Открываем для себя Калмыкию
Открываем для себя Калмыкию
05 ноября 2019 - 13:43
Открываем для себя Калмыкию 05 ноября 2019 - 13:43
Елена Киреева

 

«Крымская газета» продолжает путешествовать по стране. Кажется, что точек соприкосновения у Крыма и Калмыкии немного. Но, приехав в Элисту, убеждаешься, что общего у нас очень даже немало, а связывают столь непохожих региона общая история, выдающиеся люди, интересы и устремления.
Триумфальная арка в честь победы над Наполеоном. Фото автора

Славные всадники

С момента обоснования калмыков в Северном Прикаспии в XVII веке российское государство получило верного союзника. Воинственные кочевники, находясь в плотном кольце врагов, попросили покровительства у русского царя и на правах автономии стали защищать южные рубежи страны. Калмыки принимали участие во всех важных военных конфликтах России – с турками, персами, шведами. Среди мест, куда наносились совместные удары, было и Крымское ханство, как вассал Турции.

Позже, переходя из буддизма в православие, калмыки становились ударной силой казачества. Стремительные и бесстрашные кавалерийские атаки калмыков приводили в ужас наполеоновские войска. При взятии Парижа горожане особо опасались таких «русских», они пугали местное население леденящим душу свистом, оторочкой одежды из шкур и волчьих хвостов, а также верблюдами, на которых перевозили артиллерию. К празднованию 200-летия победы над Наполеоном в Элисте возвели Триумфальную арку, выполненную в традиционном буддийском стиле.

 

Пушкинские строки

В год празднования 220-летия со дня рождения Александра Сергеевича Пушкина не стоит забывать о том, что «солнце русской поэзии» своими волшебными строками преобразило жизнь двух регионов. Его стихотворения навсегда превратили Крым в благословенную Тавриду – райское место юности и щедрой природы. А в 1829 году поэт совершил путешествие по Кавказу, и любознательность привела его в кибитку главы калмыцкого кочевья. Он был гостеприимно принят и за короткое время успел познакомиться с бытом удивительного народа, кулинарными особенностями и проникнуться симпатией к молодой калмычке. Поэт так был очарован этой встречей, что позже посвятил ей стихотворение, в котором воспел красоту калмыцких женщин.

В его знаменитом «Памятнике» также упоминаются калмыки с лестной характеристикой «друг степей», которая с лёгкой строки русского гения закрепилась на века. В Элисте скульптор Наран Эледжиев установил необычный памятник Пушкину, который напоминает театральные подмостки. Сияющий поэт зачитывает бессмертные произведения, а на просцениуме коваными элементами пересказывается история этого путешествия и приводятся посвящения калмыцких поэтов.

 

Боевой генерал

С Крымом тесно связана судьба Героя Советского Союза Басана Бадьминовича Городовикова. Летом 1941 года он возглавил 71 кавалерийский полк 48-й отдельной дивизии. Вскоре часть перебросили на полуостров, где 19 октября она приняла бой на Ишуньских позициях. Несмотря на сопротивление, враг прорвался в Крым, но бесстрашный калмык продолжил борьбу с захватчиками, командуя 2-м красноармейским партизанским отрядом, а позже стал руководителем 1-го партизанского района в Крыму. Это был один из самых непростых эпизодов войны, когда советским воинам не хватало ни вооружения, ни людей, тем не менее партизаны проводили успешные операции и гордились прозвищем городовиковцев. Солдаты считали его богатырём и олицетворением отважного кавалериста. За свои решительные действия он был награждён орденом Красного Знамени и медалью «За оборону Севастополя».

В послевоенное время Городовиков, будучи уже генералом, продолжил военную карьеру, а в 1961 году возглавил Калмыкию. С его именем связывают многие положительные изменения в республике: масштабное строительство дорог и жилья, создание десятков промышленных предприятий и колхозов. В Элисте за ним закрепилось прозвище «главного архитектора города».

Монумент «Исход и возвращение» Э. Неизвестного.

Незаживающие раны

Сближают Крым и Калмыкию и трагические страницы истории. Во время войны сталинские репрессии коснулись жителей обоих регионов. В декабре 1943 года началось выселение калмыков и расселение в спецпоселения в Сибири. До осени следующего года было депортировано почти 102 тысячи человек. Почти две тысячи, большая часть из которых были старики и дети, умерли в пути. В мае 1944-го такая же горькая участь постигла живших на полуострове крымских татар, болгар, греков.

Даже мемориальные комплексы в двух регионах имеют одинаковый композиционный элемент – вагон-теплушка, который стал печальным символом тех страшных дней. В Элисте он стоит на рельсах, а столбики с датами отмечают количество лет, проведённых народом в ссылке. Постепенно рельсы превращаются в дорожку, которая по спирали ведёт на вершину кургана, где установлен монумент «Исход и Возвращение» работы Эрнста Неизвестного. Его силуэт напоминает мчащийся поезд, в котором соединилось множество символов, рассказывающих как о боли и потерях, так и о надежде и возрождении народа.

