Сергей Михеев: «Сегодня Крым находится в центре политических процессов»
Сергей Михеев: «Сегодня Крым находится в центре политических процессов»
15 марта 2019 - 12:40
Сергей Михеев: «Сегодня Крым находится в центре политических процессов» 15 марта 2019 - 12:40

После возвращения Крымского полуострова в Россию Сергей Михеев был избран главой Экспертно-консультационного совета при Главе Республики Крым. Он не боится говорить на самые острые темы. Подобная позиция привела к тому, что с 2014 года Сергей Михеев является персоной нон грата для большинства европейских стран. По просьбе «Крымской газеты» он дал оценку событиям 2014 года, а также тому, как развивался полуостров после референдума.

«Всегда надо помнить, что могло быть и хуже»

– Я считаю, что для Крыма это большая победа. Посмотрите на то, что сегодня делается на Украине, и представьте себе, что полуостров остался бы там. Я как эксперт абсолютно точно знаю, что донбасский сценарий готовился для Крыма. Пришли бы ребята с Майдана, батальоны националистов и так далее. Началась бы резня русских, провоцирование конфликта с крымскими татарами, нападения на российских военнослужащих. И нас под это дело вынудили бы срочно покинуть базу Черноморского флота, освободив место американцам. Поэтому присоединение к России – это спасение от резни, разгрома, хаоса, – говорит Сергей Александрович. И продолжает: – На этом фоне обо всём, что происходит в Крыму последние пять лет, несмотря на то что есть какие-то, понятно, проблемы, трудности, можно говорить как о том, что это пять лет успеха, пять лет побед. И не только для Крыма, но и для России в целом. Для полуострова это, во-первых, на самом деле избавление от украинской действительности, которая, мне кажется, чем дальше, тем хуже становится. А второе – это освобождение от идеологического гнёта, который в украинской политической системе реально присутствовал, и теперь мы видим, что с каждым годом он становится всё тяжелее. Это касается в первую очередь подавления всего, что связано с Русским миром, нашей общей памятью, историей.

– А политический статус Крыма, по-вашему, изменился?

– Безусловно. При Украине Крым был глубокой провинцией, до которой никому не было дела. Более того, Крым ненавидели, просто откровенно ненавидели. Из него выкачивали всё, что могли. Украина его сознательно экономически «гасила». И относились к нему в лучшем случае с подозрением, а в худшем – с открытой неприязнью. Сегодня Крым находится в центре политических процессов – и в центре российского политического процесса, и в центре международного. Крым стал известной точкой на геополитической карте мира, вокруг которой крутятся довольно серьёзные политические процессы.

Да, это всё непросто. Да, это связано в том числе и с санкциями. Но тем не менее я считаю, что прошедшие пять лет – это история успеха. Может быть, что-то можно было сделать лучше, как всегда бывает. Но нет предела совершенству. И всегда надо помнить, что могло быть и хуже. В конечном итоге – ещё раз повторю – это пять лет побед и пять лет успеха. Я в этом абсолютно убеждён.

– И в плане экономического развития полуострова тоже?

– Понятно, что блокада со стороны Украины создала для региона ряд экономических препятствий. Но тот поток инвестиций, которые получил Крым в инфраструктуру, те изменения к лучшему, которые произошли в самых разных сферах экономики Крыма, на мой взгляд, беспрецедентны. Ничего подобного, по крайней мере с 1991 года, в Крыму не было.

 

«…История вокруг Крыма будет продолжаться»

– А для России в целом пять лет вместе с Крымом чем стали?

– Если говорить о Российской Федерации, то Крым в ней занял одно из центральных мест, что называется. Это регион, о котором говорят, регион, которому уделяют внимание, регион, в который вкладывают достаточно большие средства. Если сравнить с украинской историей Крыма, то это небо и земля. И это очевидно для всех.

Что касается России в целом, то, вернув полуостров, она сделала достаточно сложный для себя выбор. Но, я думаю, что он был правильным, потому что надо было отстаивать свои интересы, надо было возвращаться к более активной внешней политике и нельзя было бросать Крым. Надо понимать, что если бы Россия в тот момент не приняла это решение, то, скорее всего, давление на неё продолжилось бы по разным другим направлениям. Скорее всего, в Крыму всё равно получили бы конфликт, вытеснение Черноморского флота неизбежно произошло бы. И мы бы просто потеряли окончательно не только Крым, но и веру в то, что Россия может что-то сделать, как-то отстаивать свои национальные интересы.

