в первую очередь интересует ответ на вопрос, насколько эффективно государственные менеджеры руководят этими предприятиями. Но, к сожалению, опыт Российской Федерации говорит о том, что определённые шансы на успех имеют те государственные компании, у которых есть ограниченный рынок оказания услуг или признаки олигополии или монополии. Даже на свободном рынке та же «Роснефть» и другие компании достаточно успешно конкурируют. Но это скорее исключение из системы. Всё-таки наиболее эффективное управление осуществляет частная собственность. Или частная собственность ограниченного круга людей, которые обладают этой собственностью. Её можно «пощупать» в виде акций или электронного реестра ценных бумаг. Эта собственность осязаема, обладает понятными экономическими понятиями – прибыль на одну акцию, доходность бизнеса и другими. Она является ценностью, которую можно заложить, перепродать, это актив, с которым можно работать. К сожалению, госпредприятия, кроме залоговой формы по взятию кредита в банке, имеют достаточно ограниченный выбор инструментария, которым можно воспользоваться. Безусловно, есть случаи исчезновения предприятий, попавших в частные руки. История жизненного цикла компаний как раз и зависит от квалификации госуправленцев. При этом каждая компания имеет и свой потенциально определённый срок существования. Компаний, которые существуют 100-200 лет,  единицы. И то, наблюдая за их историей, видишь, как изменяются продукты их деятельности, услуги, размеры самой компании и много других параметров. Поэтому наша задача – создать полноценные акционерные общества, функционирующие на территории республики, которые будут конкурентны. У нас очень много конкурентов и в придачу необычные условия развития региона. Рынок у нас очень жёсткий, потому что имеются нестандартный сосед и нестандартные условия функционирования предприятий в части определённых видов ограничений.

– Санкций?

– Санкции – это, наверное, громко сказано. А смотришь на экономическую эффективность и понимаешь, что их нужно было искусственно ввести в определённое время, чтобы очень быстро достичь определённого результата. Поэтому я бы назвал это определённым видом ограничений. И в условиях этих ограничений нам нужно госпредприятия определённым образом подготовить к рынку. Хотя есть сложности, и с рынком в том числе. Мы же понимаем, что некоторые из этих предприятий для нас являются стратегическими. Например, то же ГУП РК «Крымхлеб». Его нужно преобразовывать, если мы хотим быть на рынке.

– У «Крымхлеба» есть серьёзные конкуренты?

– В принципе, есть – частные компании.

– Тем не менее это предприятие доказало свою жизнеспособность и в более сложных экономических условиях.

– Да, сегодня рынок хлеба приближённо монопольный, на котором доминирует это предприятие. Но когда начинаешь знакомиться со структурой продукции, которую «Крымхлеб» выпускает, с рентабельностью, ассортиментом, с так называемыми социальными сортами хлеба, смотришь на динамику цен, понимаешь, что не всё так просто на этом предприятии. А если оно будет акционировано, какую долю надо выводить на рынок? 25%, наверное, инвестора не заинтересуют, потому что он не будет влиять на процессы принятия решений или влиять ограниченно. Доля в 50%, наверное, его заинтересует, но всё-таки это не полный контроль над предприятием, и риски его покупки остаются. А вот пакет акций 50% плюс один и выше – до 75%, а 25% оставить за государством, это уже интересно. Но это необязательно может быть «Крымхлеб».

– Как раз это предприятие на слуху у общественности.

– И здесь государство должно оставить за собой как минимум блокирующий контрольный пакет и предложить инвестору достаточно жёсткие условия инвестирования. Потому что нам надо конкурентное предприятие, если хотим, чтобы цена на социальные сорта хлеба оставалась как можно более стабильной. Цены диктует рынок, где невозможно сделать жёсткое закрепление цены на ту же муку. Тем не менее за счёт рентабельности и комбинированной деятельности предприятия мы должны максимально длительный период эту цену сохранять. Поэтому команда менеджеров должна создать прогнозные модели возможного акционирования, возможной приватизации, возможной продажи акций этой компании, чтобы не ошибиться.

– Это и пугает людей.

