Юлия Евдокимова: Наступили тя жёлые времена, но ведь лёгких времён не бывает
Юлия Евдокимова: Наступили тя жёлые времена, но ведь лёгких времён не бывает
30 апреля 2020 - 12:36
Юлия Евдокимова: Наступили тя жёлые времена, но ведь лёгких времён не бывает 30 апреля 2020 - 12:36

 

С начала пандемии выросло количество обращений к психиатрам и психологам. У специалистов даже появился такой термин – «коронапсихоз». Это реактивное состояние, паника, которые возникают у людей сегодня. Причины этого явления – страх потерять работу, неплатёжеспособность, невозможность прогнозировать своё будущее и отсутствие перспектив. Из-за чего возникает ещё одна проблема – насилие в семье. Что со всем этим делать? За советом «Крымская газета» обратилась к кандидату психологических наук, доценту кафедры социальной психологии Таврической академии КФУ Юлии Евдокимовой.
Фото: Гала Амарандо

В спящем режиме

– Для многих крымчан самоизоляция стала серьёзным испытанием. Почему так происходит?

– Безусловно, самоизоляция – абсолютно новая для большинства людей форма организации жизни, а любые перемены чаще всего вызывают и сопротивление, и стресс, и психологические проблемы адаптации.

Поэтому стоит признать, что рост психологических проблем наблюдать мы будем. Сейчас даже используется термин «гибернация», который пришёл в психологию из компьютерного мира. Это такой «спящий режим», ты вроде включён, но процессы затихают, заряд на минимуме, только лампочка иногда мигает.

Поэтому я не собираюсь отрицать проблему, она есть. Я давно занимаюсь психологией инноваций и хорошо знаю статистику, которая подтверждает, что как только меняется стандартное положение вещей, в поведении людей появляются какие-то отклонения. Например, огромное количество проблем, сходных с нынешними, было в период распада Советского Союза. Тогда у людей тоже изменились условия жизни – бытовые, финансовые, экономические – и, конечно, возникла психологическая напряжённость. Сегодня многие люди находятся в схожей ситуации напряжения.

– И как в такой ситуации не слететь, скажем так, с катушек?

– В периоды нарастания тревоги надо постараться найти что-то стабильное, определить какой-то постоянный ресурс. Где? Внутри себя, в семье, то есть там, где эта стабильность на данный момент существует. Организовать своё пространство. Например, сделать генеральную уборку, разобрать старые вещи, избавиться от хлама, прочитать книгу, на которую до этого элементарно не хватало времени, заняться рукоделием. Делать то, что человек сам может в данный момент организовать и контролировать в границах своего жилища, территории, среды. А среда очень влияет на наше восприятия мира и себя.

– То есть жить здесь и сейчас, не заглядывая в будущее?

– Можно обратиться и к анализу того, что было в прошлом. Вспомнить, в какой период вам было хорошо и каким личным психологическим ресурсом вы тогда обладали. А затем восполнить его, к примеру, восстановить контакты с людьми, с которыми тогда было комфортно, искать «своих» по духу, интересам. В этом процессе человек очень часто находит себя самого. Не ждать окончания чего-то – карантина, проблем, не ожидать того, что будет – лета, открытия границ… Если мы сможем найти точку стабильности хотя бы на несколько часов – это уже хорошо. Искусство маленьких шагов, как у Экзюпери.

 

Мужское и женское

– По данным некоторых московских специалистов, сейчас примерно на треть выросло число обращений к психиатрам мужчин, которые жалуются на усталость, сложность контроля своих эмоций в условиях «заточения». Казалось бы, мужской характер подразумевает большую выносливость в период перемен, но часто происходит наоборот. Почему?

– Увы, но факт остаётся фактом, владение эмоциями – это наиболее слабая сторона мужской психологии. Почему женщинам легче во времена перемен? У них шире диапазон реакций, эмоциональных в том числе, и они более свободны в их проявлении. У мужчин фактически существует некий социально-культурный запрет на выражение собственных эмоций. Причём это принципиально не зависит от их принадлежности к тому или иному социуму. К примеру, у разных народов мальчику с детских лет внушают: нельзя плакать, ты мужчина. До эпидемии коронавируса у мужчин был способ хоть как-то выплеснуть свои эмоции в социально-приемлемых формах: поболеть за свою футбольную команду, съездить на рыбалку, встретиться с друзьями… И вдруг неожиданно всего этого они лишились и не могут проявить весь спектр своих чувств, открыть доступ к значимым для них переживаниям. Кстати, не только эмоциональный диапазон у сильной половины человечества менее широк, например, мужчины хуже реагируют на повышение температуры тела. Потому что это тоже отклонение от среднестатистической точки стабильности их состояния. И эмоционально они переживают это с большими негативными последствиями, чем женщины. Поэтому сегодня очень важно выработать (прежде всего в семье) приемлемый механизм контроля над ситуацией, эмоционального в том числе.

