Туши свет, Украина!
Туши свет, Украина!
11 декабря 2015 - 16:01
Туши свет, Украина! 11 декабря 2015 - 16:01
Екатерина Зуева

 

Пережив блэкаут, крымчане в скором времени избавятся от последней критической зависимости, которая их связывала с украинским государством.
Терпение крымчан вознаграждено быстрым решением проблемы энергодефицита.
Фото: Лидия ВЕТХОВА 

Разрыв цепи 

Непривычное слово «блэкаут» вошло в лексикон крымчан в ночь с 22 ноября. Именно тогда в 00:19 по московскому времени произошло отключение двух функционирующих на тот момент межгосударственных линий электропередач: Каховская – Островская и Каховская – Джанкой. Это в один момент привело к дефициту электроэнергии на территории всего Крымского федерального округа: без электроснабжения остались бытовые потребители Республики Крым и Севастополя (в общей сложности порядка 1 896 000 человек).

Исходя из этого с 01:42 того же дня в республике был введён режим чрезвычайно ситуации, пока ещё не отменённый. А ситуация действительно чрезвычайная безо всяких преувеличений – с учётом того факта, что собственная электрогенерация полуострова покрывала чуть более трети потребностей – порядка 300 МВт из необходимых 800 МВт.

Таким образом, крымское руководство, равно как и все крымчане, столкнулось с очередным вызовом, требующим оперативных, нестандартных и зачастую непопулярных решений. Впрочем, об этом чуть позже, а пока о том, почему данный вызов в принципе стал реальностью. Причина, в общем-то, насколько очевидна, настолько и многогранна: организаторами блэкаута выступили персоны, которые после воссоединения Крыма с Россией оказались на обочине политической жизни полуострова. Речь идёт прежде всего о руководителях так называемого меджлиса крымскотатарского народа – Мустафе Джемилеве и Рефате Чубарове. После того как оба за свои русофобские и антикрымские заявления получили статус невъездных на территорию России, они развили бурную деструктивную деятельность, суть которой сводилась к одной простой формуле: «сделать жизнь крымчан максимально дискомфортной». Именно эти лица являются идеологами всевозможных блокад полуострова: сначала продуктовой (блокирование поставок продовольствия в Крым грузовым транспортом с территории Украины), а теперь вот и энергетической.

Последний аргумент маргиналов 

Собственно говоря, «генеральная репетиция» блэкаута была проведена ещё в октябре, 6 и 20, когда попытались взорвать электроопоры. Причём уже тогда было очевидным, что руководство Украины не собирается принимать каких-либо кардинальных мер по пресечению данных преступлений. Да, были соблюдены формально-ритуальные процедуры – возбуждены уголовные дела по статье УК Украины «Умышленное повреждение объектов электроэнергетики», но информация о том, что кто-то был привлечён к ответственности, так и не появилась.

Дистанцировался официальный Киев и на этот раз. Даже когда днём 22 ноября практически все СМИ, включая международные, опубликовали фотографии поваленных электроопор, на которых в местах подрыва были намотаны украинские и крымскотатарские флаги, каких-либо внятных комментариев ни президента Петра Порошенко, ни премьер-министра Арсения Яценюка не было. В принципе, данное молчание вполне объяснимо: решение о крымском блэкауте принималось, судя по всему, не на Украине. По удивительному стечению обстоятельств обесточивание полуострова совпало с развитием успеха России в Сирии, где вооружённые силы нашей страны спутали все карты США и их союзников. Соответственно, не имея возможности что-либо противопоставить Москве на Ближнем Востоке, Вашингтон решил применить такой вот «гибридный ассиметричный ответ». В этом смысле намерения американцев и маргиналов‑меджлисовцев полностью совпали: и тем, и другим было выгодно вновь актуализировать крымский вопрос, который на фоне сирийских событий ушёл из информационной повестки дня.

Но дело, конечно же, было не только в картинке для СМИ. Такого рода диверсии осуществляются и для того, чтобы дестабилизировать ситуацию внутри региона, в отношении которого эти акции проводятся. В данном случае расчёт был на возникновение межнациональной напряжённости. Недаром же Джемилев практически сразу выдвинул ультиматум: возобновление подачи электроэнергии в Крым станет возможным только после освобождения из-под стражи так называемых политических заключённых – нескольких лиц, в основном активистов меджлиса, задержанных по подозрению в организации массовых беспорядков, приведших к человеческим жертвам. Речь идёт о событиях 26 февраля 2014 года, когда на площади перед Верховным Советом Крыма произошло инспирированное меджлисом столкновение пророссийских и проукраинских активистов, в результате которого погибли двое сторонников воссоединения Крыма с Россией.

