«В бизнесе и не такое увидишь, как в чиновничьей жизни»
«В бизнесе и не такое увидишь, как в чиновничьей жизни»
07 сентября 2020 - 13:37
«В бизнесе и не такое увидишь, как в чиновничьей жизни» 07 сентября 2020 - 13:37
Борис Седенко

 

Евгений Кабанов рассказал в интервью Крымскому информационному агентству о реализации ФЦП, слухах о своей отставке, заезженных отговорках, новом министерстве, причинах отсутствия главного архитектора и брендовых вещах.

ФЦП online

– Евгений Константинович, в июне глава Крыма Сергей Аксёнов начал проводить еженедельные совещания по строительной отрасли РК. Связано это было в первую очередь с отставаниями по выполнению мероприятий ФЦП, в том числе из-за коронавируса. За это время удалось ли исправить ситуацию?

– Ну, это было связано не с отставаниями. Это было связано с тем, что республике выделяют беспрецедентные суммы из федерального центра – это и программа ФЦП, и субсидия Москвы, и субсидия Росавтодора. Поэтому задача состоит в том, чтобы крымчане чётко владели ситуацией: где, в каком объёме и в какие сроки будет реализовано то или иное мероприятие.

– Насколько эти совещания эффективны для того, чтобы контролировать ситуацию?

– Безусловно, у нас в любом случае система контроля по ФЦП была налажена ещё с прошлого года. Я считаю, что публичность этому процессу только способствует. Все подрядчики и заказчики чувствуют свою меру ответственности перед крымчанами, перед главой республики за принятие решений и выполнение задач в срок.

– В ходе этих совещаний Сергей Аксёнов неоднократно предлагал награждать тех подрядчиков, которые сдают свои объекты раньше срока, и наказывать отстающих. Есть ли сейчас претенденты на награды и порицание?

– Я думаю, пока рано об этом говорить. Подведём итоги в конце третьего квартала.

– Когда вы выезжаете на объекты, часто ли слышите от подрядчиков отговорки?

– Постоянно. Говорят, что поставщик подводит с поставкой материалов. То сетуют на коронавирус, хотя строительный комплекс в целом по республике стоял не более 10 дней. Зачастую это некомпетентность и нежелание выполнять поставленные задачи. Есть и положительные примеры, когда подрядчики, наоборот, идут с опережением – таким мы даём дополнительные объёмы работ.

Выход к морю

– Во многих курортных городах остро стоит вопрос о реконструкции набережных. Как продвигается работа в этом направлении?

– На сегодняшний день у нас есть ряд готовых проектно-сметных документаций. Это набережная в Коктебеле, в этом году у нас стоит задача – заключить контракт на строительно-монтажные работы. Заканчивается разработка набережной в Оленевке. В высокой степени готовности, но требующая корректировки проекта в части сметной стоимости набережная в Гурзуфе. Сейчас довольно-таки серьёзно рассматривается вопрос подготовки технико-экономического обоснования по набережной Николаевки.

– Это будут отдельные проекты, никак не связанные единой концепцией под каждый город, или они будут иметь общие идеи?

– Каждый муниципалитет у нас аутентичен. В любом случае это будет выноситься на республиканский градостроительный совет в части архитектурных решений, дизайна и ландшафтных предложений. Этот вопрос будет на обсуждении профессионального сообщества. Мы постараемся подобрать оптимальное решение – чтобы было комфортно отдыхающим и с точки зрения эксплуатации набережной недорого. Это большая трудоёмкая работа.

– На ваш взгляд, в реконструкции набережных что самое главное?

– Берегоукрепление. И это самое затратное.

Больше метров

– Какие основные задачи ставятся перед Министерством жилищной политики и государственного строительного надзора РК?

– Вице-премьер РФ Марат Хуснуллин поставил перед нами задачу – увеличить темп ввода жилья практически в два раза. Мы понимаем, что без особого контроля, без органа, который будет системно, ежедневно этим заниматься, такой задачи нам не достичь. В Москве и Московской области есть министерство или департамент, который занимается исключительно жилищной политикой, формирует земельные участки, подводит коммуникации. Любая стройка – это в первую очередь сформированный участок с коммуникациями.

