Вишнёвый сад-2
Вишнёвый сад-2
08 апреля 2016 - 14:03
Вишнёвый сад-2 08 апреля 2016 - 14:03
Сергей Павлив
Почему детский санаторий в Евпатории выселил Центр иппотерапии на улицу, а возрождение крымских садов‑чаиров закончилось уголовным делом…
Перед курортным сезоном в Крыму актуально вспомнить не только о проблемах готовности пляжей, но и о местных предпринимателях, которые работают не только ради прибыли.
Социальный бизнес в Крыму пока вынужден выживать в одиночку.

Там птицы не поют, деревья не растут?

Тем более что в России много говорится о продвижении социального предпринимательства. Что же может предъявить в этой сфере Крым? Два ярких примера ниже показывают, что на полу­острове социальное предпринимательство пока «в загоне».

В своё время мы рассказывали о бахчисарайце Дмитрии Соколове, который решил возродить горные сады-чаиры и создал питомник «Первоцвет». Растения из его питомника высаживали по Крыму волонтёры. Как известно, в Крыму деревья растут в основном очень медленно: почва бедная, воды мало. А вот неприхотливые чаиры раньше на полу­острове встречались повсеместно. В отличие от современных плодовых посадок, они выживали даже в иссушающем климате. Например, старокрымские сорта яблони плодоносить начинали поздно – на 12‑й год, зато могли чуть ли не сотню лет давать невероятные урожаи – до 2 тонн с дерева! Такие сады, где перегруженные ветви деревьев поддерживались специальными распорками, удивляли западноевропейских путешественников ещё в XVIII веке. А сегодня заброшенные чаиры почти исчезли. Теперешние аграрии предпочитают в крымском промышленном плодоводстве исключительно скороспелки, то есть карликовые плодовые деревья, дающие урожай буквально на третий год и так же быстро умирающие.

Сам Крым из-за активной застройкой терпит, по сути, экологическое бедствие, ведь вырубается всё живое. Скандалы по этому поводу вспыхивают практически ежедневно. Потому бахчисарайский «Первоцвет» предложил социальный проект «Посади своё дерево в Крыму» и придумал свой формат: праздники массовой посадки деревьев, которые собирают крымчан вместе. Питомник разместил отчётность о своей деятельности в соцсетях. В результате в списках благотворителей оказались соотечественники со всего земного шара – от Москвы до Нью-Йорка. Например, настоящий вишнёвый сад-чаир посадили в прошлом году в окрестностях села Кудрина близ Бахчисарая. Около сотни человек тогда высадили более 180 деревьев и кустарников. Очистили около половины гектара леса. Выкопали канавы для подвода воды (арыки) к саду. Мы уточнили, что происходит с чаиром сегодня.

Название

Создатель питомника «Первоцвет», автор идеи создания вишнёвого чаира Дмитрий Соколов:

– Этот проект практически закрыт, Бахчисарайский лесхоз обратился в суд, и мне вменили уголовную статью. Дело в том, что, когда я договаривался с лесхозом, у нас был устный договор, и я предоставил описание работ, которые мы сделаем. А потом появился новый контролирующий орган – Гос­комитет по лесному и охотничьему хозяйству. Лесхоз потерял контролирующие функции. В иске написали, что там были спилены деревья – вербы, посаженные ещё при совхозе, но не обратили внимания, сколько новых деревьев там посадили мы. В общем, в августе прошлого года мне выписали штраф 25 тысяч рублей и принудительные работы, которые были отменены по амнистии. Я этим участком больше не занимался, а потом осенью его очень сильно повредили – порезали много деревьев. Этот проект был самым красивым, и он оказался самым неудачным. Другие проекты выжили, а этот закрыт. Хотя люди написали письма в Госкомлесхоз РК в мою поддержку, в том числе депутат Госдумы, телеведущий сельскохозяйственных программ Андрей Туманов. И я там был, мне сказали, что дадут участок в аренду. Но пока аренды нет, теперь уже мы там делать ничего не будем. Это был хороший урок.

«Газета» попыталась выяснить, есть ли законный путь для таких инициативных людей продолжать восстановление чаиров.

