Валерий Иванов: Круглое надо катить, плоское – тащить, а двигаться – вперёд
Валерий Иванов: Круглое надо катить, плоское – тащить, а двигаться – вперёд
18 сентября 2015 - 12:01
Валерий Иванов: Круглое надо катить, плоское – тащить, а двигаться – вперёд 18 сентября 2015 - 12:01

 

Глава Госкомитета ветеринарии Крыма о работе службы, политической карьере и отношениях в семье 
Крымчанин во многих поколениях рассказал «Газете» о том, каких животных любит, о принципах максимализма, которым следует в жизни, о друзьях и товарищах и ещё о многом сугубо личном.
Фото: Лидия ВЕТХОВА 

– Как бы вы представились нашим читателям?

– Я коренной крымчанин. Родился 1 января 1975 года в селе Заветном Бахчисарайского района на берегу реки Альмы. Окончил Почтовскую среднюю школу, в аттестате были две лишние четвёрки, из-за которых не получил медаль.

– Сегодня вы один из немногих высокопоставленных крымских чиновников, которые имеют профильное образование, как того и требует российское законодательство. Почему решили стать ветеринаром?

– Ещё в школе я решил, что буду только ветеринаром. Я родился в советское время, когда ценили людей труда. Меня родители приучали к труду с детства. Дома были животные, за которыми я ухаживал с раннего детства. В 14 лет уже имел трудовую книжку. Но начал подрабатывать на летних каникулах в местном в совхозе имени Чкалова ещё раньше. Поэтому после окончания школы в 1992 году осознанно пошёл поступать в сельхозинститут. Сейчас это Академия КФУ имени Вернадского.

– Времена тогда были лихие, тяжёлые. Тем не менее вы не пошли торговать на рынок, как это сделали многие ваши сверстники.

– В институт с первого раза я не поступил. Вернулся домой, устроился работать в совхоз и через три месяца сдал экзамены на подготовительное отделение. По его окончании с хорошими результатами был зачислен на первый курс. Был и старостой курса, и членом научного совета. И политики было много в моей студенческой жизни. К слову, в дипломе у меня нет ни одной четвёрки. Помню разговор преподавателей, которые выясняли перед зачислением в институт, кто из студентов чей сын. Когда очередь дошла до меня, я сказал, что папа и мама – рабочие. «Мальчик, а что ты тут делаешь?» – спросили меня тогда. И в тот момент я решил, что в дипломе у меня не будет ни одной четвёрки (улыбается). По окончании института меня пригласили на работу в госплемзавод имени Кирова. Наш совхоз к тому времени уже развалился.

– По тем временам госплемзавод был мощным хозяйством.

– Увы, оно тоже начинало рушиться, скот выбивали, вырезали. Всякое было. Я со своими принципами максимализма не мог на всё спокойно смотреть, поэтому через некоторое время уехал оттуда. Стал частным предпринимателем. И занялся своим не менее любимым, помимо ветеринарии, занятием – политикой. Пошёл в Русскую общину Крыма, мы тогда создали в Симферополе Русский культурный центр. В 2002 году меня избрали депутатом Симферопольского горсовета. В 2006 году – депутатом Верховного Совета Крыма, стал членом президиума, занимался вопросами внешнеэкономической деятельности, торговли и предпринимательства, а также ярым борцом со всем «ющенковским». И сегодня, убеждён, спустя 10 лет нет ни одного человека, который бы сказал, что приехал Иванов и где-то кого-то, извините, «нагнул», с кого-то что-то поимел. Наша основная задача была тогда, чтобы крымский бизнес прорастал и развивался. В 2010 году к власти пришёл Янукович. Появилась прямая вертикаль власти. Я же был политиком, больше отстаивающим интересы рядовых граждан, одним из оппозиционных депутатов. Кстати, автором проекта «Крым – территория без НАТО» и многих других. Был также членом учредительного собрания Русской общины Крыма. Может поэтому в следующем созыве уже не был депутатом (улыбается).

– В период Крымской весны, даже не будучи депутатом и вообще при власти, дома на диване вы точно не сидели и не были сторонним наблюдателем за происходящим.

