Сергей Юрченко: «Без правды перспективного будущего не построить»
Сергей Юрченко: «Без правды перспективного будущего не построить»
24 июня 2021 - 16:06 Фото: Антон Волк
Сергей Юрченко: «Без правды перспективного будущего не построить» 24 июня 2021 - 16:06
Елена Озерян

 

80 лет исполнилось со дня начала Великой Отечественной войны. К сожалению, участились попытки оболгать и извратить её историю. Как на самом деле развивались тогда события, мы попросили рассказать Сергея Юрченко, доктора политических наук, профессора, заведующего кафедрой политических наук и международных отношений Таврической академии, проректора по международной деятельности и информационной политике КФУ им. В. И. Вернадского.

ОБЪЕДИНЯЮЩИЕ СКРЕПЫ

– В жизни каждого общества есть такие временные периоды, когда оно показывает свои сильные и значимые стороны. Для нашей страны это, несомненно, события Великой Отечественной войны 1941-1945 годов, – подчёркивает Сергей Юрченко. – И сегодня память о них выступает одной из немногих скреп, которые объединяют народы государств, возникших в результате разрушения СССР. Поэтому Вторая мировая война и Великая Отечественная постоянно в фокусе внимания наших врагов, пытающихся ослабить эти скрепы, переформатировать сознание молодых людей. На примере Украины мы видим ситуацию, когда многие представители молодого поколения отрицают то, за что в годы той великой войны умирали их деды и прадеды. Но без правды о тех событиях, адекватной оценки сделанного предыдущими поколениями нам для себя, наших детей и внуков перспективного будущего не построить.

– Возможно, формы воспитания молодого поколения тоже следует корректировать с учётом временной отдалённости событий Великой Отечественной?

– Безусловно. И второй момент необходимо учитывать, что победа в Великой Отечественной войне – это, несомненно, победа Советского Союза, его социальной системы, той общности, которая была сформирована и называлась советским народом. Но после 1991 года многие идеологические доктрины строились на отрицании того, что было в СССР, который позиционировали как империю, угнетавшую всех и вся. И в странах, образовавшихся после распада Советского Союза, многие политические силы строили свою государственность за счёт отрицания всего советского. А что советское с периода 1917-го по 1991-й год самое великое? Это Великая Победа в Великой Отечественной войне. И возникла коллизия: мы хотим гордиться Победой, но это противоречит тому, что сегодняшняя реальность во многих странах строится на других основаниях, отрицая то, что создали наши предки. Но ход истории непрерывен. Поэтому говорить об истории России нельзя без уважительного и взвешенного отношения к её советскому периоду, как и любому другому периоду существования страны.

– Тем более что усилия наших противников направлены как раз на то, чтобы этого уважения не было.

– Одним из способов дискредитации того, что сделано предыдущими поколениями, теми, кто участвовал и победил в Великой Отечественной и Второй мировой войне, можно считать попытки и соответствующие резолюции Европарламента, которые принимались по этому вопросу (что отложилось и в историографии), – уравнять внешнюю политику нацистской Германии и СССР и показать, что эти две силы были равно заинтересованы в том, чтобы изменить мир и разжечь войну. Следовательно, надо уравнять их ответственность за её последствия. Что, конечно же, полностью противоречит реальному ходу исторических событий, фактам, тому, что было на самом деле.

– О чём следует помнить?

– О том, что Вторая мировая война, в основе которой находились противоречия между ведущими капиталистическими державами, началась гораздо раньше, 1 сентября 1939 года, и не там, где принято считать. В отечественной историографии всегда присутствовала концепция о двух очагах войны: на Дальнем Востоке и в Европе. Основным источником дестабилизации на Дальнем Востоке были интересы Японии, стремившейся пересмотреть правила, которые к 1930-м годам прошлого века были закреплены в различных международных соглашениях и которые сковывали возможности японской экспансии. Но в историографии доминирует трактовка о том, что Вторая мировая война началась в Европе 1 сентября 1939 года нападением Германии на Польшу. А 3 сентября Англия и Франция объявили войну Германии, в Европе начались боевые действия. Но на Дальнем Востоке ещё в 1931 году Япония оккупировала Маньчжурию. И главным объектом её устремлений был Китай, который подвергся удару со стороны Японии в 1937 году (7 июля, события у моста Марко Поло). Японская экспансия в Китай продолжалась до 1945 года, когда после поражения Страны восходящего солнца на борту американского линкора «Миссури» Япония подписала акт о капитуляции перед коалицией стран, в которую входил и СССР.

