Операция, открывшая путь в Крым
Операция, открывшая путь в Крым
18 апреля 2019 - 15:15
Операция, открывшая путь в Крым 18 апреля 2019 - 15:15
Никита Петров

 

Когда речь заходит об освобождении Крыма, как правило, говорят о событиях 1944 г. и совершенно забывают о ещё нескольких, которых позволили успешно провести Крымскую операцию. Их как минимум три. Это Керченско-Эльтигенская десантная операция, Мелитопольская и неосуществлённая воздушно-десантная операция на Джанкой. И если бы не они, неизвестно, какой кровью бы дался полуостров. Хотя и так её пролито немало.

По новому плану

История началась, когда летом – осенью 1943 г. неудачей закончилась десантная операция Красной армии на Днепре. И если до этого предполагалось, что не нужно трогать Крым – немцы и так там заблокированы намертво, то теперь отношение Ставки ВГК к полуострову изменилось.

Нарком ВМФ адмирал Н. Г. Кузнецов вспоминал, что в начале октября 1943-го маршал А. М. Василевский в штабе Южного фронта ознакомил его с доложенным в Ставку планом овладения Крымом. По этому замыслу Южный фронт, обходя Мелитополь, должен был быстро захватить Сиваш, Перекоп, район Джанкоя и ворваться на полуостров.

Вскоре план изменили. Решили сначала высадить десант и захватить плацдарм на Керченском полуострове, а затем совместно с войсками Южного фронта повести решительное наступление. В директиве Ставки говорилось: «Задачу по овладению Крымом надо решать совместными ударами войск Толбухина и Петрова с привлечением Черноморского флота и Азовской флотилии».

1 ноября 1943 г. 19-й танковый корпус, которым командовал генерал Васильев, с группой кавалерии в ходе Мелитопольской операции нанёс удар по Турецкому валу.

Удар был для противника настолько неожиданным, что за Турецким валом, у железной дороги, к группе танков из 79-й танковой бригады подъехал на легковой автомашине румынский полковник, чтобы выяснить, какая часть отходит на Перекоп. Ответ на свой вопрос он получил, уже находясь в плену.

 

Бои в окружении

Немецкое командование, поняв, что Турецкий вал прорван, в ночь на 2 ноября организовало мощный контрудар. Весь день шёл упорный бой. Гитлеровцы ударом с флангов снова заняли Турецкий вал.

Будучи окружённым, наш танковый корпус четыре дня вёл бой, потеряв все машины. В журнале боевых действий штаба корпуса 2 ноября 1943 г. записано: «Потеряли все танки, 14 орудий, 27 автомашин, около 70 лошадей, убито и ранено 200 человек. Ранен командир корпуса генерал И. Д. Васильев. Эвакуироваться отказался, продолжает управлять боем».

 

Ценой жизни

3 ноября в частях Красной армии осталось по 6-7 снарядов на орудие и по 20-25 патронов на винтовку. Штаб фронта приказал выходить из окружения. Но Васильев решил удержать плацдарм и пробить немецкие позиции на валу, восстановив связь с основными силами фронта. Ночью два небольших штурмовых отряда (в каждом по сто бойцов), составленных из «безмашинных» танкистов, спешенных кавалеристов, усиленные сапёрами, прорвали немецкую оборону. Плацдарм южнее Турецкого вала шириной 3,5 км и глубиной до 4 км смогли удержать. Танкисты и казаки не только соединились с главными силами, но ещё и удержали плацдарм, через пять месяцев сыгравший огромную роль в освобождении Крыма.

Одновременно части 10-го стрелкового корпуса генерал-майора К. П. Неверова форсировали Сиваш и захватили ещё один важный плацдарм. Немецкое командование, понимая опасность этого прорыва, бросило в бой танки, поддерживаемые артиллерией. Однако и советские войска получили подкрепление. Плацдарм был удержан и расширен до 18 км по фронту и 14 км в глубину. Операция завершилась захватом плацдармов на Перекопе и южнее Сиваша.

В самый критический момент боёв в окружении 3 ноября по радио в корпус был передан приказ Верховного главнокомандующего И. В. Сталина о присвоении командиру корпуса  И. Д. Васильеву Героя Советского Союза. Весь участвовавший  в операции личный состав представлялся к награждению орденами. Как известно, Сталин наградами не бросался. Но в этом случае он понимал, насколько важную работу сделали лихой комкор и его героические танкисты.

Плацдарм корпус передал другим частям. Танкистов отвели на пополнение и отдых в тыл. Тогда в него и пришли те самые огнемётные танки ОТ-34 взамен потерянных обычных тридцатьчетвёрок. Среди них и оказалась та знаменитая машина, которую сегодня можно видеть на постаменте в центре Симферополя.

С ноября 1943-го по январь 1944-го 19-й корпус участвовал в боях по ликвидации Никопольского плацдарма. Затем снова был переброшен в Крым.

 

Отправили… в лом

Танкисты корпуса были единственными, кто, вновь войдя в Крым, имел «крымское» имя (в марте 44-го ему было присвоено наименование Перекопского), а генерал-лейтенант Васильев – первым, кто вёл в бой свои танки уже в звании Героя Советского Союза, полученном за бои в Крыму. Сталин помнил о заслугах танкистов. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 апреля 1944 г. 19-й танковый корпус был награждён орденом Красного Знамени.

К сожалению, потомки оказались не настолько благодарными. Когда танковые бригады 19-го корпуса, ненадолго задержавшись в Симферополе, уходили освобождать Севастополь, командование решило почтить память павших друзей. Именно тогда в крымской столице появился танк ОТ-34, водружённый на постамент.

Его соорудили у могилы своих боевых товарищей сапёры 216-го отдельного сапёрного батальона корпуса, а памятную доску сделали солдаты 90-го сборного пункта аварийных машин (СПАМ) корпуса. Почему они так трепетно отнеслись к поручению? Солдаты СПАМ, как никто другой, знают судьбу танкистов. Это им приходится вытаскивать из сгоревших и искорёженных танков то, что когда-то было экипажем.

Памятная доска была сделана из изношенных деталей танковых дизелей. Создатель мемориальной доски Алексей Карпович Завольский отливал буквы из алюминиевых поршней двигателей внутреннего сгорания и производил их монтаж… Изначально на исторической доске была следующая эпитафия:

«Вечная память героям 19 танкового Перекопского Краснознамённого корпуса, павшим в боях за освобождение Крыма,апрель-май 1944 г.».

Но в 1967 г. памятник «реконструировали»: постамент облицевали диоритом и… предельно бестактно заменили мемориальную доску. Оригинал просто отправили в лом, даже не догадавшись передать в музей.