– На самом деле людей пугает неизвестность, завтрашний день. Для этого должно быть чёткое понимание и разъяснение пути, по которому будем идти: такую-то часть акций мы оставляем государству, чтобы влиять на этот бизнес. А ещё жёстко определиться с условиями работы с инвестором. Чтобы он чётко понял – они не будут меняться, даже если будут меняться топ-менеджеры в исполнительной власти. Таким образом, с одной стороны, инвестор защищён от возможных недобросовестных действий власти, а с другой – власть, понимая, что зашёл добросовестный инвестор и не на один год, друг другу неожиданностей не преподнесут. А если такое и случится, то эти риски будут каким-то образом минимизированы и понимаемы.

В прямом эфире

– И всё-таки уточните, процесс акционирования госпредприятий в итоге не приведёт, извините, к «дерибану» – выкупу за копейки предприятий?

– Если мы организуем прозрачный процесс, сообщим, что выпускаем столько-то акций по такой цене, которая сформирована вот таким образом, этого не случится. А ещё в качестве примера приведём аналогичное предприятие, расположенное в соседнем регионе. К примеру, «Краснодархлеб» сегодня имеет вот такой уставный фонд, такая стоимость его одной акции, такой-то пакет акций находится в тех-то руках, такая доля государства и такие финансовые показатели этого предприятия. Сравним всё с нашим «Крымхлебом» и сформируем пакет по аналогии, дадим показатели, к которым стремимся, тогда у людей тоже будет возможность определить, правильным путём мы идём или нет. Более того, это же дискуссия. И общественность, обычные люди через тех же депутатов самого разного уровня имеют право выразить своё мнение. Опять же, если наше общество будет против, вы же знаете чёткую и жёсткую позицию главы республики: во вред крымчанам никакие действия не будут проводиться. Это железный закон Сергея Аксёнова. Тогда у нас будет акционерное предприятие, акции которого могут закладываться в банке, но его собственником 100% будет государство.

– То есть весь этот процесс будет проходить, как говорят, не галопом по Европам, а поэтапно, дабы не навредить?

– Конечно! И самая главная защита предприятия – это абсолютно прозрачная продажа акций. Лучше всего – аукцион на повышение. К примеру, к нашему предприятию проявит интерес компания из Краснодара, потому что имеет определённую систему заводов, и, допустим, компания из Ростова. Они ближе к нам. И там эти все процессы прошли, концентрация компаний в одних руках, или под одним собственником, или под достаточно узким кругом собственников состоялась. Прозрачный аукцион на повышение, особенно, как Сергей Валерьевич любит, если проводить его в открытом эфире, даст возможность наблюдать всему Крыму справедливую цену, самое лучшее предложение и отбор самого эффективного покупателя. Но, как говорят, выбираешь невесту, а живёшь с женой. Выбрали мы вроде как лучшего из лучших, а с течением времени интерес этого собственника к данному бизнесу изменился. И, как результат, уменьшились капитальные вложения в него, изменилась ситуация на рынке и т. д. Это жизнь. Поэтому прописывание очень чётких договорных обязательств в инвестиционном договоре – в какое время, сколько денег будет вложено, каким образом и каков будет экономический показатель от этого вложения – будет способствовать тому, что инвестор и государство не превысят свои ожидания по отношению друг к другу. Это третий механизм, который можно задействовать в части прогнозирования работы того или иного предприятия после акционирования.

– Акционирование не потянет за собой сокращение, а то и уничтожение «социалки»?

