Работа над жестокими ошибками
Работа над жестокими ошибками
17 ноября 2015 - 14:01
Работа над жестокими ошибками 17 ноября 2015 - 14:01
Екатерина Зуева

 

После терактов в Париже мировое сообщество прозрело: Франция усилила бомбардировки позиций ИГИЛ, это же обещают сделать и США 
Всё-таки насколько хрупкая эта материя – чувство безопасности. Ещё совсем недавно в той же Франции воспринимали призывы российского руководства объединить усилия для уничтожения террористов «Исламского государства» и других группировок не более чем попытками Москвы заработать политические баллы на Ближнем Востоке. 

Более того, трагедия с российским самолётом в небе над Египтом (версия о взрывном устройстве в багажном отделении на сегодня является одной из основных) практически всей «просвещённой Европой» была расценена как вполне логичное следствие вмешательства нашей страны в сирийский конфликт. Про другие аспекты европейской реакции – те же печально популярные карикатуры даже упоминать не будем. Ну, такие нравы у Старого Света – не всё там через голову.

С сочувствием и горечью

Так же, как не будем вспоминать про массу критических высказываний, те же европейские страны подвергли самой жёсткой критике операцию российских спецназовцев по освобождению заложников на Дубровке в Москве в октябре 2002 года. Мол, в Европе такого варварства в принципе не могло произойти. Но, к сожалению, как показывает печальная практика, никто от этой заразы не застрахован – ни одна страна. Что и было наглядно и жестоко продемонстрировано, в том числе в парижском концертном зале «Батаклан». Но жители России, как в очередной раз подтвердилось, в подавляющем своем большинстве выше всех этих рассуждений по типу «теперь почувствуйте то же самое». Признак здорового общества – сопереживание и искреннее желание поддержать – главный лейтмотив большинства сообщений россиян по этому поводу в Интернете. С примесью горечи за то, что те же европейцы (и не только они), которые сейчас соболезнуют по поводу парижской трагедии, не испытывали таких же чувств по поводу жертв, к примеру, «антитеррористической операции» на Донбассе. 

К слову, об Украине. Позавчера премьер-министр этой страны Арсений Яценюк опубликовал обращение, в котором взял на себя смелость обвинить Россию в «стимулировании глобального терроризма». Мол, об этом свидетельствуют события, связанные с Крымом, а также боевые действия в Донецкой и Луганской областях. Комментировать очередной русофобский выпад, думается, нет никакого смысла. Разве что сказать следующее: подобными заявлениями Яценюк окончательно сам себя вывел за скобки адекватности. Думается, после подобных слов и без того мизерный политический вес этого человека станет совсем ничтожным.

сказано

«Последние трагические события во Франции говорят о том, что мы вынуждены – давно пора было это сделать – объединить усилия в борьбе с этим злом».

Владимир Путин на встрече с премьер-министром Великобритании Дэвидом Кэмероном на саммите G20.

Переписано кровью

Впрочем, как вы понимаете, сейчас внимание всего мира приковано к Турции, которая стала хозяйкой саммита стран так называемой Большой двадцатки – государств с самыми сильными экономиками в мире. Изначально форум этого года планировался как площадка для обсуждения таких вопросов, как устойчивый экономический рост и развитие, борьба с изменением климата, проблемы инвестиций, торговли и энергетики.

Но парижская трагедия в буквальном смысле кровью переписала повестку дня саммита. И вот уже корреспонденты фиксируют общение президентов России Владимира Путина и США Барака Обамы. Которые, несмотря на отсутствие в официальном протоколе времени и места, для общения друг с другом переступили через эти формальности. Собственно, террористические акты 11 сентября 2001 года будут вечным напоминанием того факта, что даже за океаном нельзя чувствовать себя в полной безопасности. Итог диалога главных игроков мировой политики: «сирийский вопрос» не может быть решён путём насильственной смены режима Башара Асада. О чём, вообще-то, Россия всегда и говорила. Ведь нельзя уничтожить террористическое гнездо, которое свило «Исламское государство» в Сирии, низвергнув существующую там законно избранную власть. Даже американцы уже признают очевидные вещи: оппозиционные Асаду силы настолько разношёрстны, что создать на их основе жизнеспособное правительство просто нереально. А «мёртвое» правительство в разрываемом конфликтом государстве – большего подарка ИГИЛ и представить трудно. Сейчас необходимо все силы направить на подавление игиловцев, и уже потом думать о механизмах передачи власти от Башара Асада кому-либо ещё. Если это вообще к тому времени ещё будет настолько актуальным.

Конкретные действия

Поэтому, когда канцлер Германии Ангела Меркель в первый день саммита заявила, что страны G20 объявляют войну террору в любых его проявлениях, это не было воспринято как что-то дежурное и само собой разумеющееся. Так же, как и её слова об обязанности всех стран «двадцатки» выяснить все обстоятельства парижских терактов. «Мы обязаны это сделать, прежде всего, ради жертв, а также для нашей собственной безопасности и ради многих невинных беженцев, которые бегут от войны и терроризма», – цитирует канцлера информационное агентство «Немецкая волна».

Франция это уже продемонстрировала на практике: спустя два дня после терактов она усилила бомбардировки позиций ИГИЛ в Сирии, атаковав город Ракка – один из главных центров игиловцев. То есть Париж продемонстрировал, что не собирается обращать внимание на ультиматум «Исламского государства», согласно которому теракты будут продолжаться до тех пор, пока французы будут воевать в Сирии. Усилить бомбардировки пообещали и США.

Но не только одни боевые действия как средство антитеррора обсуждались «двадцатой». По итогам работы саммита принята декларация по терроризму, в которой лидеры G20 поставили подписи под намерением организовать совместную работу над усилением глобальной авиационной безопасности. 

В общем, много чего ещё предстоит сделать. Забыв или, как минимум, отодвинув на задний план взаимные упреки и обвинения. Тем более что, по словам премьер-министра Франции Мануэля Вальса, террористические акты могут повториться в ближайшие недели и месяцы. «Мы знаем, что операции (террористов) готовились и до сих пор готовятся не только в отношении Франции, но и против других европейских стран», – заявил французский премьер.