Симферопольца выгнали из наследного дома по решению судов
Симферопольца выгнали из наследного дома по решению судов
30 января 2017 - 09:02
Симферопольца выгнали из наследного дома по решению судов 30 января 2017 - 09:02
Кристина Безумнова

 

И ещё одна история о том, как становятся бомжами люди, имеющие вроде как и жильё, и регистрацию по месту жительства. О чём думают судьи, вынося подобные решения, позволяя продавать недвижимость вместе с прописанными там жильцами?
Часто люди лишаются дома только потому, что мешают своим родственникам.  Фото: FlashSiberia

Нет мира…

Александра Ивановича Мартюка родная сестра… продала вместе с родительским домом. Сегодня он, по сути, бомжует – живёт когда в автомобиле, когда у знакомого в доме на соседней улице рядом с проданным домовладением на улице Зенитной.

Родился Мартюк в 1949 году, спустя шесть лет родилась сестра, а в 1960 году родители начали строить дом, дело это не быстрое. Саша, как он рассказывает, помогал, как мог, и по сей день помнит, из какого камня или кирпича строилось то или иное помещение. В 1969 году строение было принято в эксплуатацию, а родители решили развестись и поделить домостроение. Делили с помощью суда: матери с детьми присудили ¾ домовладения, отцу досталась ¼ часть с правом на компенсацию в случае отказа от своей доли. Но тогда советский суд не разрешил отцу отказываться от доли – мол, домостроение большое, возможна перестройка или реконструкция с выделением доли отца в его пользование. Так и сделали – дом переоборудовали.

Но родители, живя рядом, ссорились постоянно, и «мира под оливами» не было. Александр Иванович утверждает, что в своё время помог сестре, дав ей денег на первый взнос на кооперативную квартиру, которую она позже и купила. Вроде как договорились: ей – квартиру, ему – родительский дом.

А тут мать в 1994 году обращается в суд с иском о подтверждении её права пользования частью дома, которую она, как оказалось, подарила дочери ещё в 1991 году, о чём есть и подтверждение нотариуса. В постановлении суда сказано, что никто не мешает матери пользоваться уже подаренной частью домовладения.

В общем, сестра жила в своей квартире, а Александр Иванович в доме с матерью, вели общее хозяйство, она была инвалидом первой группы и сама себя обслуживать не слишком-то могла. Её похоронили в 2005 году, отец ушёл за 10 лет до неё.

Куда ни кинь – всюду клин

Александр Иванович идёт к нотариусу и подаёт заявление о принятии наследства, но ему сообщают, что есть завещание, составленное матерью в пользу дочери. А ему ничего и не полагается. Тогда, ещё в 2007 году, он обращается в суд с иском о признании завещания недействительным – мол, он инвалид второй группы и, по закону, имеет право на обязательную долю в наследстве. В связи с этим ходатайствует о наложении ареста на наследный дом.

Но пока шли разбирательства с арестом, сестра продала теперь уже свой дом с прописанным там братом некоему гражданину О. А тот, не долго думая, самоуправно перестраивает домовладение под себя. А спустя 45 дней приходит решение о наложении ареста на домовладение. Александр Иванович меняет исковые требования и просит суд признать договор купли-продажи недействительным – мол, я же тоже наследник и тоже имею право на имущество родителей. Тем более что зарегистрирован там, в единственном своём жилище.

Но суд первой инстанции, Центральный райсуд Симферополя, принимает решение не в его пользу – отказывает в признании его права собственности на долю матери. Апелляционный суд его жалобу на это решение отклонил и оставил решение без изменений.

А как же доля отца Александра Ивановича? Оказалось, что он её завещал тогда ещё несовершеннолетней внучке. Увы, дар не принёс ей ничего хорошего – подарила какому-то знакомому, тот пытался продать. В итоге и эта доля была продана… нынешнему владельцу этого дома.  

Конечно же, этому самому владельцу наличие на его территории чужого гражданина никак не нравилось. И он подаёт иск в суд об устранении препятствий для пользования купленным домовладением и выселении «оставшегося» жильца.

Суд выносит решение о выселении Александра Ивановича из спорного домовладения без предоставления ему иного жилья и о снятии его с регистрационного учёта по этому адресу. Хорошо ещё, что до принудительного выселения дело не дошло – бомжевать в неизвестность Александр Иванович ушёл добровольно, но всё ещё надеясь на справедливость.

Правда, куда бы он ни обращался, во всех инстанциях ему отказывают – мол, истёк уже срок давности, чтобы обжаловать решения судов 2007-2010 годов, которых, кстати, был не один десяток. Он считает, что нужно отменить решения всех судов и начать разбираться заново – и с наследством, и со сделкой купли-продажи, и с выселением. «Ведь нельзя же живого человека, инвалида выбросить на улицу и лишить наследства?» – риторически спрашивает бомж Александр Мартюк.

Наверное, можно, если всё это произошло…

КОМПЕТЕНТНО

Юрист Александр Гончаров:

– Согласно пункту 2 статьи 31 Жилищного кодекса РФ, члены семьи собственника жилого помещения имеют право пользования данным жилым помещением наравне с его собственником, если иное не установлено соглашением между собственником и членами его семьи. При этом в соответствии с пунктом 2 статьи 292 ГК РФ право пользования квартирой для прописанных жильцов прекращается лишь в момент, когда собственность переходит к новому владельцу. Происходит это не автоматически, поэтому уже новый собственник подаёт иск в суд, чтобы признать бывших жильцов утратившими право пользования квартирой. 

Хотя существует несколько вариантов, когда собственник может выписать зарегистрированного жильца и до продажи квартиры. 

Читайте также:

Приёмная внучка выселяет пожилого деда из дома, потому как он «не член семьи» 

Как законно выселить нерадивых квартиросъёмщиков

В Алуште более 160 человек могут оказаться на улице

В Крыму не осталось действующих приютов для бездомных