Тимофей Кураев: Потребитель голосует рублём
Тимофей Кураев: Потребитель голосует рублём
09 июня 2017 - 10:03
Тимофей Кураев: Потребитель голосует рублём 09 июня 2017 - 10:03
Борис Седенко

 

О ценообразовании, закупках и навязанных услугах
А также о картельных сговорах, преимуществах конкуренции, развитии крымских портов и грядущей проверке крупных торговых продовольственных сетей руководитель Управления Федеральной Антимонопольной службы по Республике Крым и городу Севастополю Тимофей Кураев рассказал «Крымской газете».

Тимофей Кураев

Развивать конкуренцию

— Тимофей Владимирович, расскажите о приоритетах работы УФАС по Крыму и Севастополю, основных целях и задачах на полуострове.

— Антимонопольный орган контролирует исполнение более 20 федеральных законов. Один из ключевых — «О защите конкуренции» — устанавливает запреты на злоупотребление доминирующим положением, на ограничивающие конкуренцию действия органов власти, совмещение функций органов власти и коммерческих организаций. Этот же закон устанавливает ограничения на недобросовестную конкуренцию, ряд положений регулирует экономическую концентрацию хозяйствующих субъектов, устанавливает прямой запрет на их сговор. У нас это вообще считается самым опасным правонарушением в сфере антимонопольного законодательства, потому что затрагивает неопределённую группу потребителей, и мы его фактически оцениваем как некий вид мошенничества.

— В прошлом году вы оштрафовали пять крымских нефтетрейдеров на 129 млн рублей. Как такой сговор влияет на рядового покупателя?

— По идее, участники рынка должны конкурировать между собой за клиента. Как они будут это делать — ценой, качеством услуг, ассортиментом — это их дело. Потребитель голосует рублём и фактически приходит к тому, где ему более комфортно. И тут несколько участников говорят: «А зачем мы будем это делать? Давайте разделим рынок. Никого не пустим и установим одинаковые цены или одинаковые условия покупки товара. Или разделим рынок по территориальному принципу». В конечном итоге это повлияет на потребителя и на цену товара. Это намеренное нарушение закона. Так мы посчитали, что наши сети АЗС в один определённый момент совершили такие действия, которые мы могли бы трактовать как сговор. В короткий промежуток времени, имея разные исходные условия (товарные остатки на складах, цену реализации им топлива поставщиками, разные условия территориальной расположенности заправок), в течение короткого времени все на одинаковую величину подняли цену на свой товар. Согласитесь, у нас есть совершенно обоснованные подозрения в том, что это сговор. Если суд подтвердит нашу правоту, тогда они будут обязаны заплатить деньги в бюджет.

— Вопрос ценообразования, безусловно, один из самых острых в Крыму. Можно ли напрямую регулировать цены на товары и услуги или необходимо влиять на факторы образования цен?

— Законом установлен прямой запрет на государственное регулирование цен. Ни один государственный орган не может диктовать продавцу, какую цену ему поставить. Но наша общая задача — и Антимонопольного органа, и органов исполнительной власти — создавать условия для развития конкуренции производителей, оптовиков, логистов, транспортников, кладовщиков и розничных сетей. Чтобы они развивались, плодились и конкурировали между собой. Вот это залог того, что цена не будет неоправданно высокой. Для того чтобы увеличивалось количество сетей, необходимо провести большую работу. Например, нужно разобраться с имуществом республики, чтобы можно было ввести его в оборот. Никто не вложится в проект, не понимая, во что это выльется в денежном выражении, сколько будет стоить аренда необходимого имущества. Также нужно приводить в порядок сети ЖКХ. Ни один магазин, производитель или склад не может работать без электричества, воды и тепла. Сети работают, но они морально и физически устарели. Также нужно работать над тем, чтобы все наши порты работали для того, чтобы доставлять на полки магазинов больше товаров, которые Крым не производит сам, ведь порт «Крым» не резиновый. Даже когда мост построят, морской транспорт для перевозки грузов будет дешевле. Это целый комплекс проблем, которые ещё предстоит решить.

