Сергей Шахов: Могу приготовить любой «каприз»
Сергей Шахов: Могу приготовить любой «каприз»
07 августа 2015 - 12:00
Сергей Шахов: Могу приготовить любой «каприз» 07 августа 2015 - 12:00

 

 Министр чрезвычайных ситуаций Республики Крым о том, как стал лучшим руководителем года, географических мечтах и сознательности крымчан 
Почему стал спасателем, об участии в Крымской весне, отношениях с бывшими коллегами по службе, любимом коллективе, о мечте побывать на Байкале и проплыть по матушке Волге до самого Крыма и ещё многом сокровенном генерал искренне рассказал «Газете».
Фото: пресс-служба МЧС в РК 

– Я родился в посёлке Новая Горловка Сталинской области (Донецкая область, – Авт.). Затем семья переехала в город Черкассы, где я закончил школу, отслужил в армии – во внутренних войсках в Перми и в Ташкенте. А когда в Черкассах открылось пожарно-техническое училище, поступил туда учиться.

– Хорошо учились?

– Нормально. А в школе был разгильдяем. Спорт занимал почти всё моё время – баскетбол, футбол, плавание, парусный, водно-моторный спорт… Чем только не занимался. После окончания училища попал по распределению в Крым, в главк МЧС. В 1980 году меня направили начальником инспекции госпожнадзора Судакского РОВД, а затем работал на других руководящих должностях в этой же системе. В 2000‑м был назначен на должность замначальника главка, а затем и начальника.

– Почему решили связать свою судьбу с пожарным делом, ведь профессия опасная?

– Если честно, тогда в Черкассах пожарно-техническое училище было самым престижным учебным заведением. Среди его выпускников больше генералов, чем в аналогичных училищах Харькова и Львова. Конкурс в Черкасское училище в те времена был до 12 человек на место. И отец посоветовал поступать. А он для меня авторитет непререкаемый. Тем более батя строил это училище. Окончив его, я поступил в Высшую инженерно-пожарно-техническую школу МВД СССР, которая сейчас является академией МЧС России в Москве. Недавно я побывал в родном вузе, зашёл к ректору, генерал-полковнику Дагирову. Конечно, у них к нам, крымчанам, после событий нашей весны отношение особое.

– К слову, о Крымской весне. Наверняка МЧС участвовало в ней самым активным образом.

– Ещё в феврале собралось руководство главка МЧС и решило: мы живём в Крыму и будем защищать народ Крыма от чрезвычайных ситуаций. Я присягал на Конституции Крыма и не изменил никому. Так что, если они там (на Украине. – Авт.) думают, что я сепаратист и изменник Родины, ещё раз напоминаю: я клялся на Конституции Крыма. А потом мы просто работали, выполняли свои служебные обязанности и сейчас продолжаем защищать народ Крыма. А по ночам тогда ещё и помогали укреплять границы полуострова. Согласитесь, мы только спустя время осознали, что здесь было бы, если бы события пошли по другому сценарию. Он был бы кровавым, это однозначно. А крымчанам бежать некуда, за спиной – море. Но тогда мы, если честно, об этом не думали, работали, и всё. А когда прошел референдум, чётко осознали, что Россия никогда в жизни нас не бросит.

– Самый тяжёлый день помните?

– Ох (вздыхает), когда Совет министров и Верховный Совет Крыма захватили. В 4 утра мне позвонили и сказали, что в эти здания зашли… очень толерантные и вежливые люди. А буквально накануне я оставил там самую лучшую технику, которая тогда у нас имелась, два российских КамАЗа и лучших людей. И мне так жалко стало всё это добро, что я в полпятого утра помчался к Совмину. Там ко мне подошёл «вежливый человечек» и сказал: генерал, успокойся, муха не сядет на твои машины. Я сказал ему: братишка, спасибо, оставил номер телефона и уехал. А через пару часов мне позвонили и сказали, чтобы забрал технику. И мы занимались своей обычной работой. Да, были дула автоматов, но направлены они были не на народ Крыма, а на отщепенцев, которые ему угрожали. И это было правильно!