 

Партия разыграна

А вот современное привлекательное лицо Элиста получила во времена руководства республикой Кирсана Илюмжинова. Его увлечённость шахматной игрой имела в этом преображении большое значение. На правах президента ФИДЕ он организовал и провёл осенью 1998 года шахматную Олимпиаду в Элисте. К этому событию по типу европейских загородных вилл был построен уютный район Чесс-сити. Там жили спортсмены, которых собралось на турнир более 600 человек. В сердце бывшего олимпийского городка находится Дворец шахмат, в нём проходили соревнования. В архитектуре здания сочетаются конструктивные элементы в виде юрты, напоминающие о кочевом образе жизни калмыков, а также детали, подчёркивающие динамику шахматной игры.

Дворец шахмат в Чесс-Сити.

Спустя 20 лет Чесс-сити не выглядит блестяще, на некоторых домиках виднеются трещины, другие пустуют. Обидно, что на дворце сейчас вывеска «Дом предпринимателя». Музей шахматной славы, который существовал в этих помещениях, переехал в здание по соседству. Его экспозиция очень интересна, а один из залов посвящён советскому гроссмейстеру Михаилу Талю. За него болела вся страна – среди экспонатов есть даже подарок от моряков-черноморцев. Печально, но музей не пополняется новыми экспонатами – энтузиастов среди отечественных шахматистов нет.

Когда-то идею Илюмжинова сравнивали с проектом Нью-Васюков из «Двенадцати стульев». По-доброму воспринимая эту иронию, в городе установили памятник Остапу Бендеру, а проспект имени великого комбинатора ведёт в шахматный город, который всё же стал реальностью.

Кстати, о культе игры напоминает и центральная площадь города – летом тут можно сыграть партию в уличные шахматы на выложенном плиткой поле. Увлечённость шахматами – наследие кочевого образа жизни. За игрой коротали время на пастбищах. Традиционный облик фигур у калмыков сформировался под влиянием быта: на войлочном поле под присмотром хана пасутся кони, верблюды и овцы. Сейчас такие «животноводческие» наборы продают в качестве сувениров для туристов.

 

На чистую воду

Некоторые проблемы у Крыма и Калмыкии идентичны, например, особую актуальность имеет водоснабжение. Элистинцы жалуются, что вода плохого качества и её нельзя использовать для приготовлении пищи. Горожане покупают бутилированную воду, а по всей столице расположены автоматы, где можно запастись ценным ресурсом. В 2018 году должно было завершиться строительство нового водопровода из Северо-Левокумского месторождения подземных вод (Ставропольский край), но при реализации проекта выявили хищения, и чистая питьевая вода в столицу пока не поступает. Вопрос об эффективной мелиорации и обводнении степи также остро стоит в Калмыкии.

 

С верой в лучшее

Самая притягательная точка города – это Золотая обитель Будды Шакьямуни. В погожий день его кровля, как маяк, ослепительно сверкает на солнце. Молебны в нём начинаются с восьми утра, верующие сосредоточенно обходят 17 статуй буддийских учителей, крутят ритуальные барабаны. Особо в Калмыкии почитают Белого Старца – это национальный святой и защитник. Он стоит перед лестницей, ведущей ко входу в храм. Седобородому отшельнику обязательно трижды кланяются, подносят монеты и конфеты, а некоторые из верующих также гладят его верного спутника – под кучей молитвенных флагов собаку просто не видно. Калмыки утверждают, что в тяжёлые годы Белый Старец никогда не оставлял людей на произвол судьбы и помогал им в беде.

Золотая обитель Будды Шакьямуни и скульптура Белого Старца.

Внутреннее убранство обители поражает красотой – в молитвенном зале возвышается украшенная сусальным золотом и бриллиантами статуя Будды. Стены помещения расписаны священными изображениями. Над их созданием трудилось девять танкописцев – мастеров, которые создают традиционные для буддизма рисунки. Но роскошное убранство не выглядит вычурным, наоборот, в просторном зале люди чувствуют себя спокойно и погружены в молитвы.

Не менее чудесна пагода Семи дней, расположенная в окружении фонтанов и правительственных зданий на центральной площади города. Особенно она эффектна в вечером, когда включается соответствующая красному облику сооружения подсветка. В пагоде находится барабан, на котором начертаны слова самой известной буддийской мантры на нескольких языках. Рядом с культовым сооружением поставлена стела «Я люблю Элисту», поэтому пагода, возможно, самый излюбленный объект для селфи.