Ювенальная юстиция по-немецки
Ювенальная юстиция по-немецки
26 апреля 2016 - 14:02
Ювенальная юстиция по-немецки 26 апреля 2016 - 14:02
Юрий Фёдоров
У русских эмигрантов отобрали двоих детей
Очередные жертвы ювенальной юстиции в Европе взывают о помощи. В европейский информационный центр прав человека в Вене в отчаянии обратилась гражданка России Елена Квиринг, которая более 20 лет вместе со своей семьёй живёт в Германии. Перспектива у женщины нерадостная – она может лишиться сразу двух внуков. 
Гражданке России Анастасии Завгородней, которая живёт в Финляндии, запретили
общаться с её четырьмя детьми из-за того, что 6-летняя дочь Вероника сказала 
в школе, что «папа хлопнул её по попе».  Фото из личного архива Завгородней

Молодые родители

Ангелина и Даниэль для Европы нетипично молодые родители. Когда у них родились дети-погодки, им не исполнилось ещё и 25. В трёхлетнем возрасте Ангелина вместе со своими родителями эмигрировала из Сибири в Германию. В 2011 году уже типичным для Европы способом (через Интернет) познакомилась с будущим мужем Даниэлем. А через год у них родился сын Джеми. Ещё через год – дочка Эбби. Когда девочке было два с половиной месяца, у неё начались проблемы со здоровьем, и родители обратились в больницу. И тут для них начался настоящий ад. 

Загадочные травмы

Однажды отец заметил на бедре Эбби отек. Акушерка, которая ежедневно навещала семью, посоветовала обратиться в отделение скорой помощи, а затем в детскую клинику. Что происходит с их дочерью, родителям удалось узнать не сразу. Лишь на следующий день им сообщили, что у девочки обнаружены многочисленные переломы костей. Управление по делам молодёжи сразу же обвинило родителей в издевательстве над ребёнком и взяло девочку под опеку. Ангелине и Даниэлю разрешили находиться с дочкой полчаса в день. «За компанию» забрали и старшего сына Джеми, у которого никаких повреждений, кроме хронического заболевания дыхательных путей, не нашли. Затем последовали многочисленные судебные разбирательства, в результате которых детей отдали на попечение в другую семью.

Между тем что именно произошло с Эбби, до конца не известно. Родители категорически отрицают факты насилия и допускают лишь неумышленное причинение вреда здоровью по неосторожности. Много неясного и в медицинских заключениях. Врачи так до сих пор не определили причину возникших переломов, если они вообще были. Не приняты во внимание и родовые травмы, которые могли быть причинены ребёнку, исходя из клинической картины протекания родов, которая также присутствует в материалах дела. Кроме того, есть ссылка на интересный эпизод обращения к некоему специалисту-хиропрактику. 

цифра

129 русских детей за 3 года спецслужбы Норвегии и Финляндии изъяли из семей.

«У Эбби на втором месяце жизни была обнаружена асимметрия осанки в связи с нарушением на верхнем участке шейного отдела позвоночника, которое было успешно вылечено при помощи хиротерапевтических мер», – отмечается в материалах судебного разбирательства. 

Также здесь указано: «Развитие Эбби протекало хорошо, за исключением перекоса таза, который был диагностирован, когда Эбби был приблизительно один месяц. Мать с девочкой посетили доктора Пеппеля, который выправил положение таза». 

В одном из медицинских заключений указано, что у девочки может быть редкая форма заболевания костей – несовершенный остеогенез, а никак не переломы, якобы нанесённые родителями. Тем не менее дальнейшая медицинская экспертиза по этому поводу не проводилась. 

Свидания с детьми под пристальным надзором

17 октября 2014 суд немецкого города Падеборн лишил гражданку России Ангелину Де Мейер и её супруга Даниэля Де Мейера родительских прав. Ведомство опеки обвинило семью в издевательствах и жестоком избиении дочери. Навещать своих детей они теперь могут в течение строго регламентированного времени в присутствии приёмных родителей. Те фиксируют практический каждый шаг и каждое слово Ангелины и Даниэля, на основании которых делают выводы об их материнских и отцовских качествах. Совсем не удивительно, что после таких визитов «родители казались уставшими и реагировали почти облегчённо, когда контактная встреча закончилась. Прощание прошло без проблем, оба ребёнка позволили родителям себя обнять, при этом сами не ответили на это». Такое наблюдение сделала жёсткая ювенальная машина… 

Весомым аргументом в пользу лишения родительских прав органы опеки сочли и тот факт, что отец Эбби воспитывался в неблагополучной семье. Его мать злоупотребляла наркотиками и воспитанием сына не занималась. 

«Такая взаимосвязь представляет собой важный фактор риска, так как родители, сами пережившие пренебрежение, в стрессовых ситуациях могут иметь сложности подчинить свои собственные потребности потребностям детей», – пришли к выводу органы опеки. 

Крик о помощи

Семья Де Мейер в отчаянии. Мать Ангелины и бабушка маленькой Эбби Елена Квиринг обратилась Европейский информационный центр прав человека в Вене. Она пишет: «20 лет назад вся наша семья переехала в Германию, и я думала, что мы всё сделали правильно. Но оказалось, что нас здесь берут на самую низкооплачиваемую работу, а люди с высшим образованием моют полы и ухаживают за стариками. Успокаивало только одно – детям здесь будет хорошо! Как мы ошибались!!!» Теперь Елена уверена, что во всей этой истории поистине «с водой выплеснули ребёнка»: «За всеми этими делами совершенно забывают о маленьких человеческих душах, которые никогда не простят взрослым свои сломанные жизни». 

В Европейском центре прав человека говорят, что по адресу их организации поступило уже сотни жалоб и обращений от русскоязычных соотечественников. В отношении дела семьи Де Мейер готовится обращение в Конституционный суд Германии, а также в Европейскую комиссию в Брюсселе. 

Между тем после почти двухлетних разбирательств доведённая до отчаяния гражданка России Ангелина Де Мейер заявила ведомству опеки, что в связи с откровенно противоправными действиями в отношении её семьи и угрозе жизни будущему ребёнку (Ангелина ждёт появления третьего малыша) она собирается обратиться за помощью к Президенту Российской Федерации Владимиру Путину. В отместку немецкие чиновники пригрозили незамедлительно без решения суда изъять новорождённого ребёнка в роддоме.