Сергей Додонов: Собираю высказывания великих людей
Сергей Додонов: Собираю высказывания великих людей
03 июня 2016 - 12:01
Сергей Додонов: Собираю высказывания великих людей 03 июня 2016 - 12:01
Директор академии биоресурсов и природопользования, депутат Госсовета о том, сможет ли Крым прокормить себя и о специалистах по цитрусовым 
О чудо-яблоках, развитии аграрной отрасли, куда академия биоресурсов «экспортирует» своих студентов, о том, что для него наивысшее счастье, и многом другом личном Сергей Владимирович рассказал «Газете».

– Я уроженец крымских степей – села Сусанина Первомайского района. С 13 лет я ездил с отцом в УАЗике по полям, хотел быть агрономом, как и он. Но отец сказал: «Одного агронома в семье будет достаточно, сынку». И я пошёл учиться на экономиста по бухгалтерскому учёту и аудиту. Тем не менее мы тоже получали знания по агротехнологии.

– К мнению учёных – преподавателей академии, одного из старейших вузов Крыма, всегда прислушивались местные аграрии. Министр сельского хозяйства РК Андрей Григоренко тоже заявил, что будет руководствоваться документами тех времён. С научной точки зрения это правильно?

– Абсолютно. Испокон веков осадки, солнце, состояние почв и т. д. влияли на качество продукции, получаемой с крымской земли. Да, мы пытаемся отрегулировать влияние природных факторов с помощью агротехнологий, использовать более эффективные селекционные материалы. В этом плане достижения современной науки очень важны. Но и фундаментальные наработки наших предшественников, известных учёных, по-прежнему актуальны. У нас работал Вавилов и другие великие учёные-селекционеры, научные школы которых существуют по сей день. Мы плотно занимаемся селекционной работой. В садоводстве и виноградарстве есть определённые достижения. К счастью, за предыдущие годы научный потенциал академии не растерян, и мы можем участвовать в развитии именно традиционных для Крыма отраслей. Одним из приоритетов для себя определили в том числе и восстановление эфиромасличной отрасли республики, которая когда-то была визитной карточкой Крыма. Наша задача – восстановить, вернуть всё утерянное.

– Когда-то Крым славился чаирными садами, аборигенными сортами винограда, плодовых деревьев. «Массандра» намерена восстанавливать исконно крымские сорта винограда.

– И это правильно. Были времена, когда крымские яблоки и груши шли почти на вес золота. Из Крыма они отправлялись в Париж, чтобы потом вернуться в Москву уже под видом изысканных французских фруктов. В царские времена, например, очень ценились крымские яблоки сорта «кандиль синап». Их так и называли – чудо-яблоки. Вы когда их последний раз видели на наших рынках? Даже старшее поколение крымчан забывает, как эти яблоки выглядят, а молодое и вовсе не знает. А в начале XX века одно такое яблоко стоило три рубля! В то время как обед рабочего в столовой – 1 копейку.

– Можно возродить былую славу крымских синапов?

– Нужно. Это же своего рода крымская валюта. И местные сорта винограда, из которых делались наши традиционные вина. Например, «Чёрный доктор» или «Мускат белый Красного камня».

– Академия будет участвовать в этом процессе?

– Мы намерены участвовать в развитии крымского виноградарства, а следовательно, и виноделия. Крыму надо последовать примеру Франции. Там вина выпускают маленькие хозяйства, которые отвечают за свою торговую марку и гордятся поколениями виноделов, работавших на их землях. У нас тоже есть удачные примеры частного виноделия. Например, «Дом вина» семьи Донцовых. Его глава Николай Карпович Донцов – виноградарь и винодел в четвёртом поколении. В этом хозяйстве мы планируем открыть филиал кафедры виноделия. Если говорить о крупных винодельческих предприятиях, то, согласитесь, к продукции многих из них есть претензии и у любителей, и у профессионалов.

– Говоря о программе импортозамещения, Крым сможет накормить себя?