Ну и вторая задача – в связи с тем что по Госстройнадзору было множество нареканий со стороны крымчан и предпринимателей по поводу качества работы и скорости рассмотрения, принято решение службу ликвидировать. Мы её переформатируем в министерство, полностью обновим кадровый состав, дадим возможность молодёжи проявить себя на министерских должностях. Уверен, это даст свои плоды.

Также было принято решение с 1 октября передать функцию выдачи разрешения на строительство в части индивидуальных жилых домов на уровень муниципалитетов. Чтобы человек, проживающий в Красноперекопске, не ехал в Симферополь для строительства частного дома. Это упростит документооборот, позволит разбюрократизировать процедуру. Уверен, в 2021 году мы увидим положительные результаты данной работы.

– На ваш взгляд, муниципалитеты готовы выдавать такие разрешения? Не получится так, что они начнут печатать их, как на принтере?

– Уведомление на ИЖС состоит из трёх-четырёх документов, поэтому точно уж полномочий и профессиональных способностей специалистов муниципалитетов вполне достаточно.

А цена ниже?

– Увеличение темпов строительства повлияет на цену квадратного метра в Крыму?

– Цена зависит от спроса и предложения. Об этом ещё Адам Смит говорил. Поэтому в любом случае на рынок мы должны дать качественное предложение для того, чтобы таким образом понизить цену. Незначительное, около 7-12% снижение цены возможно, если мы выйдем на необходимый темп строительства жилья.

– Готовы ли коммуникации городов к таким стройкам?

– В части электричества – практически да. Есть у нас сложности с водой. Но мы сейчас закладываем в ФЦП ряд мероприятий, чтобы комплексно это решить.

– В Крыму, как и по всей стране, активно работает программа субсидирования ипотеки до 6,5%. Как она себя уже проявила и есть ли шансы, что её продлят?

– Более тысячи ипотек уже прошло по льготной программе. Тяжело говорить о продлении. Но мы в любом случае ходатайствовали перед федеральным центром о её продлении, ведь она показала свою эффективность.

– Все ли застройщики сумели перейти на проектное финансирование и получить деньги от банков, работающих в Крыму?

– Проектное финансирование для застройщиков – непростой инструмент. Но он в первую очередь направлен на защиту граждан.

Не такими темпами идёт переход на проектное финансирование, как мы планировали. Связано это с тем, что наши застройщики не готовы ещё следовать всем инструкциям Центробанка. К сожалению, банкиры не готовы быть лояльнее в части документов от наших застройщиков. Пытаемся эти процессы «поженить».

Порядка 8 объектов по проектному финансированию у нас реализуются, порядка 15 – на рассмотрении в банках. Но хотелось бы этот процесс ускорить.

– От застройщиков часто можно услышать, что комплексная застройка – это кабала, что много социальной нагрузки на них ложится… На ваш взгляд, так ли тяжело приходится крымским застройщикам?

– Думаю, что среднерыночная цена квадратного метра, где осуществляются проекты комплексного развития территории, позволяет застройщику уж точно построить инженерные коммуникации к объекту. А по социалке, будь то садики и школы, мы всем застройщикам помогаем. У нас на всех наших проектах комплексного развития территорий реализуются все социальные объекты за счёт федерального бюджета.

– Все ли новые микрорайоны отвечают современным требованиям к безопасности и комфорту?

– Да, абсолютно. Это действительно хорошая работа проектировщиков, архитекторов, генпланистов. Полностью создана комфортная среда для проживания. Мне всё нравится пока.

Без «порядочного на руку» архитектора

– Во многих городах Крыма нет главного архитектора. Почему сложилась такая ситуация?

– Качественный главный архитектор должен обладать определённым багажом юридических, административных знаний. Наверное, вопрос в заработной плате. На госслужбу при той зарплате, которую мы можем предложить, профессионалов найти крайне тяжело, которые к тому же ещё и порядочными на руку будут. Но это не только в Крыму такая проблема.

– В Крыму есть Союз молодых архитекторов Крыма. Следите за ними?

– Да, мы включили несколько человек из СМАКа, победителей конкурса «Архитекторы.РФ», в состав Градостроительного совета РК. И мы прислушиваемся к их мнению. Новая стезя, новые веяния – молодцы ребята. Это достойная замена нашим ветеранам.

