Политолог: Что нам говорит Концепция внешней политики РФ
Политолог: Что нам говорит Концепция внешней политики РФ
06 декабря 2016 - 13:01
Политолог: Что нам говорит Концепция внешней политики РФ 06 декабря 2016 - 13:01

 

Михаил НЕЙЖМАКОВ, руководитель Центра анализа международной
политики Института глобализации и социальных движений.

Недавно утверждена новая Концепция внешней политики России. Стоит понять, что нового она нам говорит. 

По сути, смысл подобных документов – быть не непосредственным руководством к действию, а посылом для внешнего (по отношению к руководству страны) наблюдателя – собственного экспертного сообщества и зарубежных партнёров. Причём роль посыла будет играть не весь текст, а те самые нюансы (иногда отдельные фразы или даже слова), которые в нём будут искать. 

Скажем, мало кто пока обратил внимание, что тезисы о Японии в новой и старой (от 2013 года) оте­чественных концепциях внешней политики отличаются. В старом документе есть фраза: «Россия будет продолжать и диалог о путях взаимоприемлемого решения неурегулированных вопросов». В новом её нет. Кстати, новая концепция была утверждена незадолго до недавнего визита в Москву главы японского МИДа Фумио Кисиды и запланированной на 15 декабря поездки Владимира Путина в Японию. Возможно, этот нюанс – ответ на слухи, давно обсуждаемые в мировой прессе, утверждающие, что Москва готова передать под контроль Токио по крайней мере часть Курильских островов. Концепция же говорит, что «выстраивание добрососедских связей и осуществление взаимовыгодного сотрудничества с Японией» Москва приветствует. Но даже малейших поводов считать, что «неурегулированные вопросы» с Курилами могут быть решены так, как этого хочет Токио, она будет избегать. 

Что же Кремль этой концепцией хочет сказать Белому дому? С одной стороны, жёстких тезисов в отношении Вашингтона в новой концепции больше. Например: «Россия не признаёт экстерриториального осуществления США своей юрисдикции вне рамок международного права… и оставляет за собой право жёстко реагировать на недружественные действия, в том числе путём укрепления национальной обороны и принятия зеркальных или асимметричных мер». С другой, новый документ куда чаще старого обращается к проблеме международного терроризма. А ведь это любимая тема американской администрации. На самом деле противоречия тут нет. В таких документах почти никогда не сжигаются мосты. Вот в Стратегии нацбезопасности США Москва упоминалась вместе с ИГИЛ и Северной Кореей, там говорилось об «агрессивных действиях России». Тем не менее там же упоминалась «открытая дверь для взаимодействия» с Москвой. 

Избранный президент США Дональд Трамп не раз говорил, что его предшественник Барак Обама «не умеет заключать сделки» и слишком мягок. Россия дает понять, что к диалогу она открыта, но будет твёрдо отстаивать свои интересы.