– Я был одним из лидеров движения «Стоп, майдан!». Наш офис был в районе площади Советской. И так вышло, что накануне я забыл выключить там отопление. И когда приехал на следующий день, чтобы выключить его, увидел флаги России над зданием Совмина и Верховного Совета. Признаюсь, слёзы еле сдержал – начиная с 90‑х годов это была наша, моя цель. И когда это свершилось, не передать словами чувства, которые охватили. И, конечно, было понимание того, что надо сохранить лучшее из того, что было в Крыму, и построить новое. Сегодня уже можно говорить, что система построена. Теперь главное – наполнить её конкретным содержанием. Уже виден экономический подъём в Крыму. Это ощущают все крымчане. А главное, что делают наши лидеры – они сохраняют Крым в его развитии. Здесь нет «проходного двора», здесь не даётся в обиду крымский бизнес.

– Сложнее работать, в том числе и вашему ведомству, в российском законодательстве? С какими проблемами сталкиваетесь?

– Проблем много. Например, нашим бизнесменам было тяжело сохранить динамику товарооборота. Ведь у многих часть бизнеса осталась на Украине, там остались партнёры, друзья, родственники. И при отсутствии возможности вести банковские расчёты многим крымским бизнесменам приходилось идти на нарушения, например, сумками возить деньги.

Полтора месяца назад у нас была проверка Россельхознадзора. По её итогам нам сказали, что мы не совсем эффективные, потому что у нас… только 25% штрафов. И при этом мы не обратились в суд с иском о закрытии какого-то производства. Пусть меня назовут неэффективным, пусть меня назовут хромым, главное, чтобы мы двигались в правильном направлении и крымские предприятия и бизнес развивались. К счастью, такую же позицию занимает и глава республики Сергей Аксёнов. Сегодня, образно говоря, растоптать молодые крымские побеги в экономике буквой закона проще простого. Но кому это пойдёт на пользу? В Крыму нет госкорпораций, крупных производств, и наша задача – помочь окрепнуть местным «росткам» бизнеса, убрать всех вредителей. Кстати, нас в этих противоречиях с Россельхознадзором поддержал министр Открытого правительства Михаил Абызов.

– Понимает специфику сегодняшней экономической ситуации в Крыму.

– Если бы каждый крымчанин, поддержавший Владимира Путина, был буквоедом, мы бы никогда не были в России. Надо понимать, что в каждом законе, помимо буквы, есть дух закона. И чиновничья упёртость, прямолинейность иногда вредят общему процессу.

– А иногда и откровенная чиновничья глупость.

– Наша задача сегодня – не оштрафовать бизнесмена или руководителя предприятия, не взыскать с него последние копейки, а помочь ему усилить оборот средств, товаров и т. д. Я вообще сторонник того, чтобы количество контролирующих органов и чиновников‑контролёров было прямо пропорционально количеству бизнеса. Есть 100 тысяч предпринимателей, должно быть, к примеру, 100 контролёров. Есть 90 тысяч, значит и контролёров должно быть 90 человек. И тогда контролирующий орган не будет заинтересован во взимании штрафов, а будет заинтересован в том, чтобы этот штраф не «убил» этого предпринимателя. Ведь если станет меньше предпринимателей, меньше понадобится и контролёров. Конечно, если мы видим, что деятельность того или иного бизнеса угрожает жизни и здоровью людей, сразу подключаемся к эпизоотическим расследованиям, выписываем крупные штрафы, изымаем опасную продукцию, уничтожаем её и т. д.

– От профессионализма сотрудников вашего ведомства зависят жизни сотен и тысяч людей.

– Поэтому, например, сейчас у нас на складах лежит 200 тонн просроченной исландской селёдки, а также сотни тонн мяса и прочего товара. Когда говорят, что работы ветеринаров не видно, это неправильно. Тишину любят деньги и ветеринары тоже. Общество должно понимать, что, если мы, что называется, заговорим громко, значит, где-то уже беда. Потому что наша деятельность направлена в том числе и на обеспечение эпизоотической безопасности. Особенно это касается заболеваний, передающихся от животного к человеку. Это наш очень серьёзный и постоянный фронт работы, афишировать который не стоит. Но надо, чтобы люди понимали и слушали нас. Если, например, просим привезти раз в год на бесплатную вакцинацию собачку, кошечку или другое домашнее животное, значит, их надо привезти. Если хозяин животного хочет это сделать в частной клинике, заплатить за дорогую поливалентную вакцину, это его право. Но он тоже обязан это сделать.

