Полёт над гнездом кукушки-2
Полёт над гнездом кукушки-2
21 июля 2015 - 14:00
Полёт над гнездом кукушки-2 21 июля 2015 - 14:00
Сергей Мальгавко

 

Отдыхающего отправили на принудительное лечение за бутылку пива
В  ряду популярных поводов для задержания на ЮБК сегодня статья Административного кодекса РФ 20.20 «Потребление (распитие) алкогольной продукции в местах, запрещённых федеральным законом». Напомним, статья даёт полиции право штрафовать от 500 до 1500 рублей любого, кто рискнёт, к примеру, освежиться бутылочкой пива на людях.
Фото: Лидия ВЕТХОВА

Урок с продолжением

С одной стороны, похвально, что статья возрождает у туристов и местных жителей забытую тягу к приличному поведению. Но судя по количеству разбросанной на пляжах ЮБК тары, можно выписывать штрафы большинству курортников. Ситуация, в которую попал в Феодосии 28-летний москвич Дмитрий С., – хороший урок для тех, кто не готов идти на компромисс с полицией.

Бывший спортсмен и студент МГУ Дмитрий С. приехал на ЮБК к родственникам – поправить здоровье. В Москве он получил диагноз «шизофрения» и 2-ю группу инвалидности. Сразу уточним, что его степень заболевания не предполагает никакого опекунства и ограничений, более того, даёт право на трудоустройство.

Отец Дмитрия объясняет: 

– Мне звонит Дима и говорит: «Я сижу в полицейской машине. Вышли на этот номер 20 тысяч…» Честно говоря, я не обратил на это внимания, сын периодически требует денег, а что касается полиции, им я принципиально никогда ни за что не плачу. Но вскоре выясняется, что Дима арестован и на него заведено уголовное дело.

Согласитесь, странное начало для банальной истории задержания. В деле указывалось, что московский гость в Феодосии на парапете распивал спиртные напитки – пиво. А на просьбу пройти в отделение полиции для составления протокола якобы ударил полицейского. 

Другими словами, административное нарушение переросло в уголовное по статье 
№ 318 УК РФ «Применение насилия… в отношении представителя власти». Когда родители парня ознакомились с делом, всплыло слишком много сомнительных деталей, которые следствие и крымские адвокаты, в том числе «бесплатный», старательно игнорируют. 

Полицейские утверждают, что отдыхающий из Москвы нанёс удар одному из них, после чего правоохранители, чтобы сломить его сопротивление, повалили парня на землю. Но экспертиза не нашла на нарушителе ни одной царапины, даже намёка на удар или падение. Кроме припухшей губы полицейского, в деле нет никаких доказательств, что именно москвич оказал злостное сопротивление полиции. 

«Кавказская пленница» по-крымски

Психиатрический диагноз, который Дмитрий сообщил правоохранителям на месте эксцесса, полицейских не смутил, и они повезли его в наручниках в феодосийскую ПНБ (психоневрологическую больницу) на анализ крови. Только в уголовном деле результатов судьбоносного анализа почему-то не оказалось. Зато Дмитрия приняли на принудительное лечение врачи психиатрического диспансера, где он сегодня и находится. И в то же время правоохранители заставили его дать подписку о невыезде. Кроме всего, в протоколе изъятия не оказалось никаких элементарных вещдоков, даже бутылки пива, из-за которой всё дело и началось. Зато присутствуют написанные рукой исключительно одного и того же следователя показания нескольких безработных свидетельниц. При своём статусе безработных они сами же отмечают, что работают в местных ларьках.

Пыталась заступиться за Дмитрия его бабушка. Она написала жалобу на действия следователя. Цитируем: «Следователь предложил также Дмитрию подписать документы, но тот отказался, сказав, что не согласен с обвинением, поскольку события, описанные в деле, не соответствуют реальным. Далее… он (следователь) стал угрожать мне, заявив: «… Я сделаю всё, чтобы отправить его куда-нибудь подальше на принудительное лечение». 

Понимая, что условия на принудительном лечении такие же, как в тюрьме, родственница Димы отправила жалобы в следственный отдел Феодосии и прокурору Феодосии… Пока безрезультатно.

Казнить нельзя помиловать

Но вернёмся в психбольницу, где держат московского гостя под предлогом, что он преступник. Отметим, что ни одного судебного заседания ещё не было, обвинительного вердикта нет, то есть назвать человека преступником нельзя. Напомним, московские эксперты установили Дмитрию 2-ю группу инвалидности, которая не предусматривает ограничений и опекунства для пациента, считая его трудоспособным, то есть вполне вменяемым. При этом симферопольские эксперты комплексной стационарной судебно-психолого-психиатрической экспертизы признали отдыхающего на момент инцидента с полицейскими невменяемым, сделав вывод, что он нуждается в принудительном лечении… Именно на этом основании врачи который месяц не дают родителям парня забрать его на лечение по месту проживания, хотя закон этого не запрещает. 

Кстати, в случае с Дмитрием экспертиза констатировала невероятное: он, оказывается, не может «правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение по делу», при этом может давать показания следствию. То есть «невменяемому» пациенту крымское следствие и психиатры любезно предоставляют возможность давать показания! Не удивительно, что наш московский гость подписал добровольное согласие на «принудиловку». 

Николай Никифоров, независимый эксперт-психиатр разъясняет: 

– По закону, если человек страдает психическим заболеванием, совершает действие, представляющее угрозу жизни окружающих или его личной жизни, то в этом случае он может быть помещён на лечение в принудительном порядке (без его согласия, без согласия его законных представителей). Это не принудительное лечение. Такая форма госпитализации есть. Но в течение трёх дней должна пройти врачебно-консультационная комиссия, и если он не дал согласия на госпитализацию, то в течение 3 дней уже документы должны попадать в суд и решаться вопрос о том, что он находится там: то есть обоснована госпитализация или не обоснована. 

Отец Дмитрия возмущается:

– Экспертиза, которая была в апреле, показала, что он был невменяемым не только на момент совершения, но и спустя 2 месяца. Якобы не отвечал за свои поступки. Именно потому решением стало направление его на принудительное лечение. Но на днях получено заключение комиссии МСЭК о том, что у него подтверждена 2-я группа инвалидности. То есть по факту МСЭК признаёт его дееспособным. Оснований для принудительного лечения не существует. Получается, что на территории одной и той же больницы одна группа коллег пишет, что человека надо лечить принудительно, а другая даёт заключение, что он абсолютно здоров. 

Наверное, не удивительно, что курортный эксцесс с правоохранителями и его дальнейшее не кинематографичное развитие, включая удержание Дмитрия на принудительном лечении в психбольнице Симферополя, его родители расценивают как шантаж и отработанную систему вымогательства…