– Когда ещё не были руководителем высокого ранга и служили, что называется, «на земле», жизнью тоже приходилось рисковать?

– Бывало всякое, как и у всех моих нынешних подчинённых. И в шторм тонул, и пожары были, извините, «гадкие», по-другому не скажешь. Но судьба как-то берегла меня.

– Верите в судьбу?

– Сейчас верю, в молодости не задумывался над этим.

– А в Бога верите?

– Верю. Дома есть икона Сергия Радонежского, вышитая, каждое утро просыпаюсь и молюсь. Считаю его своим покровителем.

– Служба в МЧС – это частые стрессовые ситуации. Как потом справляетесь с их последствиями, успокаиваетесь?

– С таким прекрасным коллективом, который у нас сейчас, и всякие ЧС переносятся легче. К примеру, после референдума все работали сутками, спали по три-четыре часа, но за три месяца вошли в правовое поле России, приняли необходимые законы, за что благодарны Госсовету Крыма, и постановления Совета министров. Министр МЧС России потом сказал, что не ожидал от нас такой оперативности.

– Служить в российской системе МЧС сложнее, чем это было при Украине?

– Сложнее порядка на два. Во‑первых, почти полностью заменено техническое оснащение. Причём техника у нас теперь самая современная – управляется с помощью электроники. Например, тушить пожар можно, не выходя из кабины спецавтомобиля. Для тушения пожаров, транспортировки больных и прочих ЧС мы получили катера, два вертолёта, ещё два на подходе. Министр МЧС России, мне кажется, самое большое внимание уделяет сейчас Крыму. Чего скрывать: «возраст» нашей техники был 30-34 года. Раритетная, можно сказать. Но министр очень нас хвалил за то, в каком идеальном состоянии она была.

– К слову, о транспортировке больных. Теперь это входит в обязанность МЧС? Сколько крымских детей и взрослых уже спасли?

– Это называется «санитарная эвакуация». Авиация МЧС переправила в ведущие клиники Москвы, Санкт-Петербурга, Перми и обратно более 200 крымских пациентов, которым лучшие врачи сделали уникальные операции и спасли жизни. Из них процентов 80 дети до трёх лет.

– Работа работой, а как отдыхаете, хобби есть?

– Нравится рыбалка. Но больше всего люблю смотреть спортивные передачи по телевизору – бокс, баскетбол, водное поло, футбол – болею за «Зенит», за волейбольную команду Казани, вообще спортом интересуюсь очень. Каждое утро начинаю с Интернета, с новостей Крыма, МЧС. За это благодарен своим сотрудникам, которые научили меня пользоваться компьютером (смеётся). Кстати, особенно пристально читаю сообщения СМИ соседней страны. И часто благодарен им за то, что они, указывая на наши «тонкие места», недочёты, помогают нам быстро их исправлять (смеётся). Они нас критикуют, а мы тут же исправляемся, не ошибается лишь тот, кто ничего не делает.

– Когда есть свободное время, жене помогаете по хозяйству?

– Я профессиональный повар 4‑го разряда, очень хорошо готовлю. В армии тоже служил поваром.

– И какое любимое блюдо, поделитесь?

– Все любимые. Как говорят, могу приготовить «любой каприз». Не люблю, точнее, не умею готовить мучные блюда.

– И всё же какое ваше фирменное блюдо, «коронка», как говорят?

– Маринованная рыба, но только хорошая. Бефстроганов и жаркое. Но стараюсь делать их с говядиной или индюшатиной – диетическим мясом. А если честно, сейчас добираюсь до дома поздно вечером, перекушу что-то, новости посмотрю – и спать, потому что в шесть утра, а то и раньше подъём каждый день. Тем не менее каждое утро с женой мы проходим по 4–5 километров. Для поддержания формы.

– Какие напитки «уважаете»?