– А какое ваше любимое животное?

– Люблю многих. У нас есть овчарка Герда. Люблю коров. Это, наверное, идёт с детства. Коровы – открытые, чистые животные. Родители держали коров только породы красная степная. Увы, это было так давно (улыбается). Сейчас у меня конечно же, нет собственной коровы.

– А вы умеете доить корову?

– А как же! У нас это всегда делала мама. Но меня она научила тоже.

– Хобби у вас есть?

– Их несколько. Не на всё, к сожалению, хватает времени. Скажем так, из «ленивых» хобби люблю вот это (показывает монеты).  Я нумизмат-любитель. Многие монеты напоминают мне тот или иной этап в жизни или взаимоотношениях с теми или иными людьми. Много монет выкопал сам.

– В Бахчисарайском районе, откуда вы родом, с его богатейшей историей это не удивительно.

– Село Заветное Почтовского поссовета, где я родился, когда-то было местом нахождения римской дружины. Там проходила дорога, которая связывала Крым с материковой частью Украины. Это сейчас мы через Джанкой туда ездим. Раньше это была Армянская дорога. Понятно, что люди на ней что-то теряли.

– Интересуетесь историей родного края? А книги какие читаете?

– Исторических книг читал не очень много. Но те страницы истории, которые связаны с монетами, моей малой родиной, изучал скрупулёзно. Как, например, всё происходило, когда в наших краях была Екатерина Великая, когда их посещал Николай II и другие личности, известные в истории. Будучи мальчишкой, я выкопал медный екатерининский пятак и стал интересоваться, откуда он мог взяться. И вычитал, что, проезжая по Крыму, Екатерина бросала такие монеты подданным, встречавшим её. Увы, сейчас времени на чтение исторической литературы и вообще на чтение практически нет.

– А со спортом дружите?

– Когда-то я хорошо с ним дружил, сейчас опять же не хватает времени. Люблю волейбол, занимался им в школе и в институте, поэтому чуть-чуть считаю себя волейболистом. На пляже, когда люди играют, тоже обязательно участвую. Тянет.

– Что вы больше всего цените в своих друзьях? Их у вас много?

– У меня очень много товарищей. Друг в моём понимании – это нечто иное. К счастью, у меня есть друзья. С некоторыми дружу со школы, института, и по бизнесу есть именно друзья, а не партнёры. Если мне понадобится перехватить тысячу рублей, то знаю, что они обязательно мне их дадут. Ценю в них верность, искренность. А товарищей у меня ещё больше. Правда, когда занимался политикой или чиновником был, мог кому-то посоветовать или помочь, товарищей было больше. А когда был, как говорят, не в фаворе, их становилось меньше. Но зато я мог проверить, кто со мной оставался рядом не из-за моей должности (улыбается).

– Способность, которой вам хотелось бы обладать?

– Юношеский максимализм, он тоже во что-то трансформируется. Мне стало интересно изучать взаимоотношения людей, их психологию. Много литературы на эту тему перечитал. А теперь мне хочется создать достойную ветеринарную службу в Крыму, поэтому тоже приходится многому учиться, изучать, брать пример, чтобы быть профессиональным управленцем.

– К чему вы испытываете сильное отвращение?

– К подлости, к предательству. Всегда держусь в стороне от людей, способных на такое.

– Вас предавали? Вы прощали этих людей? Мстили им?

– Было такое. Что касается прощения… Как у русских говорят: дурак должен ехать впереди. Я стараюсь не иметь ничего общего с ними. Мстить им? А стоит ли терять на это время?

– Что может вывести вас из себя?

– Многое. Раньше меня вообще легко можно было вывести из себя. Я очень серьёзно реагирую на несправедливость и ложь. Мне кажется, русская, восточнославянская нация, православная цивилизация и сильна правдой. Поэтому когда есть неправда, я к этому очень нехорошо отношусь.

