Отдых по декрету Ильича: как Крым стал всесоюзной здравницей
Отдых по декрету Ильича: как Крым стал всесоюзной здравницей
09 октября 2021 - 14:25 Первый в мире крестьянский санаторий. Ливадия, 1931 год
Отдых по декрету Ильича: как Крым стал всесоюзной здравницей 09 октября 2021 - 14:25
Елена Озерян

В декабре прошлого года исполнилось 100 лет со дня принятия декрета «Об использовании Крыма для лечения трудящихся» – того самого документа, которому посвящён теряющийся среди современных
элитных строений обелиск в Приморском парке Ялты.

О том, как на полуострове создавалась санаторно-курортная отрасль и насколько опыт прошлых лет важен сегодня, рассказывает доцент кафедры истории России исторического факультета Таврической академии КФУ, автор книги «Всесоюзная здравница: история туризма и курортного дела Крыма в 1920-1980-е годы» Алексей Попов.

Русская Ривьера

– Уже в дореволюционный период Крымский полуостров привлекал жителей Российской империи огромной концентрацией природных и историко-культурных достопримечательностей, тёплым морем, вечнозелёной растительностью, живописными горами, южными фруктами, виноградом, блюдами крымскотатарской, греческой, караимской кухонь. Со временем русская Ривьера, как тогда называли крымское побережье, стала одним из самых популярных направлений для путешествий с лечебными, оздоровительными, познавательными, развлекательными целями, – рассказывает наш собеседник. – После того как в 60-е годы XIX века Южный берег Крыма стал местом отдыха представителей императорской династии Романовых, за августейшими особами на полуостров потянулись российская знать, успешные предприниматели, выдающиеся деятели отечественной культуры и науки. Со временем из провинциального городка у моря Ялта превратилась в своеобразную «южную столицу» огромной Российской империи. Есть источники, подтверждающие, что Николай II обсуждал со своими приближёнными возможный переезд столицы в Ялту, причём здание для Государственной Думы предлагал построить на вершине Ай-Петри.

Но только в советский период Крым стал важнейшим туристско-рекреационным регионом страны, получив общепризнанный статус всесоюзной здравницы. К 1960 году ежегодное количество туристов, посещавших Крым, достигло 1,2 миллиона человек, в 1970-м – 5 миллионов, в 1980-м – 7 миллионов, а в 1988-м – уже 8,3 миллиона человек. Этому очень способствовали социальные программы государства по организации доступных путешествий для оздоровления и лечения, основная часть которых реализовывалась через профсоюзные организации и органы здравоохранения (часть путёвок распределялась совершенно бесплатно, остальные – всего за 30% стоимости). Кстати, в прошлом году отмечался ещё один юбилей – 95-летие открытия первого в мире крестьянского курорта, который располагался в бывшей резиденции российских императоров – Ливадийском дворцовом комплексе.

Поющие фразы

Считается, что покровителем курортного дела в Крыму на первом его этапе был Ленин, хотя сам он ни разу здесь не был.

– Ленин действительно интересовался курортным делом, в первую очередь именно крымскими курортами, – говорит Алексей Попов. – Помимо практического, тут был и политический расчёт. Создание санаториев для рабочих и крестьян в дворцах и виллах дореволюционной знати выглядело как одно из ярких завоеваний революции. И едва ли случайно то, что первым «курортным менеджером» Крыма был назначен его брат – Дмитрий Ульянов.

Народный комиссар здравоохранения РСФСР Николай Семашко в 1920 году тоже совершил рабочую поездку на полуостров, после которой вспоминал: «Восторгу моему от курортных богатств не было границ. Вернувшись в Москву, я с расширенными зрачками повествовал Ленину о крымских прелестях. Владимир Ильич внимательно меня выслушал и сказал: «Напишите проект декрета СНК, но политический, такой, чтобы каждая фраза пела».

Ленин одобрил текст документа, подготовленного Семашко, но предложил дополнить его ещё одним пунктом: «Крымские курорты должны обслуживать и революционеров других стран, бойцов за социальную революцию, израненных или потерявших здоровье в борьбе с капитализмом». И в 1922-м в Гурзуфе был открыт Дом отдыха ветеранов революционного движения, где бывали Анри Барбюс, Георгий Димитров, Эрнст Тельман, Клара Цеткин и другие известные зарубежные революционеры.