Можно сколько угодно говорить, что вот санкции, всё остальное… Тем не менее я думаю, что это был правильный шаг. Другое дело, что, на мой взгляд, надо было идти дальше, развивать успех, в том числе на всём востоке Украины, не надо было признавать выборы Порошенко… Но это уже к Крыму, крымской истории прямого отношения не имеет. А несомненно то, что внутри России крымские события дали дополнительный импульс росту патриотизма граждан, росту осознания России как державы, имеющей свои национальные интересы и готовой их отстаивать. И вообще, в значительной степени они содействовали консолидации того, что можно назвать политической нацией.

– Как вы думаете, следующие пять лет для Крыма ещё нужно определить как переходные? Или региону уже следует жить и работать, как все, не оглядываясь назад? На ваш взгляд, переходный период в Крыму затянулся или в самый раз?

– Крым и так работает, как все. Другое дело, что он неизбежно будет находиться в центре внимания просто потому, что, во-первых, в него необходимо вкладывать дополнительные средства, так как он является политически значимым регионом. Всё равно эта история вокруг Крыма будет продолжаться, она не закончится ни через год, ни через два, ни через пять. Несомненно. Внимание к Крыму будет повышенное и со стороны недругов, и со стороны конкурентов. Ведь он находится, что называется, на передней границе, переднем крае наших достаточно сложных отношений с НАТО и с Украиной. Поэтому всё равно Крым не станет абсолютно таким же регионом, как и все.

Но что касается работы, она идёт и должна продолжаться. Несомненно, основная задача, мне кажется, и как раз нынешнее руководство Крыма в этом направлении работает, это развитие собственных ресурсов, развитие экономики и создание рабочих мест для населения. Потому что инвестиции, понятно, будут, помощь федерального центра тоже, поддержка других регионов страны – всё это правильно. Но основная задача – это развитие собственных ресурсов, выход на самообеспечение, а в дальнейшем надо становиться донором федерального бюджета. Потому что у Крыма, мне кажется, есть для этого все возможности.

– В продолжение темы вопрос: как вы оцениваете работу крымских властей за прошедшие пять лет по пятибалльной шкале?

– Понимаете, невозможно сказать однозначно, как работают крымские власти. Могу конкретно выделить руководителей Крыма, они работают на пятёрку. Что касается местных властей, это зависит от конкретного города, посёлка, района. В эти детали я углубляться не буду. Но, видимо, само руководство Крыма не оценивает их слишком высоко, учитывая то, сколько за минувшие пять лет сменилось руководителей, сколько возбуждено уголовных дел, сколько там всевозможных коллизий возникает. Хотя этот процесс, видимо, неизбежный. Но мне кажется, что Сергей Аксёнов выкладывается настолько, насколько может. Опять же, нет предела совершенству. Да, наверное, не всё идеально. Но, насколько я его знаю, он работает на пределе сил, на пределе личных возможностей. И я не уверен, честно говоря, что на данный момент кто-то мог бы это делать в Крыму лучше.

 

«Никогда гармонии и любви между Россией и Западом не было»

– По-вашему, Крым долго ещё будет находиться под санкциями или их надо просто воспринимать как новый мировой порядок и просто жить в нём и работать?

– Крым всегда будет находиться под санкциями. Как и Россия, которая всегда вызывала раздражение у наших недругов. И не надо думать, что что-то изменится в последующем. Все эти разговоры о том, что раньше было хорошо, не было санкций, а сейчас они есть, и стало плохо… Надо сказать, что не было ни одного года, ни одного (!), в истории России, в том числе и в постсоветские времена, чтобы ей не чинились какие-либо санкции. То продолжались санкции, введённые после дискриминационной поправки Джексона – Вэника, внесённой в закон о торговле США, которую принял Конгресс США в 1974 году. Они закончились, сама поправка была отменена в 2012 году, но с одновременным введением санкций по «списку Магнитского». Были и другие «мероприятия»… То есть Россия всю жизнь находится под давлением. Отношения между Россией и Западом веками складываются конфликтно. И надо понимать, что никогда никаких отношений гармонии и любви между Россией и Западом не было, нет, и не будет. Запад вообще не заинтересован в существовании России. Всё, что Запад предлагает, это уничтожение России. А разговоры, что вот не было санкций и было хорошо, а сейчас стало плохо, абсолютно
беспочвенны.

– Сергей Александрович, что пожелаете крымчанам сегодня?

– Я пожелаю им оптимизма – в первую очередь. И понимания того, что на самом деле наша история, и России, и Крыма – это история успеха. Да, несмотря на все существующие конкретные бытовые трудности. Поэтому, кроме оптимизма, желаю крымчанам трудолюбия и, что называется, жизненных сил.