– Некоторые вещи, которым присвоены красивые брендовые названия, на самом деле зарождались в социалистической экономике. Назову несколько, которые очень уважаю и всем привожу в пример. Это нормирование, хронометраж рабочего времени, производительность труда. Ведь это всё было взято из советской системы экономического уклада. Но система планирования, все мы помним пятилетки, наиболее эффективно  сработала в экономической модели стран Запада. Однако была прописана и обоснована научно в системе Советского Союза. И если мы хотим эффективно управлять экономикой, тоже вынуждены будем к этому вернуться. И к системе коллективных договоров, которые предприятие заключало с сотрудником. Чаще всего в лице профсоюзов. Это была взаимная система контроля собственника (в СССР это было государство) и людей, которые работали на этом предприятии. Одним из условий инвестиционного договора может быть подписание ежегодного, трёхлетнего, пятилетнего коллективного договора с отражением основных статей. Например, прописывание зарплаты и её повышения как минимум на уровень инфляции текущего года. Или обеспечение социальным пакетом. И другие аспекты. Но раз мы уже заговорили о «Крымхлебе», не думаю, что компания такого профиля будет эффективно управлять детсадом или школой, которая, к примеру, находится у неё на балансе. Всё-таки эти объекты нужно передать в более профессиональные руки. Но какую-то социальную дотацию в части нахождения детей работников данного предприятия в детсаду, или их обучения в школе, или формирования трудового резерва данного предприятия можно закладывать в инвестдоговор. Я здесь особой проблемы не вижу. Но обещания должны быть озвучены, как говорят, на берегу, при покупке пакета акций и выполняться неукоснительно. Если эти два условия будут соблюдаться, всё будет нормально.

По принципу «Не навреди»

– К слову, как наши профсоюзы относятся к акционированию госпредприятий?

– Профсоюзы, безусловно, будут привлечены к этому процессу. Однако сегодня мы должны определиться, по какой модели акционирования пойдём, сколько это будет стоить, в какие сроки осуществлено. И, обязательно, кто будет заниматься этим.

– В этом плане у нас могут быть нюансы, которых не было, например, в Краснодаре?

– Конечно. Достаточно, например, сравнить наши базы сырья. Краснодарский край – один из самых хлебных регионов РФ. Естественно, что их запас сырья превышает наш, у них валовой сбор пшеницы в несколько раз больше, чем в Крыму. Поэтому и стоимость активов предприятий, аналогичных нашему «Крымхлебу», выше за счёт этой сырьевой базы. А условия акционирования должны быть сопоставимые. Но, учитывая то, что профсоюзы в Крыму достаточно активные, эта тема будет с ними обсуждена. Нам важно их мнение. Они – активная часть трудящихся, с которыми мы должны выстраивать диалог по взаимному согласию. Или несогласию, временному. Тогда процесс акционирования того или иного предприятия будет отложен.

– Будете придерживаться медицинского принципа «Не навреди»?

– И никак иначе. И мы очень благодарны всем регионам Российской Федерации за понимание ситуации, которая сейчас в Крыму, в свою очередь, понимаем, что нет лишних государевых денег для возможных инвестиций и бурного развития экономики полуострова, что в первую очередь решаются наши стратегические задачи согласно программе социально-экономического развития Крыма до 2020 года. Но в стратегию развития Крыма до 2030 года параметры конкурентности наших предприятий мы попытались вложить. И хотя процессы акционирования там не описаны, это не значит, что думать и предпринимать необходимые шаги в этом направлении сегодня не надо.

– Даже не очень сведущие в тонкостях происходящих ныне экономических процессов в Крыму понимают, что ситуация круто изменится после запуска Крымского моста.

– И число желающих поучаствовать в экономике полуострова увеличит стоимость  крымских активов, земли и недвижимости в разы. Мы считаем, что сегодня с учётом логистических тонкостей, транспортных нюансов нашего соседа они явно недооценены. Но, как и крымское вино, со временем они станут ценнее. Во всяком случае, ожидания у нас такие.

– Уже определены предприятия, которые будут акционированы в первую очередь? Общественность может участвовать в формировании этого списка?

– Сегодня этот перечень находится в стадии обсуждения. И участие общественности в этом процессе только приветствуется. Ответственность за приватизацию у нас возложена на Министерство имущественных и земельных отношений. Вице-премьер Правительства РК, который курирует данное направление, – Павел Королёв. Я курирую финансово-экономический блок, поэтому у нас пересекающиеся зоны ответственности. Естественно, мы помогаем друг другу. По поручению Сергея Аксёнова в этом году мы рассматриваем на предмет акционирования «Крымхлеб», изучаем возможности завода «Новый Свет», смотрим Симферопольский комбинат хлебопродуктов (мелькомбинат) и ещё некоторые компании. Главой Крыма поставлена задача – проанализировать работу всех государственных унитарных предприятий. Первичный анализ дал не очень радужную картину. Процентов 30-40 из них убыточны. А значит, могут быть приватизированы.