– И не допустить возникновения бытового насилия, о росте которого сегодня тоже говорят специалисты?

– Надо учитывать, что возникновению бытового насилия способствуют или, наоборот, препятствуют и социальные факторы. Та же криминализация общества в какой-то степени может негативно повлиять на рост проявлений насилия, в том числе и в семье. И, конечно, нельзя забывать об экономическом факторе: чем сильнее финансовая зависимость людей друг от друга, тем интенсивнее может проявляться психологическое давление, бытовое насилие. Политические факторы тоже нередко раскручивают эти процессы. Есть также версия, что и СМИ неправильно поступают, когда бьют тревогу по поводу роста бытового насилия. Тем самым они как бы дают социальное разрешение на него: смотрит на всё это человек и думает: раз так у всех происходит, значит, и мне можно.

 

Яичница раздора

– Но ведь сам факт бытового насилия можно трактовать и воспринимать по-разному?

– Конечно. Ведь когда мы говорим о бытовом насилии, почему-то у всех срабатывают стереотипы: насилие возникает тогда, когда в семье муж – патологический ревнивец или алкоголик, который, напившись, бегает за всеми и угрожает расправой, или религиозный фанатик, который достаёт домочадцев своими правилами.

– Но ведь такие на самом деле есть…

– На самом деле если говорить о психологических причинах бытового насилия, то «насильником» в семье может быть даже ребёнок, который, например, требует к себе постоянного всеообщего внимания. Бабушка – агрессор-контролёр – тоже распространённое явление. Ведь по сути насилие – это контроль, а насильник – человек, который стремится тотально контролировать поведение другого человека. «Почему свет не выключаешь, я за него плачу, надо экономить…», за этим следует выключение телевизора, радио, компьютера. Даже унижение человека – это тоже форма бытового насилия: «Посмотри, люди в «Инстаграме» выставляют шикарные блюда, а мы третий день яичницу едим». Оскорбление – тоже фактор насилия. И совсем не обязательно унижает другого человека мужчина. Женщины тоже умеют очень тонко унизить. Особенно когда мужчина изменил свой статус, был добытчиком и вдруг потерял работу. Игнорирование – тоже вид насилия: буду лежать на диване и страдать, потому что я потерял работу, не подходите ко мне. Как и игнорирование достижений другого человека. Ведь бывает, когда жена в сложной ситуации старается хоть что-то делать – научиться вязать, шить те же маски, муж начинает, извините, зудеть: зачем тебе это надо, ты как не умела ничего делать, так и не умеешь, всё равно всё рухнет… Насилие может проявляться в обесценивании ребёнка, который старается в нынешних непростых условиях делать домашнее задание… Обесценить можно всё что угодно. Гиперопека как контроль под видом заботы, обидные шутки, сексуальное принуждение, перекладывание ответственности – тоже формы бытового насилия.

 

Период «сладкой ваты»

– Одно дело, когда насилие в семье – мелкая ссора или ворчание, а другое, когда это приводит к рукоприкладству…

– Безусловно. Но почему очень сложно понять: насилие это или человек спонтанно сорвался? Потому что у насилия есть циклы: после конфликта всегда идёт примирение, «сладкая вата», когда он или она искренне просят прощения, потом идёт спокойный период. Он нужен насильнику, чтобы накопить энергию и, главное, чтобы удержать жертву, она не должна сорваться «с крючка». Для жертвы этот спокойный период тоже очень сложный, потому что она не может сориентироваться – партнёр меня любит или нет, ведь так красиво и трепетно ухаживает за мной, может, у этого замечательного человека просто случился нервный срыв. Но после периода спокойствия наступает период провокации, когда человека ещё не обижают, а например, подкалывают, начинается мелкая критика, возможны какие-то мелкие проявления физической агрессии. И лучший выход для жертвы – осознать эти фазы нарастания конфликта, копить ресурс и уходить из таких патологических отношений.

