По разные стороны «баррикад»
По разные стороны «баррикад»
16 июля 2018 - 18:30
По разные стороны «баррикад» 16 июля 2018 - 18:30
Татьяна Шевченко

 

С чем приходится сталкиваться членам общественного совета при крымских тюрьмах.

Год назад на полуострове начала работу первая в новейшей истории Общественная наблюдательная комиссия (ОНК) по защите прав граждан в местах ограничения свободы. Сегодня можно говорить и о первых результатах работы общественников.

Про соответствие действительности

Поначалу много копий было сломано при обсуждении кандидатур сограждан, вошедших в состав первой крымской ОНК. «Кто все эти люди?» – вопрошали некоторые чиновники и даже представители сопредельного государства. Итоги прошедшего года работы расставили всё по своим местам. Из 24 членов комиссии реально работающими можно назвать с десяток человек. Из остальных кто-то занят собственным бизнесом (и защитой его «прав»), кто-то взялся «за гуж» общественной работы, при этом имея основную, не позволяющую отвлекаться от производства, а кто-то вошёл в комиссию лишь номинально.

Однако мы расскажем о том, что сделано теми, кто реально делает. Итак, в течение года ОНК были проверены региональные изоляторы временного содержания, которые находятся в системе МВД. Надо отметить, что большая часть из них просто умоляет сделать ремонт и представляет собой довольно печальное зрелище.

Немало претензий высказали общественники и в отношении медицинского обеспечения сидельцев. На это, в частности, жаловались и заключённые симферопольского СИЗО, у которых имеются заключения врачей с диагнозами, позволяющими оставлять их под домашним арестом, но суды почему-то избирают таким арестантам содержание под стражей. На слуху совсем свежий пример – 65-летний сиделец СИЗО с тростью и травмой головы продолжает находиться под стражей, в то время как обвинённый почти по такой же статье молодой чиновник отправлен «из сострадания» под домашний арест…

Отношения к проверкам у членов ОНК тоже разные – некоторые почти откровенно пиарятся, посещая в основном пресловутых «политузников» по просьбе их родственников, забывая об остальных арестантах, также имеющих право на защиту… При этом здесь стоит отметить, что далеко не всегда информация о наличии заболеваний у спецконтингента соответствует действительности. И когда близкие уверяют, что арестант чуть не умирает от болезни, на поверку оказывается, что он уже и думать забыл о своих жалобах и совсем не хочет никакого помещения в медсанчасть. Ибо ни температуры, ни воспаления. Но заказчикам нужен именно ажиотаж – они почему-то верят, что это повлияет на решение суда.

Караван историй

С администрацией симферопольского СИЗО комиссии удалось найти взаимопонимание. Правда, не сразу и не во всех вопросах, но взаимодействие налицо. Вспомним недавнюю историю с почти одновременными попытками свести счёты с жизнью сразу четверых сидельцев изолятора, один из которых выжил (материал «Весеннее обострение?» в №76 от 27 апреля 2018 года). Администрация привела доказательства и пояснила причины этих поступков, причём по каждому из погибших и выжившему. Понятное дело, что и прокуратура по надзору провела проверку всех случаев суицида. Члены ОНК тщательно разбирались с этой информацией и сделали выводы о том, как следует работать с сидельцами, чтобы свести такие инциденты к минимуму.

Кстати, практически в каждом учреждении УФСИН на стендах размещена информация о том, как можно обратиться в ОНК Крыма с жалобами, по какому телефону или на сайт и почтовый ящик. Но чаще всего данные о нарушениях в том или ином учреждении поступают через соцсети и становятся достоянием общественности гораздо раньше, чем доходит до ОНК.

Характерно, что при посещении камер следственного изолятора или обеих колоний заключённые на вопросы о жалобах на режим содержания или оказание медицинской помощи отвечают как под копирку: никак нет. Видимо, по-прежнему боятся, что на них будут оказывать давление сотрудники учреждений. Зато через родственников сообщают о том, что сидится им не так уж на ура. Это и даёт повод общественникам ещё раз посетить места, не столь отдалённые.

Отметим, что не всегда жалобы необоснованны: почти год назад один из подследственных жаловался на хамское отношение и давление со стороны сотрудника СИЗО. Комиссию тогда заверяли, что объект жалоб – один из лучших сотрудников и ни в чём компрометирующем не замечен. Через несколько месяцев он был задержан за попытку пронести в учреждение запрещённые предметы и сегодня уже осуждён… Трудно сказать, конечно, что это звенья одной цепи, но нарушение-то закона налицо.

