Выдаст ли Украина осуждённых на пожизненное граждан РФ?
Выдаст ли Украина осуждённых на пожизненное граждан РФ?
05 декабря 2016 - 08:02
Выдаст ли Украина осуждённых на пожизненное граждан РФ? 05 декабря 2016 - 08:02
Татьяна Шевченко

 

Проблема обмена заключёнными между Россией и Украиной поднимается с того момента, когда крымчане приняли решение вернуться в Россию. Сегодня таких в учреждениях УФСИН на полуострове обнаружилось 18 человек. Вопрос о том, чтобы затребовать с Украины в обмен российских граждан, отбывающих сроки на Украине, пока не ставился.
Фото: dumskaya.net

Сто вопросов по делу

Сын Ирины Лесовой, Антон, отбывает в одном из исправительных учреждений Украины срок размером с жизнь. Уже прошло десять лет из отведённого судом пожизненного наказания гражданину России. Что удивительно – в уголовном деле Антона столько странных вещественных доказательств и нестыковок, что многих удивило даже само появление приговора, не говоря уже о ПЛС (пожизненное лишение свободы. – Ред.).

Вкратце история его осуждения такова: Антон приехал в тогда ещё украинскую Евпаторию с другом Романом Кремером из Москвы, отдохнуть. В тот год по курортному городу бродил по сей день так и не найденный «евпаторийский маньяк». Он убивал женщин, причём резал их ножом с особой жестокостью. Милиция металась в поисках, стараясь задержать хоть кого-то, чтобы доказать согражданам – не зря, мол, хлеб едим и зарплату получаем. Напомним, что начиная с 2005 года в Евпатории и окрестностях с весьма характерными ножевыми ранениями обнаружены 12 трупов женщин и один мужчины. Практически в то же время там было совершено убийство девушки и мужчины, которым были нанесены весьма похожие телесные повреждения. По обвинению в совершении этого преступления и приговорили Лесового и Кремера – они бурно гуляли, выпив, в парке почти в то время, когда и было совершено убийство. Однако задержанным парням было отказано в проведении сравнительной экспертизы с ранами, нанесёнными маньяком другим жертвам. 

Пошли на компромисс

Представитель Уполномоченного по правам человека на Украине Михаил Чаплыга подтвердил, что основной загвоздкой является то, что Украина не может использовать международные конвенции о выдаче осуждённых, поскольку это будет означать признание Крыма российским. В данный момент омбудсменам двух стран удалось найти компромисс по поводу выдачи одной категории заключённых – тех, кто имеет вступивший в силу приговор украинского суда.

– Мы решили отойти от политических и географических терминов и договорились вести речь о том, что будем говорить о перемещении людей из города Симферополя в, например, город Николаев. Всё. Без указаний названий стран и республик, – заявил Чаплыга.

Татьяна Москалькова подтвердила готовность её страны передать Украине 18 заключённых. Как и когда будут отправлены остальные – не сообщается.

Странности происходили и со свидетелями – одни «опознают» подозреваемых… на сутки раньше, чем увидели на воспроизведении, другой узнал злодея по наручникам, двух свидетелей не опросили вообще, а ещё двух даже не пригласили в зал суда – просто зачитали показания. Позже выяснилось, что одна из них вообще никогда не была в Евпатории. Много нестыковок в этом деле и в части привязок к месту преступления и изъятию доказательств. К примеру, якобы свидетель, проживающий в пятистах метрах от места происшествия, ночью узнал Антона «по очертанию головы», а опознал в райотделе по… наручникам! Точно установлено, что причиной смерти пары погибших были ножевые ранения, однако экспертизы ножа, которым якобы было совершено преступление, не проводилось (?!). Узнавать обвиняемого, которого привели на место событий, отказались даже служебные собаки – они на него не отреагировали. Зато в деле появилась бутылка шампанского, вернее, её осколки, которой, по утверждению следствия, и были нанесены удары погибшим по голове. И если, по заверениям милиционеров, бутылка шампанского была полной, почему ни на одежде потерпевшего, ни на футболке якобы преступников следов этого напитка, как и бутылочных осколков, нет? Если же допустить, что удары (следов которых нет) были нанесены пустой бутылкой, то она бы никак не разбилась – только об острый предмет.

Вообще, в деле ничего не было, кроме первичных показаний. Когда молодых людей задержали, это даже никак не оформили и двое суток держали неизвестно за что. Это время милиция использовала, чтобы выбить из задержанных признательные показания. Один из них, Кремер, оказался слабее и «признался», но потом от своих показаний отказался. Именно поэтому в деле появилась бутылка шампанского – тогда милиционеры её «подогнали» под показания Кремера. Там, на месте, осколки лежали, вот и всё. А ещё в суде не допросили кинолога, чья собака не опознала «злодеев», за сохранность вещдоков в деле никто не отвечал – часть из них, в том числе и некоторые отпечатки пальцев, пропали.

Политическая подоплёка?