– Сейчас особо некуда.

– При желании всегда можно найти, куда бежать. Другое дело, когда жертва попадает в ситуацию психологической зависимости от насильника и у неё формируется соответствующий стиль поведения: сейчас он или она проявляют агрессию, но потом опять будет лапочкой. Вот это опасно. Мы должны помнить признаки бытового насилия – умышленность, осознанность своих действий, желание доминировать, устанавливать правила, наказывать, контролировать действия и даже чувства.

 

Диванные войны

– Какой совет можно дать жертвам насилия и тем людям, у которых в условиях самоизоляции начинают проявляться, скажем так, ярко выраженные психологические эмоциональные реакции, которых раньше не было?

– Совет простой – разговаривать, поскольку насилие – это одна из форм конфликта. Он возникает, когда идёт борьба за материальный или нематериальный ресурс. Квартира, в которой в условиях самоизоляции находятся наши граждане, по большому счёту, тоже ресурс, территориальный. А территориальные войны – самые распространённые на земле. Сегодня они по причине эпидемии коронавируса чаще возникают в мини-системе – семье. Но есть способы преодолеть нынешнюю ситуацию более-менее безболезненно. Во-первых, надо доверять друг другу. Будет доверие – появится и чувство безопасности нахождения с тем или иным человеком на одной территории. Ну и, конечно же, должно быть партнёрство, когда мы будем на равных разговаривать и уважать личные границы друг друга. Как говорил Лопе де Вега, любовь предпочитает равных.

– Личные границы – очень тонкая субстанция, определять их не так просто…

– Действительно, это не только границы комнаты, квартиры, если говорить применительно к нынешней ситуации. Мы, например, знаем, что в подростковом возрасте чувство личной границы особенно обостряется. Юному человеку важно доказать, что это, например, его комната и в ней нельзя ничего трогать или менять: «Это мой плакат висит на стенке, снимать его нельзя». Да, плакат – это его личная метка своего пространства, которое надо уважать. Даже компьютер или телефон – это тоже личное пространство. Территориальное поведение вообще очень интересный феномен. В обычных условиях мы наши личные границы не прощупываем так близко, проходим их на каком-то безопасном расстоянии друг от друга. А сегодня мы неожиданно оказались в ситуации, когда эти границы проходят, что называется, тело к телу, кожа к коже, нерв к нерву. И эта близость, как ни странно, оказалась для многих серьёзным испытанием. Но не всё так печально. Я провела опрос среди своих знакомых в «Фейсбуке», и ни один человек не сказал, что у него ухудшились отношения с близкими или стало больше конфликтов. Да, возможно, это в какой-то степени была специфическая выборка, тем не менее практически все мои друзья рассказали, что неожиданно стали открывать друг друга, стали ближе в эмоциональном, психологическом плане. И оказалось, что у них есть немало общего, о котором они раньше не знали. Многие сейчас шутят: пообщался со своей женой в течение месяца самозоляции, какая, оказывается, интересная женщина. Поэтому во всём надо находить плюсы, не контролировать тотально друг друга, создавайте друг другу личное пространство, больше разговаривайте, тогда всё будет складываться нормально, спокойно и без агрессии. Иногда «выйти на психологический балкон», помолчать, уйти из совместной зоны на время тоже имеет смысл. Юмор особенно показан, отличная форма снятия напряжения. Пойте, танцуйте, мечтайте, не застревайте надолго на тревожных мыслях и не стремитесь контролировать то, что не находится в зоне вашего контроля.

– И будет нам всем счастье? Можно быть счастливым в нынешней непростой ситуации?

– А что этому может помешать? Жизнь продолжается, и это наша жизнь, единственная и неповторимая. Поэтому первая рекомендация – принять ситуацию такой, какая она есть, и себя в этой ситуации таким, какой есть. Вторая – не надо себя накручивать и излишне тревожиться. Делай что должен, и будь что будет! Искусство маленьких шагов – это ведь и о каждой минуте нашей жизни, когда можно найти радость в глотке воды или вина, вкусе свежего хлеба, созерцании природы, пусть даже из окна… Да, наступили тяжёлые времена, но ведь на самом деле лёгких времён не бывает.