Становятся Нацгвардией
Становятся Нацгвардией
07 апреля 2016 - 14:05
Становятся Нацгвардией 07 апреля 2016 - 14:05
Екатерина Зуева

Внутренние войска обретают новый и престижный статус
Президент РФ Владимир Путин во вторник, 5 апреля, объявил о создании в России нового силового подразделения – Национальной гвардии. «Крымская газета» узнала, чем будет заниматься орган, сформированный на базе внутренних войск МВД, и как на его создание отреагировали представители разных политических сил.
Увеличить

Новая структура, уточняется в указе главы государства, не потребует увеличения числа сотрудников, а её создание оптимизирует силовые структуры. При этом сотрудники МВД при переходе в Нацгвардию сохранят свои звания и социальные гарантии. Кроме того, в Нац­гвардии будут служить и контрактники, и призывники. Руководитель Нац­гвардии подчиняется непосредственно Президенту России, её главой назначен Виктор Золотов, ранее командовавший внутренними войсками.

Стоит отметить, что реакция на эту президентскую инициативу представителей различных политических сил, представленных в парламенте, была положительной.

Так, по мнению депутата Государственной Думы от «Единой России», главы межфракционной группы по взаимодействию институтов гражданского общества с правоохранительными органами и спецслужбами Михаила Старшинова, создание Национальной гвардии – это ответ государства на актуальные вызовы. «Идея о создании в РФ Национальной гвардии звучала и ранее. Лично я могу только поддержать решение президента, потому что оно полностью соответствует логике реформирования правоохранительной системы в целом и Министерства внутренних дел в частности», – сказал парламентарий журналистам. «Безусловно, этот шаг в том числе является ответом на современные вызовы и угрозы, в первую очередь – со стороны мирового терроризма», – уточнил Михаил Старшинов.

Представитель ЛДПР, зам. председателя комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Андрей Луговой также ожидает положительного эффекта от создания Нацгвардии. «То, что внутренние войска будут называться Национальной гвардией и получат новые функции – борьбу с оргпреступностью и терроризмом, – я ожидаю, что эффект от этого будет положительным», – заявил парламентарий в комментарии информагентству ТАСС.

Внутренние войска, пояснил депутат, действуют во всех странах, «только там они называются Национальной гвардией» и выполняют разный спектр задач: «от подавления жёстких беспорядков террористической направленности до решения вопросов ликвидации последствий чрезвычайных бедствий». «Мне кажется, главное, что теперь это будет самостоятельная силовая структура, которая будет подчинена напрямую президенту. Всё-таки внутренние войска прежде по своей иерархии подчинялись министру внутренних дел», – подчеркнул Андрей Луговой.

Депутат нижней палаты российского парламента от партии «Справедливая Россия» Татьяна Москалькова тоже присоединилась к позитивным оценкам данного президентского решения. «Идея была высказана несколько лет назад, и хорошо, что она сегодня реализована, поскольку это абсолютно другой статус и качество выполнения целей по безопасности внутри страны», – цитирует депутата ТАСС. По её мнению, «внутренние войска давно шли к этому». «Они финансируются отдельной строкой, у них воинские звания, они живут по собственному законодательству о внутренних войсках и службу проходят на основании закона о воинской обязанности и военной службе», – отметила парламентарий.

«Задача борьбы с преступностью предполагает использование специфического инструментария, которым владеют внутренние войска. Это в первую очередь силовые структуры, использующие специальные познания, специальный инструментарий в первую очередь для борьбы с наиболее опасными преступными проявлениями, такими, как терроризм, захват заложников, угон воздушного судна, массовые беспорядки», – добавила Татьяна Москалькова. 

В КПРФ, несмотря на позитивную оценку, выразили некоторую обеспокоенность тем, чтобы создание нового не разрушило наработки старого. В частности, как считает первый вице-спикер Госдумы и первый замглавы ЦК КПРФ Иван Мельников, не хотелось, чтобы Нацгвардия утратила традиции милицейских спецподразделений. Поэтому опасения вызывает «фактическая ликвидация ОМОНа и СОБРа». «Там большая школа, мощные традиции. Не хотелось бы потерять, растворить это внутри данной реформы», – отметил Иван Мельников в комментарии для информагентства «Новости».