Заведующий территориальным отделом Бахчисарайского лесничества Вячеслав Прокопчук:

– Без аренды никак. Статья 25‑я Лесного кодекса Российской Федерации предусматривает виды деятельности, под которые можно взять лесной участок в аренду. Их очень много: рекреационная, создание лесных плантаций и их эксплуатация, выращивание лесных плодовых, ягодных, декоративных, лекарственных растений – такие виды, которые как раз подходят под его идею. В Бахчисарйском районе, например, люди взяли площадь под лесной питомник. Дело, которое организовал Соколов, – хорошее, но всё это надо делать в рамках закона. Российское законодательство лесное очень отличается от украинского. Но и по украинскому законодательству Соколов подпал бы не под уголовную, но под административную ответственность.

Музей яблок 

«Первоцвет» продолжает мелкие проекты – неделю назад был очищен родник возле села Кудрина, осенью питомник подарил деревья ялтинскому детскому саду. В списке мест, где теперь растут деревья Соколова, Детский парк в Симферополе, Дом-музей Гаспринского в Бахчисарае, Аллея Славы в селе Береговом Бахчисарайского района, а в Евпатории – «Текие дервишей».

И, несмотря на все «противоречия», новым проектом «Первоцвета» будет создание коллекции старокрымских сортов яблонь, то есть саженцев, которых теперь уже днём с огнём не найти. Это синапные сорта, кандиль, розмарин и другие. Чем интересны сорта? Тем, что дают большие деревья, устойчивые к засухе и болезням, требующие минимального ухода без химии. Бахчисарайские продолжатели идей Льва Симиренко, который в этом районе работал, кстати, почти 20 лет, догадываются, что развивают косвенно не только науку, но и гастрономический туризм в Крыму.

Даже если представить себе в будущем, как вариант, музей старокрымских сортов яблонь и груш, то туристов, желающих испробовать почти исчезнувшие сорта и вкусы, регион благодаря ему сможет привлекать предостаточно. К сожалению, ни один из этих проектов не имеет господержки.

Фото: academ.info

Летите, лошади, летите… мимо

История номер два не менее показательна и даже более душещипательна. Связана она с деятельностью в Евпатории уникального Центра иппотерапии «Летающие лошади» (Flying horses) Матвея Матвеева, члена Федерации конного спорта и иппотерапии. Евпаторийский регион, напомним, считается курортом для реабилитации инвалидов, в том числе детей-инвалидов. Центр иппотерапии 10 лет успешно работал в посёлке Заозерном, на базе детского санаторно-оздоровительного центра «Маяк». Здесь разрабатывались комплексные программы реабилитации детей, а иппотерапия стала изюминкой лечения. За десять лет в центре для работы с детьми-инвалидами и инвалидами-спинальниками подготовлены уникальные лошади. Отдыхающие со всего СНГ стремятся сюда для восстановления здоровья – каждый год поступают сотни заявок. Дело в том, что в Евпатории только центр Flying horses профессионально занимается иппотерапией, а его организаторы имеют опыт и соответствующее образование.

Индивидуальный предприниматель Матвей Матвеев:

– У нас готовый центр для реабилитации детей-инвалидов. У нас есть 5 терапевтических лошадей, есть сертификат. Мы прошли повышение квалификации в Москве. На каждую лошадь человека с инвалидной коляски не посадишь, она должна быть специально подготовлена, она годами обучается этому.

Фото: rastishka.by

С седлом на выход!

Но, напомним, в марте 2015 года санаторий выдворил Центр иппотерапии с территории. Из названия «Маяка» исключили слово детский, и сам он стал филиалом ялтинского санатория «Южный» Федеральной налоговой службы РФ. А директор «Маяка» Любовь Беляева объяснила выселение Центра иппотерапии так:

– У нас теперь другой собственник – ФНС России. Условий аренды у нас не предполагается. А они к нам заходили на условиях аренды и располагали у нас лошадей – на этом была основана наша иппотерапия, Теперь мы такого осуществлять не можем. Конечно, это востребованная вещь, потому что на этот год планируется заезд отдыхающих с детьми-инвалидами, который предусматривает иппотерапию.

