Революции и войны нуждаются в психиатрах
Революции и войны нуждаются в психиатрах
29 июня 2016 - 18:00
Революции и войны нуждаются в психиатрах 29 июня 2016 - 18:00
Юрий Фёдоров
Фильм о симферопольском враче станет ещё одной страницей в истории Великой Отечественной
Компания «Кинопрограмма ХХI век» готовится приступить к съёмкам фильма «Клятва». Фильм основан на реальных событиях. Его герой  – главный врач психиатрической больницы Симферополя Наум Балабан, который во время войны спас сотни человек, укрывая их от фашистов в больнице. Будучи евреем, он сам был на волосок от гибели.
В этих ещё не отремонтированных корпусах больницы вполне можно снимать кино о прошлом.
Фото: Лидия ВЕТХОВА

Идея  из газеты

Сценарист Татьяна Мирошник рассказала «Газете», что толчком к написанию сценария послужила публикация о Науме Балабане в одной из крымских газет. В это же время Фонд кино проводил конкурс на сценарий о неизвестных страницах Великой Отечественной войны.

– Я решила подать заявку на тему истории Наума Балабана и для этого выехала в Симферополь, поработала в архивах, познакомилась с краеведом Борисом Берлиным. Мой сценарий стал победителем конкурса и был признан в Фонде кино лучшим сценарием 2014 года, – рассказала Татьяна Мирошник.

Фильм будет финансировать Министерство культуры, а также Федеральная еврейская национально-культурная автономия. Правда, и деньги ещё не выделены, и актёров пока не подбирали. 

– Сейчас идёт подготовительный этап, мы ищем объекты для съёмок. Одним из них будет психиатрическая больница в Симферополе, потому что в ней очень многое сохранилось с тех времён. Идёт поиск мест для съёмок, идут раскадровки, весь сценарий фактически «рисуется», – объясняет Татьяна Мирошник. 

Профессор Наум Балабан.

С переменой фамилии 

Наум Балабан учился на медицинском факультете Мюнхенского университета, там же познакомился с русской девушкой Лиззи, которая жила в Германии у дяди. Вскоре они поженились. В 1917 году приходит известие о революции. Наума уговаривают не возвращаться в Россию, но тот  считает, что «во время революций и войн люди особенно нуждаются в психиатрах». Вместе с Лиззи они едут в Россию. В 1922 году Балабан берёт  руководство над полуразрушенным старым лечебным учреждением в Симферополе с несколькими десятками психических больных. Теперь жизнь супругов Балабан полностью посвящена восстановлению больницы и созданию новой психиатрии «с человеческим лицом». После начала Великой Отечественной войны Балабан отказывается уехать, хотя прекрасно понимает, что его может ожидать. Но ещё лучше он понимает, что ждёт его пациентов, которые с точки зрения идеологии Третьего рейха являются «ущербным человеческим материалом» и подлежат уничтожению. Он выписывает из больницы огромное количество пациентов, тем самым спасая их от неминуемой гибели. В то же время помещает в психиатрическую больницу здоровых людей еврейской национальности и ставит им липовые диагнозы, затем выписывая под новой фамилией. 2 ноября 1941 Симферополь был оккупирован. Следующие четыре месяца станут самыми тяжёлыми в жизни супругов Балабан. Часть больницы занимает военный немецкий госпиталь, начинается уничтожение евреев и больных. 7 марта 1942 года пациентов психиатрической больницы, которых не успел спасти Наум, загнали в душегубку. Тогда же погиб и сам Балабан вместе с женой. При каких обстоятельствах, историкам до сих пор доподлинно не известно.

– В художественном фильме мы всё-таки допускаем некий домысел, например, об обстоятельствах смерти супругов Балабан. Кстати, фотографий жены Наума Лиззи не сохранилось. Мы можем только представить, как она выглядела, что она думала, как переживала всё это, – рассказывает Татьяна Мирошник. В её планах – создать ещё один, на этот раз документальный, фильм про Наума Балабана. 

Поскольку не федеральная 

Имя Наума Балабана долгое время оставалось незаслуженно забытым. Лишь в 2003 году на здании больницы появилась мемориальная доска в честь заслуженного врача РСФСР, профессора Наума Исидоровича Балабана.

О том, чтобы присвоить республиканской клинической психиатрической больнице № 1 имя Наума Балабана, крымские медики говорят давно. 

– И вроде бы все «за», – рассказывает председатель общественной организации «Региональная национально-культурная автономия евреев Республики Крым» Анатолий Гендин, – но дело с мёртвой точки всё никак не сдвинется. 

По его словам, этот вопрос прошёл согласования рабочего коллектива, учёного совета мед­института, но завис в крымском правительстве.

 – Проект распоряжения Совета министров Республики Крым о присвоении ГБУЗ РК «Крымская республиканская клиническая психиатрическая больница № 1» имени профессора Н. И. Балабана, подготовленный Министерством здравоохранения РК, не прошёл процедуру согласования с правовым управлением Совета министров Республики Крым, поскольку отсутствует порядок присвоения имён физических лиц государственным учреждениям Крыма. Такой порядок утверждён постановлением Правительства Российской Федерации от 31.01.2007 № 57 только в отношении научных и образовательных организаций, учреждений здравоохранения, культуры, социальной защиты, физической культуры и спорта, находящихся в ведении федеральных органов исполнительной власти», – пояснили «Газете» в Министерстве здравоохранения республики и добавили, что федеральных больниц в Крыму пока нет, а значит, и переименовывать с точки зрения сухой буквы закона пока нечего.