Но главным периодом Второй мировой войны была, конечно, Великая Отечественная война советского народа 1941-1945 годов. Память о 27 миллионах наших соотечественников, погибших на фронтах, убитых оккупантами на захваченных территориях и в концлагерях, умерших от голода и лишений, священна!

В Госсовете РК показали точный макет концлагеря «Красный» >>

– Масштабы военных действий на Дальнем Востоке и потери в них соизмеримы с теми, что были на европейском континенте во Второй мировой и Великой Отечественной войне?

– Согласно точке зрения некоторых китайских историков, только Китай потерял тогда порядка 30 миллионов человек – военнослужащих и гражданского населения. А некоторые исследователи приводят и большие цифры. Поэтому в нашей историографии существует достаточно обоснованная точка зрения о том, что Вторая мировая война началась не в Европе, а на Дальнем Востоке, поскольку там раньше хронологически и фактически произошли события масштабного характера, в которые были вовлечены интересы великих держав – Японии, Англии, Франции, США и СССР. И только потом, с 1 сентября 1939 года, Вторая мировая война продолжилась на европейском континенте. На фоне сегодняшних взаимоотношений России, Китая и коллективного Запада не учитывать этот факт нельзя. Многие исследователи говорят о необходимости постепенного отхода от европоцентричного взгляда на историю в целом и Второй мировой войны в частности.

МЕЖДУ МОЛОТОМ И НАКОВАЛЬНЕЙ

– Сергей Васильевич, вы не раз бывали в командировках в Китае, общались там с коллегами-историками. Они поднимают эту тему?

– В китайской историографии на эти факты всё время обращается внимание и указывается, что события Второй мировой войны связаны именно с территорией Китая, с агрессией Японии против Маньчжурии, японо-китайской войной 1937-1945 годов. И мы также должны серьёзно изучать события, происходившие в азиатском очаге Второй мировой войны, которые известны нам хуже тех, что происходили в Европе. Оба очага войны важны, поскольку были на наших границах. И когда Сталин принимал соответствующие решения, он учитывал ситуацию не только на Западе, но и на Востоке, делалось всё, чтобы Советский Союз не вёл военные действия одновременно и против Гитлера, и против Японии.

– Образно говоря, перед началом Второй мировой войны СССР оказался между агрессивным Западом и не менее враждебным Востоком, как между молотом и наковальней?

– Необходимо отметить ещё один момент. Германия начала войну, потому что имела свои планы по формированию «нового порядка» и хотела пересмотра существующего мирового соотношения сил. Но в связи с этим очень важным объектом исследования и изучения должна стать британская политика того времени. Великобритания в довоенном мире – это государство, которое было сверхдержавой, империей: при 50 миллионах населения Британии на территории её колоний насчитывалось более 400 миллионов человек. На каждого англичанина трудилось восемь колониальных рабов. Соответственно, главный интерес Великобритании был в том, чтобы законсервировать такое положение вещей. Свои планы переустройства мира имели и Соединённые Штаты, выдвинувшиеся в качестве великой державы.

– То есть себе безбедную жизнь.

– Конечно. Великобритания в максимальной степени выиграла от Первой мировой войны – нарастила свои колонии, ограничила Германию в вооружении, для которой Версальский мирный договор был очень тяжёлым. Естественно, Британия делала всё, чтобы направить усилия тех, кто стремился к реваншу, куда угодно, только не в её сторону. А именно на Советский Союз. Потом, уже в годы вой-ны, газеты будут писать о Черчилле, что он был готов сражаться с Германией «до последней капли крови русского солдата». С учётом этих обстоятельств мы должны рассматривать и предвоенную политику нашей страны. В том числе и пакт о ненападении, который заключён 23 августа 1939 года между Германией и СССР.

– И в чём сегодня обвиняют тогдашнее руководство СССР те, кому хочется переписать историю Второй мировой и Великой Отечественной войны на свой лад?