– Простую минеральную воду, хороший китайский чай и какао. И для «врагов» напишите: последние три года вообще не употребляю алкоголь. Без него чувствую себя лучше, свободнее и дышится хорошо (смеётся).

– Что цените в мужчинах и в женщинах?

– В женщинах, естественно, красоту и ум. Нравятся хозяйственные, как моя жена. А мужчин уважаю таких, как мои заместители и вообще весь личный состав МЧС Крыма. Я горжусь, что у меня такой коллектив.

– Чего вы никогда не простите человеку?

– Подлости и предательства, в том числе и по отношению к МЧС. Правда, один раз я всё же человека прощаю, даю шанс, но второго раза не будет никогда.

– А вас предавали?

– К счастью, нет. Даже после вхождения Крыма в Россию украинские коллеги остались моими друзьями. То, что они думают на самом деле, их личное мнение, я знаю. А то, что вынуждены говорить этим «бандеровцам», ничего не значит. Мы дружим семьями до сих пор.

– С кого брали или берёте пример, кто для вас является кумиром?

– Президент Российской Федерации, Сергей Валерьевич Аксёнов, Владимир Андреевич Константинов – настоящие мужики! А самое любимое кино – «Офицеры» (показывает фото кадра из фильма) и его герои. Смотрю этот фильм часто, хотя знаю его наизусть.

– Чем для вас пахнет детство, какой аромат сразу ассоциируется с ним?

– Детство прошло в красивейшем городе – Черкассах. Мама, ей сейчас 84 года, очень хорошо готовила и пекла изумительные пироги, пирожки, булочки. Их аромат до сих пор помню. А ещё детство пахнет семечками. И сейчас их очень люблю. Я в школе был самый отчаянный нарушитель. Завуч стояла на пороге и перед уроками шмонала каждого мальчишку, потому что вся школа была в шелухе. Рядом был рынок, где торговали жареными семечками. Как сейчас помню, мама купила мне венгерский пиджак, у которого были внутренние карманы. И я в каждый по два стакана семечек умудрялся засыпать. Завуч этого не знала. Проверит наружные, семечек нет, и пускает в здание школы. Я там друзьям по стакану семечек отдавал, мы их щёлкали. А ещё детство пахнет цветущими яблонями. Кстати, папе моему сейчас 88 лет. В 2013‑м году я их с мамой перевёз из Черкасс в Крым, за что они очень благодарны. Когда был референдум, отец в шесть утра встал, пошёл на участок, проголосовал, вернулся домой, сел за стол, налил 50 грамм беленькой, выпил залпом и сказал: «Это за Владимира Владимировича!» Отец у меня красавец, боевой, несмотря на возраст (смеётся).

– Цветы какие любите?

– Все. Но в основном дарю гвоздики и розы. Когда еду из Ялты, всегда по дороге покупаю букет горных цветов, сезонных, какие есть.

– Санкции, введённые по отношению к Крыму, как-то сказываются на работе ведомства?

– Никак. Счетов за рубежом у нас нет (смеётся). Технику получаем российскую, поэтому нам от этих санкций, как говорят, ни холодно ни жарко.

– Наличие современной техники или возросшая сознательность наших граждан привели к тому, что в Крыму стало меньше пожаров, кстати, это заметили многие. Тьфу, тьфу…

– Наши люди действительно стали сознательнее, и российские федеральные законы в этом плане очень жёсткие. И второе. Например, раньше лес мы патрулировали… пешком. Сейчас с помощью двух вертолётов и четырёх квадроциклов вместе с сотрудниками лесхозов, милиции нам удаётся эффективно охранять крымский лес. У нас уже есть и четыре снегохода, на которых зимой будем объезжать все лавиноопасные участки, следить, чтобы никто из любителей зимнего отдыха не потерялся.

– Номер 911 или что-то подобное заработает в Крыму?