Поначалу этому делу пытались «пришить» даже политический окрас. По крайней мере, «мелкое хулиганство» заключалось, по заверениям оперов, в том, что задержанные «выкрикивали нецензурные слова в отношении главных лиц украинского государства, оскорбляя их», чем и привлекли к себе внимание доблестных оперов. То есть совершили убийство и пошли гулять дальше, провоцируя буквально милицию. Но никакого подтверждения этим словам в ходе следствия найдено не было – нет логики в этих заявлениях. Зато из немалого числа якобы подозреваемых были выбраны самые «удобные»: из другой страны, родственники за ближней, но границей, прав у них на Украине никаких. Уедут, и никто больше копать ничего не будет, что на руку местным операм, столь «блестяще» раскрывшим дело об убийстве. Впрочем, тогда по Евпатории ходили слухи, что на самом деле убийство совершил сын одного из местных больших начальников. И надо было срочно кого-то обвинить, чтобы даже случайно не навлечь подозрения на этого сынка.

Сегодня все, кто находится на ПЛС на Украине, лишены любой помощи со стороны родственников из России. Им не положены свидания, денежные переводы, не принимают для них ни посылок, ни бандеролей, ни вещей, ни продуктов, ни лекарств

А вот у обвиняемых, Лесового и Кремера, даже суда первой инстанции не было: приговор им вынес сразу Апелляционный суд Крыма в составе трёх судей, дав «признавшемуся» Кремеру 15 лет лишения свободы, а не оговорившему себя Лесовому – пожизненное. Для отбывания наказания они, граждане РФ, были отправлены в украинскую колонию, где и пребывают по сей день. Хотя в деле имеются и вновь открывшиеся обстоятельства и, согласно международным конвенциям, передача заключённых в страну их гражданства для отбывания наказания ими предусматривается. Обычно, чтобы осуждённого переправили на родину, ему необходимо с этой просьбой обратиться в Минюст своей страны. Когда осуждённый прибывает в свою страну, то его приговор может быть пересмотрен в соответствии с законодательством этого государства.

Фото: flashsiberia.com

Спасибо, но…

За прошедшие почти десять лет с момента ареста сына Ирина Лесовая стала крупным специалистом в области юриспруденции и права. Правда, пережила не одну семейную трагедию, но продолжает бороться за старшего сына. Она вносила и вносит различные предложения и изменения в законные и подзаконные акты обеих стран – России и Украины. Надо сказать, многие из предложений приняты. Так, в прошлом году Следственный комитет РФ поблагодарил Ирину Равильевну за её «принципиальную позицию по одному из наиболее актуальных вопросов правоохранительной деятельности – использование современных методик при раскрытии и расследовании преступлений, а также совершенствованию норм уголовно-процессуального законодательства». 

Всему этому Ирина «обучилась» на примере преступления, в котором обвинили её сына. Там, где спасовали специально обученные оперы, Ирина добывала вещественные доказательства сама. Кстати, она не оставляет надежды помочь не только своему сыну, приговорённому к ПЛС, но и нескольким другим крымчанам, в деле которых оказалось немало нарушений, но обвинительный приговор всё равно был вынесен.

Сегодня все, кто находится на ПЛС на Украине, лишены любой помощи со стороны родственников из России. Им не положены свидания, денежные переводы, не принимают для них ни посылок, ни бандеролей, ни вещей, ни продуктов, ни лекарств. На момент ареста Антон Лесовой был уже инвалидом третьей группы, но на Украине её не признали, лекарств не давали. И только спустя 10 лет вызванный в колонию по Ирининой просьбе профессор очень удивился и подтвердил и группу инвалидности, и заболевание.

Но прав у иностранных заключённых аж никаких. Был и такой случай (рассказывала Ирина), когда кто-то из родственников осуждённого на Украине россиянина съездил в Крым, а потом на Украину. Признали там сепаратистом, пообещали до трёх лет наказания, чтобы больше не приезжал…

Мнение

Адвокат Александр Гончаров:

– Что-то комментировать по вопросу передачи заключённых между Украиной и Россией крайне сложно. По закону же передача граждан РФ на родину в случае обвинительного приговора на Украине и с их согласия возможна в рамках Конвенции о передаче осуждённых лиц 1983 года.

Обращение о передаче осуждённый вправе подать в Минюст России либо Украины. Но при этом соблюдается ряд условий: вступление в законную силу приговора суда как минимум и согласие самого осуждённого. Согласно российскому законодательству, вопросы признания приговора суда иностранного государства, порядка и условий его исполнения разрешают российские суды.

Но считаю, что прецеденты выдачи Украине осуждённых у нас за тяжкие преступления той же Надежды Савченко или, например, Геннадия Афанасьева, позволяют надеяться на то, что и наши граждане, осуждённые на Украине, могут быть экстрадированы.

За прошедшие годы Ирина встречалась с разными специалистами и просто людьми, имевшими хоть какое-то отношение к делу. И собирала по крупицам показания в пользу невиновности (или виновности) сына. Она благодарна за «высокую гражданскую позицию» эксперту, который, прочитав показания «признавшегося» Кремера, заявил, что он «признавался» по подсказке сотрудников милиции. Тот же эксперт сказал, что на проведение высокотехнологичных экспертиз Ирине рассчитывать нечего – они проводятся по протоколам 1962 и 1983 годов. А суперсовременные – это только в кино. Хотя у нас уже появилось немало современных наработок экспертов, например, насчитывается 135 отличий только по одной (!) группе крови. Но когда ещё они будут внедрены – неизвестно.

Как, впрочем, неизвестно, какая перспектива ждёт осуждённого к пожизненному решению свободы украинским судом российского гражданина Антона Лесового.