К слову, «первый менеджер» курортного дела в советском Крыму Дмитрий Ульянов был тесно связан с полуостровом ещё до революционных событий. С 1911 года он работал уездным врачом в Феодосии. В годы Первой мировой войны – врачом военного госпиталя в Севастополе. Во время Гражданской войны занимал различные руководящие должности в крымских революционных органах власти. Возможно, и поэтому тоже после принятия в декабре 1920 года декрета «Об использовании Крыма для лечения трудящихся» он был назначен сразу на две ответственные должности: уполномоченного Народного комиссариата здравоохранения РСФСР и главы Центрального управления курортами Крыма (ЦУКК). Дмитрий получил в своё управление огромную курортную империю: курортами общегосударственного значения были объявлены огромные, чрезвычайно ценные в экономическом отношении территории Крыма в районах ЮБК, Евпатории, Сак, Феодосии, Севастополя, а также на Керченском полуострове. Все имевшиеся на этих землях здания, парки, сады и сельхозугодья со всем имуществом изымались из ведения местных органов власти и должны были использоваться для создания и обслуживания здравниц.

На фоне огромного количества отдыхающих стоит фрегат «Эспаньола». Ялта, 1981 год.

Секретная миссия

– Дмитрий Ульянов выполнял в Крыму ещё одну очень важную, но секретную миссию. Параллельно с открытием пролетарских здравниц он курировал создание на крымском побережье нескольких элитных домов отдыха для высшего руководства государства, – рассказывает Алексей Попов. – Один из них разместился на базе национализированного гурзуфского курорта Суук-Су с прилегающими дачами, другой – в Мухалатке (ныне Олива, Большая Ялта). Декларировавшие борьбу с социальной несправедливостью лидеры большевиков не считали зазорным отдыхать в роскошных дворцах, до революции принадлежавших миллионерам Петру Губонину и Сергею Кокореву. В 1920-х годах отдыхал здесь и Сталин со своей женой и дочерью.

На протяжении всего советского периода постоянно подчёркивалось, что именно ленинский декрет от 21 декабря 1920 года «Об использовании Крыма для лечения трудящихся» лёг в основу новой концепции рекреационного освоения Крыма, юридически закрепив доступность курортного лечения и отдыха для представителей пролетариата.

– Это документ-символ, хотя, по моему мнению, с практической точки зрения гораздо более важным был другой декрет – «О лечебных местностях общегосударственного значения», подписанный Лениным ещё 4 апреля 1919 года, – говорит Алексей Попов. – В нём прежде всего давалось первое в советском законодательстве определение понятия «лечебная местность» («курорт») как территории страны, имеющей источники минеральных вод и лечебных грязей, место для лиманных и морских купаний, климатические и горные станции, объекты кумысолечения. Во многом именно этим декретом был заложен принцип централизованного управления здравницами, который сохранялся в СССР.

Обелиск с текстом декрета Совнаркома РСФСР «Об использовании Крыма для лечения трудящихся». Ялта, 1980-е.

Притягательная сила

Во второй половине 1980-х количество круглогодичных койко-мест в санаториях Крыма составляло почти 96%, в домах отдыха – 83%, в пансионатах – 54%, на туристских базах – 51%. К моменту распада СССР практически все санатории, большая часть домов отдыха и свыше половины пансионатов Крыма уже перешли на круглогодичный режим работы. Спустя 100 лет после принятия ленинского декрета «Об использовании Крыма для лечения трудящихся» о полуострове снова говорят как об одном из ключевых регионов, где необходимо организовать специализированный курорт для реабилитации людей с поражением лёгких. Причём круглогодичный.

– В период развитого социализма регион принимал примерно такое же количество туристов, как в наши дни – 6-8 млн человек ежегодно. И полученный тогда опыт следует использовать, как используем мы до сих пор и богатое материальное наследие всесоюзной здравницы, – считает Алексей Попов. – Ведь именно в советский период в Крыму появились серпантины горных трасс и бетонные буны пляжей, крупнейшие объекты транспортной и инженерной инфраструктуры, высотные санатории и гостиницы, водолечебницы и летние концертные залы. И, что не менее важно, началось формирование стандартов подготовки многих специалистов – не только медиков, но и управленцев, архитекторов, экскурсоводов, поваров, деятельность которых связана с обслуживанием гостей полуострова. Вряд ли можно найти универсальные схемы туризма, отдыха и лечения, которые удовлетворили бы абсолютно всех – недовольные были и в годы НЭПа, и во время «застоя», есть они и сейчас. Однако это не снижает колоссальной притягательной силы крымских
курортов.

«Не себе, а Родине!»: в Гурзуфе восстанавливают память об основателе курорта Петре Губонине >>