Позвало в дорогу

Керчь – регион отдалённый, и события, происходящие в местных учреждениях УФСИН, становятся известны общественникам опять же из уст родственников тамошних сидельцев. И на этот раз, как говорится, письмо позвало в дорогу – ряд заключённых керченской колонии обратились в том числе и в ОНК с информацией о том, что начальник одного из отрядов, мягко говоря, некорректно обращается с сидельцами, хамит, оказывает на них давление. Сами осуждённые заверяли, что доведены до отчаяния его придирками и готовы, как звучит на их языке, «вскрыться» (порезать вены). Понятно, что пришлось спешить…

Начальник колонии Алексей Бобриков, перед тем как члены ОНК прошли в зону, рассказал, что местные сидельцы – народ непростой, в чём никто и не сомневался. Заверял, что чаще всего их жалобы не имеют под собой никаких оснований, кроме одного – обострить обстановку в учреждении и создать проблемы администрации. Напомнил, что заключённые всегда хотели и хотят послаблений в режиме содержания, но ведь они, мол, преступники, а не страдальцы. Согласны, но ведь не всё так однозначно – любой человек имеет право на человеческую жизнь. Как сотрудник колонии, так и её арестанты.

Поначалу членам ОНК решили провести экскурсию по учреждению – показали отлично отремонтированный штрафной изолятор, где, понятное дело, никто не пожаловался на ущемления со стороны администрации. Клумбы у входа пестрят цветами, встроенный храм пахнет ладаном, столовая – едой. Кружки по интересам работают, сидельцы активно рисуют, учатся в местных ПТУ различным специальностям. Продукция «колонистов» пользуется спросом – в Керчи все урны на улицах сделаны руками заключённых. Ремонтируется столовая, на питание у спецконтингента жалоб практически нет, медсанчасть возглавляет приехавший из Новосибирска доктор. В палатах чистота, лекарства, как говорится, в ассортименте. Но…

С представителями отряда заключённых, которые отправили SOS во все мыслимые инстанции вплоть до Госдумы и Общественной палаты РФ, членам ОНК предложили встретиться в кабинете местного психолога.

Кто более «злостный»?

Из более чем 100 человек с почти аналогичными жалобами на нового начальника отряда обратились 36 арестантов. Они рассказывали, что он откровенно хамит и притесняет спецконтингент. И всё это при отключённом видеорегистраторе. А особо недовольным якобы на ровном месте выносит взыскания, с которыми не то что на условно-досрочное освобождение не уйти, а и админнадзор на свободе увеличивается по срокам до двух-трёх лет.

Администрация уверяет, что все жалобщики – злостные нарушители режима (не бреются, курят в неположенном месте, нарушают форму одежды и ходят без носков (!). И таких «злостных» взысканий у них немало. Хотя каждого предупреждали, что самый короткий путь на свободу – это отсутствие взысканий. А вот новый начальник отряда, по словам руководства, очень требовательный, жёсткий, и, мол, это сидельцам и не понравилось, вот они и хотят его сместить. Настолько, отметим, «не понравилось», что один из сидельцев таки попытался покончить с собой. Но сейчас у него якобы всё хорошо – отдыхает на койке в отряде. Правда, остальные открыто высказывают свои претензии.

Начальство учреждения заверяло общественников, что нынешний начотряда до этого руководил другим отделением сидельцев и там на него никто не жаловался. Решили проверить – пришли в отряд, которым он руководил до перевода к «бунтарям». Спросили о жалобах, претензиях по содержанию и так далее. Как и ожидалось – недоверчивые взгляды, часть из которых направлена себе под ноги и стандартный ответ: жалоб нет. А вот на вопрос, желают ли они, чтобы к ним вернулся прежний «командир», хором и как-то остервенело выкрикнули: нет! И это «нет недовольных»?

Отношения между администрацией любого исправительного учреждения и его сидельцами всегда были проблемными – хоть и рядом, но они находятся по разные стороны «баррикад». Но в любых ситуациях и с той, и с другой стороны стоят люди. Может, кто-то об этом забыл?

Когда члены ОНК возвращались в Симферополь, поступил звонок из Госдумы РФ (из Комитета по противодействию коррупции), где эта информация на контроле, с просьбой разъяснить ситуацию – как смогли, рассказали. А собранные заявления с выводами комиссии будут переданы в прокуратуру по надзору за соблюдением законности в Крыму, поскольку часть заявлений содержит жалобы уже с уголовной составляющей и требует тщательной проверки.

ОНК оставляет за собой право вернуться к этой теме по окончании прокурорской проверки.