– По сути дела, этот пакт означал, что Сталин своими действиями сумел создать ситуацию, когда в Европе столкнулись между собой коалиции Запада. Сталин понимал: когда Европа консолидируется, России, в то время СССР, всегда плохо. Так было, когда Европа объединилась под предводительством Наполеона. Наше Оте-чество испытало удары, когда был создан блок четырёх держав – участниц Первой мировой войны. Это стало внешней составляющей, определившей события 1917 года в России. Поэтому Сталин добился колоссального успеха, заключив с Германией соглашение о ненападении, нивелировав таким образом на какой-то период угрозу с Запада.

Агрессивная информационная политика Европы находит достойный ответ >>

ГДЕ НАЧИНАЛАСЬ ПОБЕДА

– А что было в это время в Азии?

– События на Халхин-Голе. Они начались в мае и закончились в сентябре 1939 года. Там советские и монгольские войска вели бои с японскими, в которых участвовали сотни самолётов и танков. И чтобы принимать соответствующие решения в отношении Европы и Гитлера, Сталину надо было учитывать этот фактор. Он сумел заключить договор с Германией при таких обстоятельствах, что Гитлер даже не уведомил Японию об этом, хотя она считала его союзником. Этот факт породил недоверие между Японией и Германией. И в этом смысле политика Сталина, с одной стороны, способствовала активизации противоречий между этими странами, а с другой – раскалывала Европу. Британия хотела сохранить свою империю, Франция тоже. Германия и Япония, сформировавшие «Антикоминтерновский пакт», а затем и присоединившаяся к ним Италия также претендовали на изменения в мировом порядке. США выжидали.

– Можно сказать, что Великая Победа советского народа в войне берёт начало в 1939-м?

– Несомненно. Ведь Сталин дипломатическими шагами создавал возможности и временные ресурсы, чтобы страна смогла нарастить материальную базу для этого. Безусловно, в войне был очень горький период – с 22 июня 1941 до середины ноября 1942 года, период наших потерь и отступлений. Но следует понимать: когда начинаются масштабные военные действия, к ним очень сложно подготовиться. И тот, кто их начинает (а начала Германия), имеет соответствующие преимущества. Здесь надо напомнить об одной стратегической, но недооценённой в историо-графии операции СССР в той войне (всего их было около пятидесяти, они все достаточно хорошо изучены, в военных учебных заведениях их рассматривают чуть ли не по дням и часам, потому что это опыт нашего народа в самом жестоком военном столкновении с врагом). Я имею в виду операцию, начавшуюся в первые дни вой-ны, когда из европейской части СССР в восточные районы страны были эвакуированы тысячи предприятий, их коллективы, которые потом стали выпускать военную продукцию для фронта. Это тоже был величайший подвиг и военных, которые смогли обеспечить такую масштабную переброску, по сути, промышленного потенциала страны и административных органов, тех людей, которые работали на этих предприятиях. В моём понимании эта стратегическая операция определила успех полусотни последующих, которые Красная армия провела непосредственно на полях сражений Великой Отечественной войны. Сегодня невозможно представить, как под бомбёжками, при подавляющем превосходстве немецкой авиации (ведь порядка 1200 советских самолётов было уничтожено в первый день войны на аэродромах и в воздушных боях) была планово осуществлена эвакуация крупных заводов, без продукции которых невозможно победить столь сильного врага.

– В связи с этим «ревизионисты от истории» любят ссылаться на приказ Сталина 1942 года № 227, известный как «Ни шагу назад!».

– Но мало говорят о том, что написано в преамбуле этого документа. А в ней сказано, что из 200 миллионов жителей страны 70 миллионов находятся на оккупированной территории! Это на 20 миллионов больше, чем население Великобритании в то время. Сталин в этом приказе писал, что мы уже не имеем преимущества ни в людских ресурсах, ни в запасах хлеба. Логика этого приказа была следующая: мы не можем дальше отступать, поскольку подходим к той критической массе потерь, после которых только поражение! А для народов СССР это означало полное уничтожение. Речь шла о выживании нашего народа. Поэтому и война называется Великая Отечественная.

А что творили гитлеровцы на оккупированной территории, мы, крымчане, хорошо знаем. Багеровский ров, концлагерь на территории совхоза «Красный», где фашисты замучили более 15 тысяч человек, – таких примеров нацистской политики только в Крыму можно привести немало. Поэтому и был издан приказ «Ни шагу назад!», чтобы не допустить полного уничтожения страны и народов, её населяющих. И если бы наши солдаты тогда не выстояли, не было бы сегодня и нас, наших детей и внуков.