Осуждённого по странному приговору крымчанина не хотят лечить в исправительной колонии
Осуждённого по странному приговору крымчанина не хотят лечить в исправительной колонии
27 сентября 2019 - 13:38
Осуждённого по странному приговору крымчанина не хотят лечить в исправительной колонии 27 сентября 2019 - 13:38
Татьяна Шевченко

Жалобы на отсутствие медпомощи и избиения в исправительных учреждениях Крыма всё чаще поступают в адрес крымской общественной наблюдательной комиссии. На недавнюю прямую линию поступил звонок от родственницы сидельца Керченской ИК-2, в которой его избивают, но практически не лечат.
Председатель ОНК (в центре) беседует с заключённым возле больницы. Фото предоставлено ОНК

Не ангел, но не бес…

Ныне отбывающий наказание Виталий С. – явно невезучий человек. В свой 21 год уже успел быть осуждённым за кражу. Но вот то обвинение, за которое он отбывает срок, в голове не укладывается. Итак, по части 2 статьи 135 он осуждён за вроде как совершённые развратные действия без применения насилия в отношении 12-летней соседки. Вкратце эта история такова: довольно хулиганистый Виталий ноябрьским вечером 2017 года искал по родному селу Долинному Бахчисарайского района, где и что плохо лежит. Наткнулся на дом по соседству, где живёт семья – бабушка, её дочь с детьми разного возраста. Кто в тот день гостил в этом доме, помимо членов семьи, никто не знает по сей день. Как позже в одном из вариантов (а их было много и все разные) своих показаний рассказывала двенадцатилетняя девочка, она уже спала на одном диване с младшим братом, когда почувствовала, что кто-то присел на диван рядом. При этом спящий рядом брат почему-то от этого не проснулся. А неизвестный стал тереться о её трусы и футболку. Она стала сопротивляться, укусила мужчину за руку, ощупала его голову – он был лысым, а на голове была то ли ранка, то ли родинка. Потом он убежал. Позже в показаниях появились «белые штаны» на развратнике и крупное телосложение. И да: ни девочка, ни её брат в задержанном Виталии злоумышленника поначалу не признавали.

Отметим – Виталий очень щуплый, отнюдь не лысый. И, как показала позже проведённая экспертиза, никаких биологических следов задержанного на нижнем белье девочки обнаружено не было. А единственное найденное экспертизой физическое «доказательство» неизвестно кем совершённого преступления – царапина в промежности, со слов эксперта, оказалась совсем свежей, не более двух дней, хотя с момента нападения уже прошло более двух недель.

 

Судили – рядили

В общем, исходя из приговора и жалобы адвоката, ни одного объективного доказательства вины Виталия не обнаружено. Кроме разве что новой фразы в показаниях двенадцатилетней потерпевшей: «Я думаю, это Виталик сделал. Мама сказала, что больше некому». Тем не менее в Бахчисарайском районном суде, похоже, в основу обвинения положили именно эту фразу.  И в июле 2018 года появляется обвинительный приговор, в котором Виталия признали виновным и приговорили к четырём годам лишения свободы.

Однако позже Верховный суд Крыма отменил этот приговор из-за множества нарушений в процессе и отправил на новое разбирательство – в тот же суд, но в новом составе. Однако в «новом» составе суда присутствовал «старый» прокурор, и приговор опять оказался обвинительным. Всё это время Виталий находился в симферопольском СИЗО, где его периодически избивали сокамерники. В конце концов, после череды побоев в 2018 году по заявлению его бабушки сидельца осмотрел местный доктор, который вроде как даже назначил лечение. То есть факт избиения был, иначе от чего его лечили, не так ли?

Но хуже всего пришлось Виталию, когда его отправили в колонию ИК-2 в Керчи, где, по утверждениям членов крымской ОНК (в том числе и нашего корреспондента Светланы Сергиенко), избиения заключённых стали чуть ли не нормой. Напомним, в прошлом году в ОНК поступили жалобы на избиения от 73 человек, их направили в адрес различных надзорных инстанций, но результатов их рассмотрения нет по-прежнему. Хотя все – как законные, так и разумные – сроки прошли.

При этом, отметим, до сих пор окончательный приговор Виталию так и не вынесен – его дважды рассматривала апелляционная инстанция, сейчас – кассационная. Есть вероятность, что вообще отменят. А избивать его в колонии продолжают.

В мае 2019 года для проведения некоторых, надо полагать, следственных действий Виталия опять отправили в симферопольский СИЗО, где его и навестила бабушка. Когда увидела внука, была в шоке: весь избит, нет живого места, рука в локте не сгибается, в лёгких хрипы. На вопросы отвечал односложно: лучше я покончу с собой, но в Керчь больше не поеду. Бабушка обратилась со слёзной жалобой в адрес руководства СИЗО: «помогите, пожалуйста, оставить его (внука) в вашем изоляторе. Иначе его там (в Керчи) убьют». Пришла на личный приём и к руководству УФСИН по Крыму. Пообещали помочь.

 

Почти детектив

Но не тут-то было: сидельца возвращают назад, в керченскую ИК-2, а бабушке приходит ответ на её жалобу. В нём указано, что… ничего не было. «Сведения, изложенные в вашем обращении, в ходе проверки подтверждения не нашли». То есть ни одной жалобы от Виталия не поступало, деньги никто ни от кого не вымогал, угроз в его адрес не было. И вообще – здоров как бык. Напомним, окончательного приговора ему ещё нет, он до него, простите, может и не дожить.

Позвонив на прямую линию УФСИН и ОНК, бабушка рассказала, что внука никто не лечит, у него держится температура, скопилась жидкость в лёгких, а за неделю он похудел на семь килограммов.

В ИК-2 очень удивились такой информации, стали искать заявления – а не обращался ли сиделец за медпомощью? И даже пожурили: ну нельзя же так относиться к своему здоровью. Даже какие-то уколы назначили. А вот встречи с ним общественников всеми силами постарались избежать. Во всяком случае, когда 5 сентября представители наблюдательной комиссии, желая проверить жалобу, отправились в колонию, предварительно согласовав посещение с руководством,  заключённого тут же увезли якобы на медицинское обследование. Но с помощью прокурора и в присутствии одного из руководителей колонии, Геннадия Трофимова, им всё же удалось побеседовать с осуждённым, но уже в больнице во время обследования.

Председатель ОНК Крыма Андрей Козарь рассказывает:

– Заключённый С. подал заявление о том, что ему были нанесены тяжкие телесные повреждения в местах принудительного содержания (в колонии ИК-2). И также сообщил о том, что ему не была оказана должная медицинская помощь. Данный вопрос был взят на контроль.

Однако на днях выяснилось, что вся оказываемая Виталию медпомощь заключалась в том, что ему кололи укол, просто расширяющий бронхи. Чтобы раньше времени не задохнулся. Жидкость в лёгких, наличие которой обнаружили гражданские медики, никто так и не откачивал. Это, мол, всего лишь плеврит, решили в колонии, а от этого не умирают. Вот такие «диагносты»…

Адвокат Алексей Зайцев комментирует:

– Сейчас приговор Виталия С. обжалуется в кассационном порядке, пока не отменён, но надеюсь, что будет. Моё отношение к обвинению однозначно: я считаю его откровенно надуманным. По поводу избиений знаю со слов его бабушки, которая и обращалась в ОНК.