– Можно по пунктам разобрать, сколько и чего Крым сможет производить. Если коротко, то полностью по всем направлениям мы себя накормить не сможем. Например, молоком не обеспечим себя на 100% сегодня и в будущем, потому что в Крыму нет достаточной кормовой базы для создания необходимого стада крупного рогатого скота. В предгорной зоне возможно выращивание кормов, а в степной, где уже, считайте, полупустыня, сложно будет это делать. Птицеводство всегда было крымской отраслью. Следовательно, яйцами и мясом всевозможной птицы себя сможем обеспечить. И бараниной. Почему бы не разводить коз и не производить козий сыр не хуже, чем в той же Франции, Венгрии и вполне с ними конкурировать. Этот сектор надо развивать. У нас есть фермеры, которые уже этим занимаются. Что касается фруктов, винограда, клубники, то мы должны стать серьёзным экспортёром этой продукции в другие регионы РФ. Можем выращивать овощи на закрытом грунте – в тепличных комплексах с возвратным использованием воды. Есть инвестиционные проекты, которые предусматривают построение тепличных комплексов мощностью 100 и более гектаров, которые позволят обеспечить овощной продукцией практически круглый год Крым и другие регионы России. С овощами открытого грунта ситуация сложнее. Всё будет упираться в водообеспечение. Зерновых культур (пшеница, ячмень) мы выращиваем достаточно для внутреннего обеспечения. Житницей России не станем. И к этому стремиться не надо. Для этого есть Краснодарский край, Ставрополье. Святая обязанность Крыма – вернуться к выращиванию лекарственных трав, эфиромасличных культур. Это самоокупаемый бизнес. Фитосовхоз «Радуга» – яркий тому пример.

– В плане подготовки кадров вы сотрудничаете с Минсельхозом Крыма, реализуете совместные проекты?

– Как структурное подразделение КФУ мы подчиняемся Министерству образования и науки РФ. Но основным работодателем для наших студентов является Министерство сельского хозяйства Крыма. И с ним у нас теснейшие взаимоотношения. Академия участвовала в разработке Программ развития растениеводства и животноводства в Крыму. Наши сотрудники являются членами комиссий по распределению субсидий, определению дотаций сельхозпроизводителям, дают экспертные оценки, участвуют в совещаниях. Многие проводятся на базе академии. В АБиП практически вся наука является прикладной. Результаты наших исследований можно «пощупать» и ощутить их эффект. Мы проводим их на своем опытном поле в 140 гектаров. На договорных основах с предприятиями, которые являются нашими партнёрами, учебными базами, тоже проводим различные эксперименты. Пока не выполняем госзаказы на аграрную тематику, хотя очень надеемся на это.

– Несмотря на санкции, АБиП интересуются иностранные инвесторы. Вы недавно встречались с итальянцами. О чём речь шла?

– Академия их интересует прежде всего как источник информации и в качестве экспертов. Наши учёные как никто в Крыму знают особенности почв во всех регионах полуострова, имеют по ним информацию, метеоданные, могут подсказать, где и какие хозяйства желательно разместить. Поэтому, встречаясь с нами, итальянцы, естественно, преследовали свои конкретные цели. Они хотят построить ферму по выращиванию буйволов для получения молока и мяса и тепличный комплекс.

– Что нового появилось в академии с тех пор, как она вошла в состав КФУ?

– Чтобы не отставать от среднего уровня оснащённости предприятий аграрной отрасли, нам тоже надо стремиться к модернизации производственной базы. Я глубоко убеждён в том, что средства на это должно выделять государство. Сегодня открылось «окошко» – субсидирование, дотации и т. д.. Мы же, как бюджетное учреждение, этого получить не можем. Поэтому здесь надо принимать определённые решения на государственном уровне. Тем более что все вузы аграрного профиля РФ уже участвовали в своё время в программе модернизации своих материально-технических баз. Есть ещё один аспект проблемы – отношение к вузу работодателей. Возьмём опыт зарубежных стран. Там выпускники вузов, добившиеся успеха, считают за честь что-то сделать для своей альма-матер – подарить лабораторию, какой-то прибор и т. д. «Аграрке» тоже есть кем и чем гордиться – и выпускниками, и той атмосферой, которая царит в вузе. Сегодня мы стараемся «экспортировать» своих студентов. Так это назову. Наши студенты в 2014 году стали победителями конкурса комбайнёров в Оренбургской области. Они выезжали в Краснодарский край, летали в Иркутск, Орёл. В прошлом году 10 наших ребят работали в Ставропольском крае в хозяйстве «Мрия» и зарекомендовали там себя наилучшим образом. Двум из них сразу же предложили остаться.

– Разбазариваете кадры?

– Наоборот. Когда у наших выпускников там будут спрашивать, какой вуз они окончили, они скажут – академию биоресурсов и природопользования Крымского федерального университета. Согласитесь, лучшей рекламы для поступления в КФУ абитуриентов из других регионов РФ нет. Основной наш «экспортный» потенциал – это специалисты по виноделию, переработке эфиромасличного сырья, геодезии, лесному делу и ландшафтной архитектуре.

– Агрономы и садоводы тоже?