Burberry против «Нины Ониловой»

– Давайте теперь немного поговорим о личном. Вы носите брендовые вещи, например, на вас сейчас ремень Burberry. Какая самая дорогая вещь в вашем гардеробе?

– Ну, такой, конечно, вопрос… Давайте я не буду на него отвечать.

– Ваш любимый бренд?

– «Нина Онилова». Но я, честно, не люблю на такие вопросы отвечать. Зачем?

– Вы один из самых молодых вице-премьеров Крыма. На ваш взгляд, статус чиновника влияет на молодого человека? Замечали ли за собой изменения в поведении, повседневном общении?

– Я же чиновником не с первого дня работаю. Почти 15 лет я занимался строительным бизнесом. Поэтому, думаю, на меня мало что уже может наложить отпечаток. В бизнесе и не такое увидишь, как в чиновничьей жизни.

– Как вы пришли в бизнес? Я слышал много разных историй, например, что вам достался бизнес отца.

– Нет, у меня отец военный. Я пошёл по его стопам – он военный строитель, строил исключительно государственные объекты. А мой бизнес начался с того, что мы с одним приятелем решили построить магазин в 50 квадратных метров в Севастополе.

– На ваш взгляд, самый тяжёлый период в бизнесе?

– Становление. Самый тяжёлый период, когда нет денег, – первые пять-семь лет.

– Недавно в интервью вы оценили свою работу на посту вице-премьера на твёрдую тройку. Студентов, например, за тройки лишают стипендии. Как думаете, для чиновников возможен ли какой-то подобный вариант стимулирования?

– Ну, наверное, можно ставить вопрос о лишении премии.

– Ранее вы были президентом Федерации водного поло РК. Сейчас удаётся заниматься вод-ным поло и спортом в целом?

– Спортом как таковым не занимаюсь, занимаюсь больше физкультурой, стараюсь делать это ежедневно. Так как я большую часть времени нахожусь в Симферополе и здесь есть проблема с бассейном, заняться водным поло не представляется возможным. Уже где-то полтора года я не играл в эту игру.

– Как вы пришли в этот вид спорта?

– Я обожаю море, плавание. Меня мама в пятом классе привела в секцию. В Севастополе всегда была команда, которая играла в высшей лиге СССР. Там очень хорошая школа. И я в 18 лет стал мастером спорта по водному поло.

– Как вы заработали первые деньги?

– Первые официальные деньги я заработал, будучи игроком сборной Севастополя по водному поло. 120 гривен в месяц я получал.

– А на что потратили?

– На магнитофон в «Таврию». Это была моя первая машина.

– По итогам 2019 года вы задекларировали самый большой годовой доход среди крымских чиновников…

– Оттуда и Burberry…

– Да. При этом у вас в собственности нет ни квартиры, ни машины, но задекларировано 17 парковочных мест. Как так получилось?

– Это мы строили один проект в Севастополе, и они были в своё время не проданы. Я ничего умнее не придумал, как просто их оформить на себя.

– Как думаете, паркоместа – выгодное капиталовложение?

– Ну, они пока не проданы. Они стоят в открытой продаже. Но их там было 120, а осталось 17. Поэтому…

– В анонимных крымских телеграм-каналах примерно раз в месяц появляются инсайды о вашей отставке. Читаете ли такие телеграм-каналы? Обращаете внимание на подобного рода сообщения?

– Нет, абсолютно. У меня только профессиональные телеграм-каналы есть: «Железобетонный замес», «Архитектурные излишества». А вот эту чушь я не читаю.

– Вы работаете в бывшем кабинете Виталия Нахлупина. Верите ли в ауру, энергетику мест, предметов?

– Ещё это бывший кабинет Евгении Бавыкиной (занимала должность вице-премьера РК с 2014 по 2016 год. – Ред.), здесь много кто сидел из замгубернаторов… В ауру верю не всегда. Вот ремонт этого кабинета делался ещё в украинский период. Точно не Нахлупиным. Поэтому я тут ещё ничего не стал менять, хотя хотелось бы. Всё руки не доходят.

– А что бы вы поменяли?

– Всё. Упростил бы. Сделал бы что-нибудь в стиле лофт.