С нашивкой «Пресса»
С нашивкой «Пресса»
30 марта 2016 - 12:03
С нашивкой «Пресса» 30 марта 2016 - 12:03
Луиза Михайлова
Вернувшиеся из Сирии военкоры рассказали о работе в полевых условиях
В военной журналистике нет бравых парней в бронежилетах, считают фотокорреспондент Александр Коц и видеооператор Дмитрий Стешин. Это мужчины и женщины среднего возраста, ищущие в «горячих точках» планеты ответы на два простых вопроса: «Чья война? Кому это выгодно?» 
Военные корреспонденты чаще всего оказываются вне объективов фотоаппаратов и видеокамер. 
Фото: из архива Стешина и Коца.

В поисках правды спецкоры отправлялись в Чеченскую Республику, на Северный Кавказ, в Косово, были во время американской операции в Афганистане, участвовали в освещении революционных событий в Египте и на постсоветском пространстве, находились в разгаре военных действий в Ливии, в Донбассе и совсем недавно вернулись из Сирии, чтобы рассказать участникам медиаклуба «Формат А3» , какова роль журналиста на войне.

Однако не только боевые действия представляют угрозу современному миру, но и грубо ведущаяся информационная война на уровне международных СМИ. Именно поэтому так важно поддерживать людей, которые стараются донести объективную правду,  несмотря на провокации, подкупы и угрозу их жизни.

– Мы рады, что приехали в Крым, – говорит видеооператор Дмитрий Стешин. – Я два года подряд приезжаю по редакционному заданию на полуостров, чтобы протестировать работу паромной переправы. В 2014-м я простоял на переправе 36 часов, в прошлом году – всего лишь 4 часа. Уверен, что жизнь здесь налаживается…

Цифра

1089 журналистов погибли в военных действиях  за период с 1992 года по настоящее время, по оценке Международного комитета защиты журналистов.

Чего нельзя сказать об Украине.  Ни Александр Коц, ни Дмитрий Стешин и думать не могли, «что придётся освещать военный конфликт у себя под боком (на Украине. – Авт.). Впечатления от этой войны и самого Майдана оказались обманчивыми». Сильным потрясением стал  вооружённый конфликт на востоке страны, открывший глаза на то, что даже среди братьев действует принцип «кровь за кровь». Спецкорреспондентов «Комсомольской правды» потрясла трагедия  жителей  Углегорска, атакованных в начале февраля этого года украинской Национальной гвардией, именуемой углегорцами нациками. Детский плач, стоны напуганных старух, торопливые сообщения на камеру: «Передайте в Москву, в Ставрополь, в Крым, что мы живы!» – и проклятия действующему киевскому руководству. 

– Был такой момент, – рассказывает оператор Дмитрий Стешин, – когда проходила операция по замыканию котла в Дебальцево, мы с коллегой Семёном Пеговым из LifeNews сидели в сугробе под забором во время обстрела, он мне говорит: «Ты знаешь, я лучше здесь буду под пулями, чем в Киеве на улице». И он рассказал, как били их съёмочную группу, как отнимали микрофоны, а руководство канала решило поменять корреспондентов-мужчин на журналисток в надежде, что отношение киевской толпы к женщинам будет иным. Но этого не произошло. 

В тему
Печальная статистика

Причина многих смертей среди журналистов – участие в освещении военных действий в «горячих точках». На Украине с 2014 года погибли 5 журналистов, ещё 5 – в Ираке, сирийский конфликт лишил жизни 14 журналистов.

Более того, по словам Александра Коца,  он и его коллега находятся на территории Украины в уголовном розыске по статье 258 («Терроризм»). 

– Я репортёр, я военный журналист, у меня свои задачи, – говорит Александр Коц. –  Нам запрещён въезд на Украину, как и многим российским артистам, парламентариям. Но мы понимаем, что нынешней власти, чтобы уничтожить себя, не нужны никакие враги, они сделают это сами.