– В Бога верите?

– Я православный. Но показушничать в этом плане не буду. Но уже в начальной школе меня нередко отправляли за родителями из-за того, что я носил крестик.

– Вы «хозяин» жизни или «наблюдатель»?

– Оставлю ответ на этот вопрос своим близким, друзьям, думаю, не мне давать оценку, кто я в этой жизни. Придёт время, люди, которые меня знают, лучше определят это по совокупности сделанного мной. Знаю точно, что пришёл в эту жизнь не для того, чтобы побыть в ней «бандерлогом».

– Автомобиль водите? Любите быструю езду?

– Вожу автомобиль. Управляю транспортными средствами с достаточно раннего возраста. Не водил ни разу только трамвай и троллейбус. Когда-то мог позволить себе быструю езду. Сейчас мне кажется, я достаточно комфортный для окружающих водитель, аккуратно езжу. Приходилось преодолевать очень дальние расстояния. Словом, с двигателями внутреннего сгорания дружу.

– В отпуске уже были? Какой отдых любите? Какое место в Крыму нравится?

– В этой должности в отпуске ещё не был. И в ближайшее время, наверное, не получится. Есть немало любимых мест в Крыму. С семьёй любим путешествовать и, конечно, отдыхать у моря. Мы не диванные люди. И я благодарен своим родным за это и за то, что мы все одинаковы в своих предпочтениях.

– Жена кто по профессии?

– Она имеет два диплома – психолога и преподавателя математики и информатики. Очень интересный человек, у которого я и дети многому учимся. Наша старшая дочь – школьница, младшая ходит в садик. Поэтому я стараюсь больше времени проводить с семьёй, а не на рыбалках и т. д. Дети растут, им сейчас необходимо моё внимание. Дорыбачу потом, на пенсии (улыбается).

– Вы для дочек авторитет? Жена может оставить их на вас?

– Авторитет в первую очередь для них мама. Но и я им не чужой человек (смеётся). Жена спокойно может уехать, она водит автомобиль, по своим делам и оставить детей со мной. Готовлю я, конечно, не очень часто. Если не считать 8 Марта и ещё нескольких дней в году. Я не кулинар, это точно. Но моя семья голодной не останется.

– А вы в еде привередливы? Или вашей жене повезло?

– Вопрос скорее к жене. А если серьёзно, то, мне кажется, в семье каждый должен стараться вести себя таким образом, чтобы и все остальные чувствовали себя комфортно. Поэтому я в еде не привередливый.

– В своё время вы в Крыму возглавили партию пенсионеров. А сами боитесь старости?

– Тогда ко всему прочему речь шла о повышении пенсионного возраста. И я хотел в парламенте Украины отстаивать интересы этих людей. Ведь при Тимошенко были, например, отменены выплаты детям войны. И только в Крыму они были сохранены. Сегодня эта тема уже не так актуальна. Но мы все рождены женщиной, доживём до старости, это естественный процесс. Чего её бояться?

– Ваш жизненный девиз, принцип какой?

– Всё должно быть естественно: круглое надо катить, плоское – тащить, а двигаться надо вперёд. Мне многое довелось пережить, особенно когда занимался политикой. Были и нападения, и оскорбления. Но сегодня мне не стыдно посмотреть в зеркало и увидеть, что там перед тобой стоит не подлец.

– Если вдруг придётся покинуть эту должность, это будет для вас трагедией?

– Я человек команды, которая может и должна преобразовать Крым, сделать жизнь крымчан лучше, комфортней. Я не отношусь к той категории людей, которые сбивают пальцы в кровь, чтобы задержаться в служебном кресле. Если мне сегодня скажут, что надо сделать это и вот так, и я буду понимать, что это не предательство, а развитие, я это сделаю.

– О чём мечтаете?

– Как и каждый человек, мечтаю только о хорошем. Но сейчас есть одна главная мечта – чтобы был мир. В детстве и юности мне было непонятно, когда бабушки и дедушки, желая что-то, обязательно желали и мирного неба над головой. Сегодня я понимаю это больше, чем когда-либо. И тоже всем желаю мира.