– При посещении «Крымхлеба» глава республики сказал, что такая форма  собственности, как ГУП, не в состоянии выполнять эффективно и достаточно быстро определённые процедуры. Например, какие?

– К примеру, у меня, как у рачительного хозяина, запасов муки осталось на два месяца. Купить её я могу по нормам 44-ФЗ. На это потребуется время – до двух месяцев. Но жалоба одной из компаний, которые тоже участвуют в этом процессе, может вывести меня из него на 10, а то и более дней и задержать заключение моего контракта на покупку муки. Не исключено, что эта жалоба может вывести меня в достаточно длительную судебную процедуру, результат которой я не знаю. Он будет и вовсе плачевным, если суд отменит данную закупку. А это значит, что произойдёт реституция, то есть возвращение контрагентов договора к изначальным условиям. К сожалению, такое бывает. Мало того, один из критериев проведения закупки по 44-ФЗ – это указание точного количества закупаемого продукта. И как мне спрогнозировать спрос-предложение, чтобы заложить муку на склад?! Понятно, я должен это сделать с запасом. А излишние запасы на складе – дополнительные затраты по содержанию муки, сохранению её качества и пригодности. К сожалению, форма ГУП не позволяет достаточно эффективно и быстро реагировать на те или иные ситуации. А если это будет акционерное общество, тогда у меня будет механизм гораздо гибче. Там действуют другие правила – 223-ФЗ или другие нормы конкурентных рынков. Поэтому ко всему прочему нам предстоит, и в этом мы очень рассчитываем на поддержку крымских СМИ, колоссальная разъяснительная работа. В первую очередь будем встречаться с коллективами тех предприятий, которые попадут в процесс акционирования, и отвечать абсолютно на все вопросы людей. А пока мы очень осторожны в каких-то прогнозах. Ясно одно – мы стоим в самом начале этого пути.

– Осилите?

– Хотя уже прошло три года после Крымской весны, во многих сферах нашей жизни, по большому счёту, она ещё продолжается. Есть ситуации, когда отчётливо понимаешь – назад пути нет, отступать некуда (смеётся). Кстати, сегодня у нас буханка хлеба дешевле, чем у наших соседей. Не думаю, что, когда построят мост, наш хлеб будут разметать с прилавков, тем не менее модель работы того же «Крымхлеба» и других государственных унитарных предприятий мы должны продумать, чтобы защитить наш рынок. Особенно в вопросах, касающихся социальных сортов хлеба, мы должны принять очень взвешенное решение. Но убеждён, что крымчане только выиграют от акционирования госпредприятий.

– В чём конкретно?

– В приобретении акций, например. Тот же «Крымхлеб», а это «вечный бизнес», не перенесёшь ни в Краснодар, ни в другой регион. А собственность понятного актива в Крыму даёт возможность как минимум сохранить деньги. И если предприятие стабильно развивается, ещё и получить дополнительный инструмент прибавки к пенсии и передачи акций детям-внукам. Это даёт и осознание причастности к чему-то важному, ведь ты свои деньги инвестировал в крымское предприятие. У нас есть лозунг «Покупай крымское!», а должен быть ещё один – «Инвестируй в крымское!». Хочется дожить до того времени, чтобы инвестировать в крымское и владеть им стало очень почётным брендом, к которому необходимо стремиться, за который необходимо бороться. Я бы назвал это патриотизмом на деле, инвестиционным патриотизмом. Мы, крымчане, должны ответить на все ограничения инвестиционным патриотизмом. А если говорить о процессе акционирования крымских госпредприятий, то, на мой взгляд, здесь уместно вспомнить высказывание Маршалла Голдсмита: «Лучше прыгнуть, чем ждать, когда тебя толкнут».