Светлана Бородулина: Себя «железной леди» не считаю
Светлана Бородулина: Себя «железной леди» не считаю
29 апреля 2016 - 12:02
Светлана Бородулина: Себя «железной леди» не считаю 29 апреля 2016 - 12:02
Министр топлива и энергетики Крыма об энергетической ситуации, альтернативных источниках и семейной жизни 
О том, почему в самый сложный период блэкаута согласилась возглавить ведомство, какие преобразования грядут в энергетике полуострова, о принципах, которым следует в жизни и работе, Светлана Бородулина рассказала «Газете».
Светлана Бородулина, министр топлива и энергетики Крыма. Фото: Лидия ВЕТХОВА.

– Светлана Алексеевна, расскажите кратко о себе. Ваши родители тоже работают в сфере энергетики? Семья не пыталась повлиять на ваше решение занять должность министра?

– Родители никакого отношения к области энергетики не имеют. Папы, к сожалению, уже нет, он был главным инженером, мама работала преподавателем, сейчас она на пенсии. О моём назначении мама и муж узнали из СМИ, и влиять уже было поздно.

– В Крыму вы до этого часто бывали?

– Нет, пару раз, ещё в студенческие годы.

– А где мечтаете побывать в Крыму?

– Хочу доехать до Тарханкута, но не уверена, что у меня будет столько свободного времени.

– Если не секрет, вас попросили возглавить министерство? Почему вы, бросив Москву, приехали работать в Крым в самое тяжёлое время – в блэкаут?

– До назначения на должность министра я работала советником Главы Республики Крым по вопросам электроэнергетики, и он принял решение назначить меня министром. Мне нравится то, чем я занимаюсь. Считаю, что могу принести пользу и целенаправленно движусь к результату. Ещё будучи советником, я достаточно плотно работала с «Крымэнерго» и Минтопэнерго, они знали о моих критических замечаниях в области тарифообразования и применения российского законодательства в части технологического присоединения к сетям, формирования инвестиционной программы и техполитики «Крымэнерго». У меня была особая позиция относительно строительства базовой генерации, я считала, что надо не только строить две базовые станции, но и реконструировать «КрымТЭЦ». Это было экономически обосновано и позволило бы получить достаточно большой временной бонус. Если бы эти мероприятия начались в 2014 году, то блэкаут проходил бы не так тяжело.

– Какое «хозяйство» вам досталось? Имею в виду топливно-энергетический комплекс Республики Крым.

– Благодаря общей координации сил оперативных штабов Министерства топлива и энергетики Республики Крым, «Крымэнерго» во взаимодействии с другими предприятиями топливно-энергетического комплекса и Министерством чрезвычайных ситуаций Республики Крым удалось значительно улучшить ситуацию с энергоснабжением потребителей Крыма. Конечно, сетевое хозяйство «Крымэнерго» достаточно изношено. Его конфигурация развивалась при условии подачи электроэнергии с севера. Отсутствует закольцовка сетей. Переключение всей энергосистемы полуострова на подачу электроэнергии с востока было сопряжено с огромным риском. Такого не делали никогда. Тем не менее всё прошло успешно, аварии были, но несущественные.

– Это чудо или всё-таки заслуга специалистов «Крымэнерго»?

– Заслуга специалистов. Главную роль сыграл человеческий фактор. На заседаниях Межведомственного штаба по ликвидации чрезвычайной ситуации определялась концепция, а реальная работа по 24 часа в сутки была на местах. Люди засыпали на ходу, им поесть некогда было, перехватить бутерброд – уже праздник.

– В своей практике вы встречались с таким отношением людей к делу?

– Я в очередной раз не разочаровалась в людях.

– А каковы перспективы развития топливно-энергетического комплекса Республики Крым на 2016 год?

– На 2016 год намечено большое количество мероприятий, которые обозначены в Государственной программе «Развитие топливно-энергетического комплекса Республики Крым на 2015-2017 годы». Надеюсь, что финансирование сохранится в полном объёме.

– Министр экономразвития РФ Алексей Улюкаев, побывав в Крыму, не внёс корректировки в планы?

– У нас задачи одни – сделать всё для безопасного энергоснабжения региона. Все вопросы и корректировки мы будем согласовывать только исходя из интересов региона. Сокращения финансирования не допустим, потому что другого финансирования не предусмотрено, а население не должно пострадать от роста тарифов. Любые частные инвестиции в отрасль всё равно будут опираться в конечном итоге на тарифную составляющую.