Тимофей Кураев

— В прошлом году руководитель ФАС России Игорь Артемьев рассказал о планах дерегулировать тарифы в черноморских портах. Эта работа сейчас проводится в Крыму?

— Полномочия по установлению тарифа в части портовых сборов разделены и находятся в компетенции центрального аппарата ФАС, а также у Республики Крым, которая делегировала это право ГУП «Крымские морские порты». Сам тариф очень важен для того, чтобы привлечь грузоперевозчиков и оживить экономику в портах. Ведь порт для города — это всегда некая синергия. Это возможность заработать жителям города, найти работу, увеличить товарооборот, задействовать другой бизнес, который сопутствует этому процессу. И мы говорим, что у нас так сложилась ситуация, что очень сильно загружен только один порт. Все остальные семь субсидируются за счёт порта «Крым». Нужно эти порты развивать не просто для того, чтобы они «дышали», чтобы люди там просто зарплату получали. За счёт грузопотока они должны получать достаточный объём средств, чтобы модернизироваться, становиться современными, нужными. Поэтому тариф сам по себе — это только часть большой работы. В портах должны понять, какой тариф им выгоден для привлечения перевозчика и для того, чтобы имелась возможность развиваться. Но при этом мы говорим, что резких скачков не нужно допускать. И если порт решит резко поднять цены, он должен обосновать это требование антимонопольному органу. И только после согласия он сможет эти тарифы поменять.

— Какие ещё области контролирует Антимонопольная служба?

— Безусловно, это Закон «О рекламе», потому что недобросовестная и недостоверная реклама вводит в заблуждение потребителя и ставит в неравные условия участников рынка. Также нами, согласно 44-ФЗ, контролируется закупочная деятельность органов власти для государственных нужд. Цель закона — обеспечить открытость, прозрачность и справедливость закупок. Общий смысл сводится к тому, что в процедуре закупки должны принимать участие все желающие и могущие предоставить ту или иную услугу или товар для государственных нужд. С ним много сложностей. Ещё в прошлом году по большей части мы работали по упрощённой системе закупок. Но это не значит, что сейчас Крым сильно выбивается в доле нарушений в общем количестве закупок. Они есть, так же, как и в других регионах. Но, конечно, заказчикам нужно стараться лучше изучать закон, и когда они ограничивают количество участников на торгах, мы вмешиваемся.

В общей картине

— Расскажите о самых распространённых проблемах в сфере закупок. В республике часто нарушают требования закона?

— Мы пока не видим каких-то массовых преднамеренных нарушений в этой сфере. В основном это ошибки, связанные с невнимательным прочтением закона о закупочной деятельности. Количество процедур в 2017 году резко возросло, соответственно, и доля нарушений в закупках выросла. Мы считаем государственные средства первым ресурсом для оживления экономики. Второй наш ресурс — это имущество, и здесь тоже есть относительно большое количество нарушений. В абсолютном значении эти два вида нарушений наиболее распространены в Крыму. Но их доля в общих действиях укладывается в среднероссийские рамки. Вместе с Совмином мы будем стараться, чтобы доля этих нарушений неуклонно снижалась.

— Какую работу для этого проводит ваше управление?

— Мы для этого много делаем: проводим работу с заказчиками, организуем семинары для местных органов власти, приглашаем заказчиков из Москвы, чтобы они делились опытом с крымчанами. Иногда в наших семинарах участвуют судьи, которые разъясняют позицию судов по конкретным решениям, чтобы сформировать единообразную практику — одинаковую и на территории РК, и на территории РФ.

— Вы говорили, что в 2016 году количество нарушений в сфере закупок увеличилось в три раза по сравнению с 2015 годом. Основная проблема в том, что республика перешла на 44-Фз?

— Конечно в этом. Когда мы пользовались нашими крымскими правилами проведения закупок, большое количество их мы проводили по упрощённой системе, чтобы сэкономить время на освоение бюджетных средств. И когда весь этот объём закупок перешёл на 44-ФЗ, понятно, что общее количество нарушений увеличилось.