– Вполне. Но нам надо ими ещё «насытить» крымский рынок труда. Если говорить о садоводах, то надо помнить, что полуостров находится в нескольких климатических зонах. У нас есть возможность изучать субтропики. А подготовкой специалистов с уклоном в субтропические культуры не каждый аграрный вуз России может похвастаться. Как и специалистов по переработке жиров и эфиромасличных культур. К слову, у нас сегодня действует сетевая программа с Краснодарским технологическим университетом, её реализация тоже позволит популяризировать это направление.

– У АБиПа есть свои поля, ферма, сад. Вуз, по большому счёту, тоже вносит свой вклад в продовольственные закрома Крыма. Сколько и чего производите?

– Ежегодно собираем около трёх с половиной тысячи тонн зерновых культур. Имеем 1400 голов крупного рогатого скота и производим 6-7 тонн молока в сутки, перерабатываем его и направляем потребителям Симферополя продукцию под торговой маркой «Университетский продукт». Это творог, сливочное масло, сметана, йогурт и молоко. Причём наша продукция экологически чистая и уникальная, потому что производится классическими, образно говоря, старыми дедовскими способами. Эксперты по молочным продуктам, которые приезжают к нам из других вузов России, часто говорят: «Боже, у вас масло пахнет васильками!» И я ответственно говорю, что наше сливочное масло натуральнейшее. Его можно спокойно давать детям. Йогурт и молоко тоже. Проведите эксперимент с нашим молоком: оно скисает. Это же проделайте с тем молоком, что приобрели в магазине – оно не скисает. Задайтесь вопросом, почему там не развиваются молочнокислые бактерии. Возьмите нашу сметану, добавьте в неё йод, и сразу определите, есть там крахмал или нет.

– Почему же академия не увеличивает производство таких экологически чистых продуктов?

– Мы прежде всего учебное заведение. И производство этой продукции, если хотите, побочный результат обучения студентов. Производя её, мы одновременно обучаем будущих технологов молочной продукции в молочном цеху. Специалистов ветеринарной медицины – на ферме и конюшне, агроинженеров – на собственной механизированной тракторной станции и в полях, садоводов – в учебных садах и виноградниках. Для подготовки специалистов лесного дела у нас есть лесопарк, 25 гектаров, который хотим превратить в дендропарк. Но для этого необходимы определённые денежные вливания. В этом парке могут проявить себя и будущие специалисты ландшафтной архитектуры. Мы не оставляем также идею создания полигона эфиромасличных и лекарственных культур.

– А о чём мечтает директор АБиП?

– Сложный вопрос. Бог с ним, как будет у меня, главное, чтобы всё получилось уже у детей. Не могу передать тех эмоций, которые испытал в прошлом году на финале Всероссийского конкурса «Салют талантов» в Санкт-Петербурге, в котором участвовало 60 тысяч детей. Наша младшая дочь Евгения завоевала Гран-при третьей степени на этом фестивале. Она танцует классические и народные танцы. Приз получила за вариацию «Курица». Старшая дочь – студентка КФУ – будущий архитектор. Как и я, трудоголик (смеётся). Это и есть наивысшее счастье, когда у твоих детей что-то получается. Свои мечты, конечно, тоже есть. Например, сейчас моя цель – вернуть былую славу академии. Этим сегодня не только я живу, но и весь коллектив АБиП. Как тут не вспомнить слова Генри Форда, который сказал: «Я этого хочу, и, значит, это будет». А ещё мне нравятся слова Эрнеста Хемингуэя (показывает на портрет писателя с этой надписью, который на видном месте стоит на полке шкафа в кабинете): «И даже не смей думать, что ты можешь не выдержать». Я собираю высказывания великих людей, они вдохновляют, помогают в работе, в отношениях с коллегами.

– Не жалеете, что выбрали такую специальность?

– Наоборот. Профессия, наверное, и сформировала мой характер – и сегодня не принимаю поспешных, необдуманных, невзвешенных решений. Но если что-то решил, то готов отвечать за то, что сделал, это лучше, чем сожалеть о том, что не сделал.

– Это ваш девиз?

– По сути, да. И в ВК (ВКонтакте) у меня написаны слова Джона Кеннеди о том, что один человек не может изменить что-либо, но попробовать должен каждый. Я стремлюсь к реформам, к совершенствованию. Работы не боюсь, ищу её для себя. Очень неспокойно чувствую себя в отпуске. Через три-четыре дня мне родные прямо говорят: «Сергей Владимирович, ты, может, пойдёшь и поработаешь». Потому что я начинаю раздавать команды и поручения домашним (смеётся). Увы, я действительно трудоголик.

Фото: Лидия ВЕТХОВА.