– Сроки проектирования и строительства магистрального газопровода Краснодарский край – Крым выдерживаются? Что этот газопровод даст Крыму?

– Сроки выдерживаются, более того, идёт небольшое опережение графика. Магистральный газопровод Краснодарский край – Крым предназначен для обеспечения природным газом объектов базовой генерации Республики Крым, промышленных и коммунально-бытовых потребителей региона, улучшения социально-экономических условий жизни населения Крыма и создания условий для развития его экономики.

– А где возьмёт газ Краснодарский край? Насколько известно, это тоже энергодефицитный регион.

– Необходимые объёмы газа для Крыма там предусмотрены, в том числе и по трубопроводам, которые были проложены в рамках «Южного потока».

– Недавно ваш заместитель (Вадим Белик) встречался с руководством одного из крупных холдингов Республики Иран. Договорились о чём-то конкретном?

– Мы провели широкие переговоры с представителями Республики Иран, главным образом касающиеся сотрудничества в части нефтепереработки и поставки нефтепродуктов в Крым. В ходе встречи отмечена готовность компаний Республики Иран к долговременному сотрудничеству с Республикой Крым в части поставок электроэнергии, природного газа и топливных ресурсов (сырой нефти и нефтепродуктов). Но предложений от Ирана мы пока не получили. Всё находится в процессе обсуждения.

– Но интерес к Крыму у них есть?

– Они знакомы с непростыми ситуациями во внешнеполитической деятельности своего государства, поэтому некоторые аспекты в Крыму для них понятны. Но любое взаимодействие с инвесторами прежде всего будет опираться на взаимовыгодное сотрудничество. И если, например, в их предложениях будет звучать вопрос о поставке нефтепродуктов за европейскую валюту, то понимания они здесь не найдут. Крымские потребители нефтепродуктов не готовы нести нагрузку от изменения курса евро.

– На солнце курс евро не влияет. Когда на крышах крымских зданий, как, например, в том же Израиле, появятся солнечные батареи – источники возобновляемой энергии?

– Сейчас мы проводим инвентаризацию подключения объектов санаторно-курортного комплекса и частных домов отдыха к энергосистеме. Проверяем правильность присоединений к энергосетям, чтобы не было неисправных приборов учёта. Безучётное потребление электроэнергии приводит к авариям, которые будут сказываться на общей ситуации. После того как инвентаризация завершится, будем понимать, готовы ли эти объекты применять различные технологии на основе восполняемых источников энергии и какое содействие со стороны Министерства топлива и энергетики Республики Крым им требуется. Мы готовы выходить с инициативой, например, по разработке программ, к примеру, по компенсации процентных ставок, в случае использования ВИЭ. Но обеспечить государственную поддержку массовому внедрению среди населения вышеуказанных технологий в настоящее время не представляется возможным ввиду высокой дотационности бюджета республики.

– А как будет развиваться энергетический комплекс Крыма? Планируется ли строительство новых солнечных электростанций?

– Энергетический комплекс будет развиваться многообразно и многогранно, конечно, ВИЭ в том числе. Ведь Крым обладает совершенно уникальным комплексом солнечной генерации, 297 мегаватт уже подключено, а всего построено на 407 мегаватт. На всей территории Российской Федерации такого количества восполняемых источников энергии нет. Мы прекрасно понимаем, что эта энергия нестабильна и зависит от солнечного излучения. Для того чтобы обеспечить её гарантированную поставку в сеть, необходимо использовать традиционные источники электроэнергии или стабилизаторы, которые в Крыму не были предусмотрены.

– И установить их сейчас нельзя?

– Можно. Но аккумуляторные батареи очень дорогие и не окупятся за время существования этого парка.

– А если в качестве наглядного примера перевести на такие технологии здания Совета министров республики и Госсовета – установить на крышах солнечные батареи?

– Если честно, у нас пока до этого не дошли руки. Я на должности всего чуть более четырёх месяцев. И когда вижу, что в 11 ночи всё министерство работает, испытываю чувство вины, что это происходит из-за меня.

– Почему из-за вас?

– Потому что я даю сотрудникам большое количество поручений. Мы пытаемся охватить максимальное количество проблематики в энергетической сфере Крыма. Но в Министерстве топлива и энергетики Крыма работают всего 38 человек. А мы отвечаем за всю энергобезопасность региона.

– Так мало? Специалистов не хватает?

– Штатных единиц. Я искренне понимаю желание крымчан как можно быстрее увидеть положительные результаты работы энергетиков. Но для того чтобы это произошло, необходимо не только быстро работать, но и профессионально. Для этого должно быть определённое количество специалистов.

