Они повторили подвиг «Меркурия»
Они повторили подвиг «Меркурия»
28 апреля 2015 - 21:58
Они повторили подвиг «Меркурия» 28 апреля 2015 - 21:58
Кристина Курочкина

Команда маленького катера восемь часов противостояла натиску пятидесяти немецких бомбардировщиков

Этого человека знали не только тысячи севастопольев, знали его и в другом полушарии, в США. Когда в Севастополь заходил американский крейсер «Томас. С. Гейтс», Павла Сивенко приглашали туда как кавалера одной из самых престижных наград Америки для военнослужащих. 

Боевой счёт СК-065

Гвардии капитан 1 ранга в отставке Павел Павлович Сивенко рассказывал о своём боевом пути так: «За годы войны моим катером было пройдено 32 000 мили, три самолета сбито и шесть подбито, отконвоировано 117 судов и транспортов. Было высажено в тыл врага четыре десантные группы, двенадцать раз катер обстреливал береговые объекты противника. В вахтенном журнале катера зафиксировано свыше 600 боевых заданий».

Был у СК-065, которым командовал Сивенко, и свой «звёздный час». Бой легендарного «морского охотника» 25 марта 1943 года золотыми буквами вписан в историю не только Черноморского флота, но и всего ВМФ. Не без оснований сравнивают его с подвигом брига «Меркурий» (маленький бриг в мае 1829 года победил в бою два больших турецких корабля). Тогда приказом наркома катер удостоился чести называться гвардейским – впервые в советской военной истории, ибо гвардейское звание присваивалось лишь соединениям и крупным кораблям. А это был корабль четвёртого ранга. 

У экипажа Павла Сивенко (родился он 10 апреля 1919 года в Тбилиси и войну встретил в Севастополе, окончив в 1941 году училище имени Нахимова) было много заслуг. Из осаждённого Севастополя катер 22-летнего командира за одну ходку вывозил до ста раненых и эвакуируемых. В районы боёв под Новороссийском и Геленджиком доставлял по 150 десантников с полным вооружением. 

Тот «звёздный» бой

В феврале 1943 года, в результате десантной операции, южнее Новороссийска был образован плацдарм, вошедший в историю Великой Отечественной войны под названием Малая Земля. 25 марта катеру СК-065 предстояло сопроводить в Геленджик транспорт «Ахиллеон». Маленький «морской охотник» волчком крутился вокруг транспорта с боеприпасами и горючим, отбиваясь огнём двух 45-миллиметровых пушек и двух пулемётов. Восемь часов катерники отражали атаки более чем 50 бомбардировщиков. 

Ранения получили все члены команды, но ни один не погиб! Командир умело маневрировал катером. Старшина 2-й статьи Григорий Куропятников продолжал бой с оторванной рукой. Боцман Дмитрий Антоненко получил три ранения, но продолжал стрелять из пулемёта, пока не потерял сознание. Были разрушены мостик и руб­ка, повреждены двигатели, вышли из строя радиостанция и орудия. Когда катер самостоятельно сумел вернуться в базу, моряки насчитали свыше 1600 пулевых и осколочных «ранений».

О восьмичасовом бое 25 марта 1943 года написаны повести, очерки, рассказы, живописные полотна, созданы киноленты. Старшина 2-й статьи Григорий Куропятников удостоен звания Героя Советского Союза, его именем был назван пограничный сторожевой корабль, а командир катера удостоен ордена Отечественной войны 1-й степени.

Командир легендарного «охот­ника» Павел Сивенко прославился и тем, что спас будущего руководителя страны Леонида Брежнева: катер, на котором находился Брежнев, перевернулся, и СК-065 оказался первым, кто пришёл на помощь. 

С боевого катера на научно-исследовательские суда

…В марте мне позвонили: Павел Павлович, не дожив чуть-чуть до 96-летия, умер. 

Вскоре в Морском гидрофизическом институте мы с заведующим музеем гидрофиза Анатолием Сизовым и его коллегой Станиславом Кулешовым листали огромный альбом. Дело в том, что после увольнения в запас Сивенко работал в Морском гид­рофизическом институте АН УССР в должности инженера лаборатории рельефа дна океана (1961–1981 гг.). Участвовал в пяти рейсах научно-исследовательского судна «Михаил Ломоносов» и в пяти рейсах НИС «Академик Вернадский» в качестве научного сотрудника и начальника отряда… 

Дочь гвардейца Надежда Павловна рассказала ещё об одной важной странице жизни Пал Палыча: после войны он активно восстанавливал разрушенный Севастополь. С его участием на Северной стороне города построено 537 квартир. 

Надежда Павловна живет в Севастополе. А вот сын прославленного фронтовика пошёл по стопам отца. В 1972 году он окончил то же самое училище – имени Нахимова. Попал на Северный флот, там же стал командиром дивизиона. Окончил Военно-морскую академию. Награждён орденом «За военные заслуги». Служил в Главном штабе ВМФ в Москве, где и завершил свою военную службу. У него жена, дочь, две внучки. 

– Приехал в свой любимый Севастополь, чтобы проводить отца в последний путь, – рассказывал Сивенко-младший, – после увольнения в запас начал работать в Роскосмосе.

Игорь Павлович показал награды отца. Они не уместились на одной подушечке: два ордена Красного Знамени, ордена Отечественной войны I и II степени, Красной Звезды, Богдана Хмельницкого III степени, медали «За оборону Одессы», «За оборону Севастополя», «За оборону Кавказа» и многие другие. 

«За выдающуюся службу»

А теперь – об американской медали «За выдающуюся службу». В канун открытия второго фронта президент США решил отметить 15 советских командиров, пред­ставляющих различные виды Вооруженных Сил. Единственным катерником в этом списке значился старший лейтенант П. П. Сивенко. Медаль вручается военнослужащим военно-морских сил и корпуса морской пехоты армии США за исключительно выдающуюся службу. Учреждена 4 февраля 1919 года.

В 1989 году командира гвардейского краснозна­мённого катера СК-065 Павла Сивенко пригласили на борт американского крейсера «Томас С. Гейтс». Выяснилось, что американским морякам не доводилось прежде встречать кавалеров этой почётной награды. Павлу Павловичу оказали тёп­лый приём и вручили цветную литографию крейсера с надписью: «Дорогой сэр! Мы очень рады встретить одного из русских героев войны. Может, наши люди будут хотя бы наполовину столь же бравы, как вы».

* * *

…Фронтовики уходят из жизни, но остаются их дети, внуки, правнуки. Они чтят и помнят своих отцов, дедов и прадедов. Придёт время, и они продолжат династию гвардейца Сивенко. Гвардейский дух Севастополя – неистребим.

Фото из архива семьи гвардейца Сивенко