– Этому вопросу очень большое внимание уделяет Правительство РФ и лично министр МЧС России. Поэтому единая диспетчерская служба обязательно заработает, как только в Крыму будет обновлена вся система связи. Только у нас будет не 911, а 112. В качестве образца возьмём Республику Татарстан. Наши сотрудники ездили туда в командировку, всё изучили и пришли к выводу, что и для Крыма система, аналогичная той, что есть у них, подойдёт идеально. Если там это сделали, то мы просто обязаны.

– Если не секрет, сейчас много крымчан, желающих служить в МЧС?

– Свободных мест нет. Более того, 41 человек в этом году поступил в академии МЧС в Москве, Санкт-Петербурге и в Воронеже. Больше всего выпускников школ поехало учиться в Воронеж. Это же рядом: 800 километров – и мама увидела сына (смеётся).

– О чем мечтаете, где хотите побывать?

– На Байкале. Но туда долго лететь (хохочет). А ещё хочу проехать в Астрахань, взять билет на теплоход, в двухкомнатный люкс, и по Волге-матушке. Это моя, как я говорю, «страшенная мечта»». Хочу побывать в Карелии. Там же красота неимоверная! Но боюсь комаров (смеётся). Люблю Санкт-Петербург. Это город-сказка. Москву тоже люблю, но она всё время куда-то спешит. В 1987‑м, когда я заканчивал академию МЧС, она бежала, а сейчас ещё больше торопится куда-то.

– Сергей Николаевич, за время нашей беседы вам позвонили человек 10. А сколько звонков поступает в день примерно? Это не напрягает? Не хочется взять и… вышвырнуть мобилки и стационарный телефон в придачу?

– Во‑первых, они дорого стоят (смеётся). Один мобильный телефон мне подарил министр, второй – Совет министров Крыма, третий мой личный. Я звонки не считаю, но около сотни в день наберётся точно.

– МЧС – наше всё. Что бы ни случилось, куда сразу обращаемся? В ваше ведомство.

– Так оно и есть. Например, сегодня позвонил человек из Москвы, попросил узнать состояние двухлетнего ребёнка, упавшего с третьего этажа. Родители в панике, им никто ничего не говорит. Узнал. И честно сообщил этому человеку: брат, ребёнок нетранспортабельный, одна надежда на Бога. А у самого после этого звонка мурашки по телу бегут до сих пор. Но такова наша служба, приходится выполнять и не очень приятные миссии (вздыхает).

– Главная задача, которую сами себе поставили, придя на эту должность, какая?

– Поднять МЧС Крыма до российских стандартов. Точнее, до МЧС Москвы, Санкт-Петербурга. И нам немного осталось сделать. А работать мы можем и хотим. И это главное.

– Девиз, которым руководствуетесь, какой?

– Жизненное кредо – «Всегда готов!» (заливисто хохочет).

– Чего вы сами себе пожелаете?

– Здоровья себе, близким, всему моему коллективу. А всего остального с такой зарплатой, как в России, достигнем. Приведу наглядный пример. Наши бойцы раньше курили «Приму» без фильтра, «Прилуки». А после второй или третьей зарплаты подошёл ко мне начальник части и говорит: сейчас в курилке лежат пачки «Винстона», «Мальборо», «Кэмела». Бойцы заказывают себе на обед пиццу с доставкой, роллы, а раньше брали из дому «тормозок» – кусок колбасы варёной, лук и два помидора. И это на целый день. Раньше пожарный-спасатель еле сводил концы с концами, а сейчас получает около 30 тысяч рублей. Сутки работает, трое дома. Поэтому у нас нет вакансий. И мы имеем возможность брать на службу самых здоровых, грамотных, морально устойчивых. Отбор проводим серьёзнейший.

– И последний вопрос. Вы, согласно рейтингу, стали «Лучшим руководителем года» всего МЧС России. Какие чувства испытывали, когда узнали, что едете в Москву на церемонию награждения?

– Летал от радости. Это была бомба! В Кремлёвском Дворце съездов собралась вся краса МЧС, в их числе и крымчане. Поэтому мы просто обязаны высоко держать планку, опускать её ниже не имеем права.