Тимофей Кураев

— В этом году ФАС уделяет особое внимание деятельности крупных продовольственных сетей. Это затронет работающие в Крыму сети?

— В прошлом году были ужесточены правила работы сетей с поставщиками. Мы смотрим за тем, не предъявляют ли они излишних финансовых требований к поставщикам, что, естественно, отражается на цене продукта на полке. На первом этапе мы выявили крупные (средний и малый бизнес — под иммунитетом) продовольственные сети, которые нужно будет проверять. Следующий наш шаг — узнать, как они отреагировали на изменение 381 закона, который ужесточил правила поведения на рынке. Есть ли у них официальный сайт, на котором они размещают безотзывную оферту по условиям приёма товара. Это важный момент, и он должен быть для всех одинаковым. Если у нас есть какая-то сеть, которая покрывает серьёзный объём рынка, то нам хочется, чтобы эта сеть не делала дискриминации между поставщиками. И помимо этого мы должны посмотреть, чем ещё сети обременяют своих поставщиков. Нет ли там скрытых и не установленных законом вознаграждений. Например, за приоритетное расположение товара. Это всё мы делаем, чтобы была прозрачность, доступ различных товаропроизводителей на полки магазинов, возможность им напрямую конкурировать по цене и качеству. А потребителю всегда от этого только лучше.

Покупатель сам решает

— Часто крымчане жалуются на навязывание дополнительных услуг в финансовой сфере на полуострове. Слабая конкуренция увеличивает возможность нарушить закон?

— Мы все ходим в банки, платим коммунальные платежи, берём кредиты и покупаем страховки. Но когда вы приходите в страховую компанию и вам нужен только один вид страхования, а вам вдруг говорят, что нужно ещё застраховать жизнь, здоровье и муху на вашем потолке, мы считаем это несправедливым. И законодательство прямо это запрещает. Было бы в Крыму 120 страховых компаний или банков, тогда, если не понравилось в одном — иди в следующий. У нас объективно ситуация другая. Крупных банков у нас три, страховых компаний и их агентов не так много. Действительно, были прецеденты, когда при страховании автопотребитель хотел оформить только КАСКО, а ему ещё навязывали ОСАГО, страхование жизни и жилья, иначе выдать страховку просто отказывались. И по такому случаю мы выдали предупреждение, нарушения были исправлены.

— Как потребителю отличить навязывание услуг от простого обслуживания?

— В финансовой сфере это всегда видно. Если вы пришли за какой-то услугой, а вас заставляют сделать ещё то, что вам не нужно, значит, это навязывание. Вот в сфере технологического присоединения (подключение к коммунальным сетям, например) всё сложнее. Здесь, конечно, хорошо бы хоть немного разбираться в нормативно-правовой базе, чтобы не оказалось так, что субъект естественной монополии требует от вас деньги за то, что не связано с технологическим присоединением, или законодательно отнесено к компетенции самого монополиста, и он пытается переложить свои затраты на плечи потребителя. Например, вы подключаетесь к электроэнергии, а вас просят столб поставить. Ведь услуга доставляется до счётчика потребителя.

13 вопросов о личном

Ваше утро начинается с…
Завтрака.

Ваш недостаток…
Их так много, что все сразу не перечислить.

Черта характера, которую вы цените в себе больше всего…
Люблю общение с людьми.

Любимое место в Крыму…
Горы.

Самый ценный совет, который вам дали в жизни…
Выбирай друзей.

Способность, которой вам хотелось бы обладать…
Быстро писать, потому что очень много документов приходится обрабатывать.

Если бы вы могли сменить профессию, то стали …
Лесником.

После рабочего дня вы…
Добираюсь до кровати.

Самое яркое детское воспоминание…
Куба.

Жизнь — это…
Постоянное самосовершенствование.

В чём ваш секрет успеха…
Не уверен, что есть успех.

Три вещи, которые вы взяли бы на необитаемый остров…
Только нож.

Мечтаете о том, чтобы…
Болезней не было и войн.

Фото Натальи ГОЦАНЮК.