Очевидно, что ультиматум Джемилева был в принципе невыполнимым. Да он на это и не рассчитывал. Главное – посеять ненависть между славянским и крымскотатарским населением. Мол, из-за вашего Джемилева мы сидим в холоде и без света, а вы его до сих пор своим национальным лидером называете. Ну а чтобы подобные настроения только крепли, Джемилев периодически заявлял о том, что об энергетической блокаде организаторов блэкаута попросили сами крымские татары. Они готовы сидеть без света и других благ столько, сколько нужно для возвращения Крыма в состав Украины, любит говаривать Мустафа-ага. Согласитесь, что, когда у вас в квартире нет света, отключено отопление, не всегда есть вода и так далее, негатив постепенно нарастает. И появляется соблазн выплеснуть его на соседа другой национальности, о котором Мустафа-ага говорит такие вот вещи. В общем, угроза подобных национально-бытовых конфликтов не являлась такой уж фантастической. На то и был основной расчёт.

Графики и тепло 

Но вернёмся к крымскому руководству. Получив такой вот «подарок», необходимо было максимально быстро решить следующие задачи: восстановить работу объектов, имеющих критическое значение для жизнеобеспечения полуострова, и предложить более или менее справедливый график распределения электроэнергии в жилых домах. И если первое удалось осуществить буквально сразу же (благо резервные мощности были, к примеру, практически во всех больницах республиканского и районного уровня), то со вторым возникли определённые проблемы.

Дело в том, что крымская энергетическая система ввиду своей архаичности не позволяет отключать потребителей в автоматическом режиме, это во‑первых. Как пояснили специалисты «Крымэнерго», в их распоряжении всего пять бригад, которые могут быть задействованы для такой работы – ездить по городам и районам, включая и выключая рубильники трансформаторов. А чтобы всё было «по-честному», таких бригад нужно сто. Именно этим и объясняется практически ежедневное обновление графиков отключений, в которых крымчане судорожно и искали свои улицы и микрорайоны. И, надо сказать, к концу первой недели блэкаута эти графики в основном стали выдерживаться. Да, не везде, да, всё равно не поминутно, но стабильность в этом вопросе была достигнута.

Параллельно с этим решалась задача максимально быстрого перезапуска крымских котельных: температура с каждым днём понижалась, и, помимо угрозы холода в квартирах, всё острее становилась катастрофа порыва труб, в которых была закачана вода (отопительный сезон в Крыму уже стартовал). И эта проблема также была решена: ежедневные совещания крымского правительства, которые можно было слушать в прямом эфире, свидетельствовали о том, что руководство республики время не упустит. Так и произошло: с начала этой недели стала поступать информация о запуске котельных в разных крымских регионах, и на сегодня благодаря эффективному использованию имеющихся генераторов тепло вернулось практически в весь жилой фонд с централизованным отоплением.

«Мегаваттники» 

Но какие бы сверхусилия не предпринимались местными властями, было очевидно, что без поддержки с российского материка проблема решена не будет. В принципе, работы по прокладке энергетического моста Кубань – Крым велись и до блэкаута. Согласно планам, первая нитка кабеля, проложенного по дну Керченского пролива, должна была соединить два российских берега приблизительно 22-24 декабря. Именно на эти даты и ориентировал крымчан глава республики Сергей Аксёнов. По его словам, надо быть реалистами и не строить иллюзий относительно «просветления» в умах Джемилева со товарищи. Поэтому он абсолютно честно призвал жителей полу­острова набраться терпения и ждать. Что, к чести подавляющего числа крымчан, они делали, корректируя свои жизненные планы в таких вот экстремальных обстоятельствах. И ведь дождались бы – в этом нет никаких сомнений, не сорвавшись на выяснение отношений друг с другом и с кем бы то ни было.

Но запасу их терпения не суждено было израсходоваться к середине декабря. Опять же ближе к полночи, но уже 2 декабря в Симферополь прилетел Президент России Владимир Путин, чтобы лично произвести пуск первой нитки энергомоста. То есть, понимая всю критичность ситуации, руководство страны мобилизовало все возможные ресурсы, чтобы ускорить процесс подключения Крыма к единой энергетической сети России. И это было сделано с 20‑дневным опережением графика. Более того, когда первые 200 МВт с материка начали поступать на полуостров, глава государства попросил министра энергетики России Александра Новака сделать так, чтобы вторая нитка энергомоста (а это ещё 200 МВт) была доведена до крымских трансформаторных подстанций к 15 декабря. Другими словами, уже к середине этого месяца Крым ликвидирует критическую зависимость от Украины в электроэнергии. А весной следующего года (глава государства поставил задачу – к началу курортного сезона) ликвидирует дефицит электроэнергии окончательно. А в 2017 году должны быть построены новые тепло­электростанции в Крыму и Севастополе, что и вовсе даст прирост своей энергогенерации.

В общем, крымчане готовятся к встрече Нового года с новым прозвищем, которым их уже успели наградить их украинские доброжелатели. Теперь они уже не «ватники», а «мегаваттники». А что, звучит неплохо!