Терапевтических лошадей намеревались выгнать в голую степь, где их на тот момент нечем было прокормить. Только после скандала, который вышел на уровень Сов­мина РК, санаторий дал две недели отсрочки, чтобы Матвеев нашёл лошадям временное пристанище. Животных раздали в разные районы, в результате две из них из-за неправильного ухода оказались на грани голодной смерти.

Сегодня лошади ютятся в наскоро отстроенном укрытии в пожарном проезде между двумя промышленными базами, где и зимовали.

Центр иппотерапии написал официальное обращение к евпаторийским властям с просьбой оформить аренду, но понимания не нашёл. Глава горадминистрации Андрей Филонов отписался, мол, вы в общем порядке можете поучаствовать в аукционе на право аренды земли.

Центр иппотерапии год назад официально попросил в аренду участок на пустыре, граничащий с гаражным кооперативом в посёлке Заозёрном. Но, по версии горадминистрации, участок по генеральному плану якобы не предполагает размещения конюшни. Там будут аттракционы, а для маленького иппоцентра места не нашлось. Интересно, что глава города почему-то называет заозёрненский участок центром города Евпатории.

Глава администрации Евпатории Андрей Филонов:

– Ну не может быть конюшни в центре города, согласитесь. Если он обратится в администрацию с просьбой выделить земельный участок, на котором построит свой центр, мы, конечно, его поддержим. Пока он обращается в администрацию с просьбой помочь ему обрести крышу над головой. Мы не говорим об инвесторе, мы говорим о предпринимателе, который зарабатывает деньги, используя животных…

Но читатель догадывается, что такой проект, как иппотерапия, может дать курортной Епатории немало выгоды, привлечь ещё больше отдыхающих, а значит, и средств в казну даже без инвесторского статуса и миллионных вложений.

Бизнес-план не крымского уровня 

Интересно, что даже Национальный паралимпийский центр подготовки и реабилитации инвалидов в Заозёрном надеялся официально привлечь «Летающих лошадей» для реабилитации детей-инвалидов, приезжающих со всего СНГ. Только в прошлом году туда привезли около 150 семей с детьми-инвалидами, которые нуждались в лечении. Но для сотрудничества «Летающим лошадям» нужно официальное «пристанище». Кстати, ещё в 2009 году центр Матвеева подготовил бизнес-план для участия в паралимпийском движении. Национальный паралимпийский центр планировал строить манеж, закупать лошадей, то есть вывести иппотерапию на новый уровень. Было просчитано всё вплоть до штатного расписания, а теперь, говорят, бизнес-план бесследно исчез.

Матвей Матвеев:

– У нас нет земли, где стоять, и нет площадки, куда мы сможем пригласить людей на занятия. А даже в этом году у нас уже есть заявки – на пол-лета всё расписано. В прошлом году «Маяк» нас даже к своим границам не пустил. Много детей приехало с ДЦП, и они по жаре ходили за километр с колясками к нам заниматься из «Маяка», потому что приехали туда в том числе из-за рекламы иппотерапии.

Вместе с тем до сих пор, рекламируя себя, санаторий «Маяк» на официальном сайте указывает, цитируем: «Иппотерапия – изюминка «Маяка». То есть таким образом привлекает к себе отдыхающих. Но почему-то не указывает, что в прошлом году с полицией выдворил лошадей и специалистов уникального Центра иппотерапии в никуда и с тех пор не нашёл места реабилитационному центру на 54 гектарах своей территории.

Центром иппотерапии «Летающие лошади», который остался под открытым небом, сегодня заинтересовались в других регионах России. По словам Матвея Матвеева, есть предложения забрать специалистов и лошадей готового реабилитационного центра в город Грозный, где по инициативе Рамзана Кадырова строится современный центр реабилитации для детей с ДЦП.

Возникает вопрос, почему же деятельность предпринимателя, который привлекает в Евпаторийский регион сотни семей с детьми-инвалидами, чиновники местной горадминистрации не считают инвестпривлекательной?! При заметной положительной динамике всех сторон жизни в Крыму такое отношение к социальному бизнесу вызывает недоумение.