Приговор не по уставу: почему в Крыму вновь осудили курсанта
Приговор не по уставу: почему в Крыму вновь осудили курсанта
18 октября 2019 - 16:41
Приговор не по уставу: почему в Крыму вновь осудили курсанта 18 октября 2019 - 16:41
Татьяна Шевченко

Оправдательные приговоры судов случаются у нас редко – примерно три-пять процентов случаев. А вот отменённые приговоры имеют место быть. Тем удивительнее, когда вдруг и по таким делам выносится обвинительный приговор, слово в слово повторяющий предыдущий. Как в нашем случае.
Фото из архива "Крымской газеты"

Травма «без участия»?

Об этой истории мы рассказывали ещё в мае этого года (материал «Дело о выеденной кожуре», № 84 от 17 мая). Напомним вкратце: в декабре прошлого года в спальне подрались два курсанта Черноморского высшего военно-морского училища – Андреев и Магомедов (фамилии изменены). Предмет спора – банановая кожура, которая оказалась на кровати одного из них. Андрееву было 19 лет, а его сопернику, кандидату в мастера спорта по борьбе, на полтора года больше. Во время потасовки Магомедов решил применить один из борцовских приёмов и перекинуть соперника через плечо. Но не удержался на ногах и упал навзничь, но неудачно – получил тяжёлую позвоночно-спинномозговую травму. Отметим, «свидетели»-курсанты этого не видели, а услышали о произошедшем «от кого-то» из сослуживцев.

Рассматривал дело Севастопольский гарнизонный военный суд, квалифицировав его по части 3 статьи 335 УК РФ (нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчинённости).

Магомедов утверждал, что Андреев ударил его кулаком по щеке, поэтому он и решил его от себя отбросить. Никаких следов удара эксперты не обнаружили. Приглашённый в суд эксперт ничего утверждать не стал, заявил, что не исключает, что тяжёлая травма Магомедова могла быть получена от удара об пол, но её нанесение возможно также и без всякого участия Андреева.

Потерпевший несколько раз менял свои показания, отказался от своих слов, что хотел применить приём, а просто приподнял соперника. Но вот его показания, как и курсантов-свидетелей, которые не вспомнили, кто именно им рассказал о том, чего они не видели, суд признал достоверными и в апреле вынес обвинительный приговор Андрееву – три с половиной года в колонии общего режима, учитывая «общественную опасность совершённого преступления». При этом в самом приговоре нет конкретики какие именно положения воинского устава он нарушил. Зато есть мотив: оказывается, подсудимый «желал показать мнимое превосходство» над сослуживцем. Хотя отмечено, что у «виновника» отсутствует умысел на совершение преступления. А ведь уголовная ответственность за неумышленное причинение вреда не допускается. К тому же в статье 49 Конституции РФ указано, что обвиняемый не должен доказывать свою невиновность, каждый обвиняемый считается невиновным, пока его вина не будет доказана. А неустранимые сомнения в виновности подсудимого трактуются в его пользу.

 

С нарушением закона

Адвокат подала апелляционную жалобу на этот приговор, считая его бездоказательным, в то время как решения своей участи курсант Андреев ждал уже в СИЗО. В июле текущего года судебная коллегия по уголовным делам Северо-Кавказского окружного военного суда рассмотрела жалобу и вынесла апелляционное определение. В нём, в частности, отмечено, что в приговоре суда первой инстанции «допущено существенное нарушение уголовно-процессуального закона – права подсудимого на защиту», поскольку суд «не вправе своими действиями ставить какую-либо из сторон в преимущественное положение». Коллегия также отметила, что, вопреки части 2 статьи 78 УПК РФ, сторона защиты была лишена возможности допросить потерпевшего после его допроса стороной обвинения, а в удовлетворении ходатайства защитника о его

дополнительном допросе суд необоснованно отказал. Эти действия свидетельствуют о нарушении судом первой инстанции права осуждённого на защиту, что в соответствии со статьёй 389 УПК РФ – безусловное основание для отмены приговора.

Коллегия приняла решение отменить обвинительный приговор в отношении Андреева «ввиду существенного нарушения уголовно-процессуального закона», а уголовное дело решено передать на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции, но в другом составе.

Кроме того, апелляция изменила и меру пресечения Андрееву, освободив его из-под стражи немедленно, в зале суда, запретив при этом на два месяца выходить за пределы военного учебного заведения и общаться с участниками уголовного процесса, за исключением защитников. Казалось бы, вот она, справедливость, надо полагать, что новый состав суда действительно разберётся и выслушает все стороны.

 

Недопустимые доказательства

Однако при новом рассмотрении дела в сентябре нынешнего года Севастопольский гарнизонный военный суд фактически  повторил уже отменённый приговор, в некоторых абзацах, как говорит адвокат Зоя Фролова, даже не меняя слова местами. «У меня создаётся впечатление, что мы с судьёй были в разных судебных процессах, поскольку в новом приговоре суд исказил показания свидетелей, которые они давали в судебном заседании», – рассказывает защитник.

В результате осуждённый Андреев вновь взят под стражу в зале суда и снова оказался в камере следственного изолятора, который, как ему казалось после отмены приговора, он покинул насовсем.

Уже в новой апелляционной жалобе адвокат говорит о том, что действия Андреева никак не могут быть квалифицированы как воинское преступление, ведь причиной конфликта послужила ссора на почве личных взаимоотношений, которая не имеет какой-либо связи со служебной деятельностью обоих участников. Физическое насилие одного военнослужащего над другим может быть признано воинским преступлением лишь в том случае, когда оно посягает на установленный порядок прохождения военной службы.

А вот в части собственно виновности Андреева в падении Магомедова приговор суда основан исключительно на предположениях, говорит адвокат. По её словам, суд не дал оценку показаниям обвиняемого о том, что произошёл несчастный случай, не опроверг, а лишь расценил их как надуманные и данные с целью избежать ответственности. Суд в качестве доказательства виновности Андреева сослался на доказательства, которые в силу статьи 75 УПК РФ являются недопустимыми: в основу обвинительного приговора были положены показания свидетелей, которые при инциденте не присутствовали. А статья 75 УПК РФ устанавливает, что «показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомлённости, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения».

 

Позиция

Адвокат Зоя Фролова рассказывает:

– 22 апреля сего года мой подзащитный уже был незаконно и необоснованно осуждён к 3,5 года лишения свободы. Судебной коллегией по уголовным делам Северо-Кавказского окружного суда приговор был отменён ввиду нарушения судом первой инстанции уголовно-процессуального закона.

В определении от 11 июля 2019 года апелляционная инстанция указала на необходимость проверки и оценки доводов защиты о неправильном применении норм уголовного закона, недопустимости доказательств, несправедливости назначенного наказания и других. Однако ни один довод защиты, указанный в апелляционной жалобе, не нашёл мотивированной и обоснованной оценки в новом приговоре суда. Мной вновь подана апелляционная жалоба, надеюсь, справедливость восторжествует.