– Проблема нехватки кадров для энергетической отрасли Крыма актуальна?

– Дефицит профессионалов высокого класса существует всегда и везде. В Крыму много специалистов, но у них сейчас непростой период вхождения в юрисдикцию Российской Федерации. Поэтому бывают пробелы в знаниях нормативных документов. Но это не их вина. Я представляю, как людям непросто. По сравнению с ними я нахожусь в более выигрышной позиции, занимаюсь тем, что знаю и понимаю, работая всю жизнь в России. Я просто поменяла место работы, а они, можно сказать, поменяли время. Поэтому я всегда открыта к диалогу со своими сотрудниками.

– Как намерены решать кадровую проблему? Будете приглашать специалистов с материка?

– В первую очередь опираюсь на местных специалистов. Например, в «Крымэнерго» проведены кадровые изменения, все заместители Виктора Плакиды (директор ГУП РК «Крымэнерго». – Ред.) – крымчане. Может, они ещё не полностью соответствуют моим требованиям, но зато знают прошлое энергетики Крыма, её историю, хотят преуспеть в этом регионе, ведь это их родной дом.

– Между собой журналисты часто называют вас «железной леди». Вы жёсткий руководитель?

– Наверное, лучше спросить у сотрудников министерства, какой я руководитель. Конечно, ругаю, критикую, отправляю на доработку, когда вижу, что работа сделана некачественно, а что делать (улыбается). Но и не прячусь за спинами подчинённых. Себя «железной леди» не считаю. Иногда кажется, что должна быть жёстче (смеётся).

– Ваши подчинённые говорят о вас: «руководитель со стержнем». Женщина – министр энергетики, наверное, и должна быть такой.

– В энергетике вообще не бывает слабаков (смеётся).

– Вы упомянули, что сейчас по инициативе Минтопэнерго проводится инвентаризация объектов турбизнеса на предмет незаконного подключения к энергосетям. Были случаи, когда вам кто-то «настоятельно рекомендовал» не делать этого?

– Количество людей, которым не нравится то, что я делаю, немало. И если бы не поддержка Сергея Аксёнова, то основная масса проблем, которые мы поднимаем на поверхность, и мероприятия, которые проводим по их решению, не состоялись бы. Созидание невозможно без выявления нарушений, которые были допущены. И без команды единомышленников.

– Эта поддержка вас вдохновляет?

– Его железная воля – залог успеха. Я только корректирую мероприятия, которые, считаю, должны быть в первую очередь выполнены. Хотя меня часто удивляют и вдохновляют сами крымчане. Недавно пришла женщина, чтобы поблагодарить лично, и очень переживала, что не нашли её благодарственное письмо, которое она отправила раньше.

– Для себя лично какую-то программу-минимум определили?

– Чтобы порядок в энергетике был стабильный, нужно ещё очень долго работать. Да, спустя четыре месяца, как я на должности, в функционировании Минтопэнерго есть положительные сдвиги, но я бы это ни результатом, ни тем более успехом не назвала. Здесь ещё работы непочатый край. Программа-минимум – добиться полного отсутствия безучётного потребления электроэнергии. Если объект, незаконно подсоединённый к электросетям, забирает мощности, вопрос будет решаться жёстко. Никакого кумовства, никакого формирования электросетевого хозяйства без ведения «Крымэнерго» не будет. Всё сетевое хозяйство ГУП РК «Крымэнерго» будет развиваться только в рамках, определённых законодательством.

– При такой постановке вопроса те же коммерсанты на вас лично не пытались давить, «порешать» вопрос?

– Не поверите, но, нет.

– Вы таки «железная леди». А от какой черты характера хотели бы избавиться?

– Иногда бываю вспыльчивой. Но у меня мало времени на раздумья, надо быстро принимать решения.

– Гардероб сами себе подбираете?

– Покупаю сама то, что понравится. В одежде я человек настроения. Могу ходить в джинсах и кроссовках, а могу носить классический костюм.

– А отдыхать вам хоть иногда удаётся?

– Отдыхаю дома, в Москве. Там начинается вторая смена, которая называется семейная жизнь (смеётся). Готовка, уборка и другие домашние дела.

– Любите готовить?

– Конечно. Я люблю кулинарить. Живя в Москве, относила себя к разряду людей, тонко разбирающихся в кулинарии, а сейчас бутерброд с сыром – уже хорошо, некогда пообедать. Суток мало. Всё время занимает работа.

– Какое ваше фирменное блюдо?

– Яблочный пирог.