Ольга Игошина: Если на меня начинают давить, я становлюсь вредной
Ольга Игошина: Если на меня начинают давить, я становлюсь вредной
11 сентября 2015 - 12:01
Ольга Игошина: Если на меня начинают давить, я становлюсь вредной 11 сентября 2015 - 12:01

 

Председатель Госкомитета по ценам и тарифам РК рассказала, на чьей строне в борьбе за цены и почему тарифы на жильё растут 
О том, что её может довести до слёз, почему её кумиром является великий художник Иван Айвазовский, какие книги читает, где мечтает побывать, руководитель ведомства рассказала читателям «Газеты». И даже рецептом любимого блюда поделилась.
Фото: Лидия ВЕТХОВА 

– Сфера, за которую вы отвечаете, касается, без преувеличения, всех крымчан. Ведь так или иначе, но малейший рост или падение цен, тарифов непременно сказывается на их благосостоянии. Ваше ведомство, по сути, находится между молотом и наковальней: потребители товаров и услуг хотят, чтобы их стоимость была как можно ниже, а производители этих самых товаров и услуг желают обратного. Вы на чьей стороне?

– Я на стороне закона. Поэтому хочу уточнить, что комитет занимается только теми ценами и тарифами, которые подлежат государственному регулированию. То есть ни в коем случае мы не занимаемся магазинами и рынками. Наша сфера – это тарифы на электроэнергию, газ, воду, тепло и надбавки на лекарственные средства – оптовые и розничные. Но, подчеркиваю, не на все, а только на жизненно важные препараты. Их перечень утверждён Мин­здравом России. И ещё мы контролируем тарифы на проезд в городском и пригородном транспорте.

– То есть тарифы в сфере ЖКХ комитет не контролирует?

– Квартплату? Нет. Жилищная услуга, как таковая, в РФ не регулируется. Это рыночная услуга. У каждой управляющей компании свои цены и тарифы. Согласно Жилищному кодексу РФ, жильцы многоквартирного дома вправе выбирать компанию, которая будет обслуживать их дом, то есть соглашаться с её ценами и тарифами или нет. Если жильцы не определились с компанией, то муниципалитет выставляет дом на конкурс – и дальше идут соответствующие процедуры.

– Тем не менее ещё не все крымчане знают тонкости российского законодательства и наверняка жалуются на высокие тарифы ЖКХ в комитет.

– Действительно, таких жалоб поступает очень много. Сейчас только отвечала на одну из них. Не очень люди понимают, почему вдруг растут тарифы. Например, был тариф – 5 рублей за квадратный метр жилплощади, а сейчас компания предлагает 6,80 рубля, а должно быть 6,12 рубля.

– В микрорайоне Симферополя им. Маршала Жукова бывший ЖЭК, который теперь стал МУПом, выставил жильцам цену в 23 рубля за квадратный метр. Там живёт много военных отставников. Они тут же обзвонили своих бывших сослуживцев в Санкт-Петербурге, Москве, Самаре и других городах РФ и убедились, что таких расценок нет нигде, люди платят максимум 11 рублей. Извините, но, похоже, и в этой сфере сказывается курортный менталитет: хапнуть всё и сразу.

– Как я уже говорила, комитет специально не мониторит цены на рынке ЖКХ. Да, они очень разные. Зависят ещё, например, от того, сколько домов находится в управлении компании. Больше всего влияет на цену знаменатель. То есть количество жильцов, поставляемых кубических метров воды, газа, домов, которые обслуживает управляющая компания и т. д. Чем знаменатель больше, тем меньше тариф. Потому что условно-постоянные затраты таковыми и остаются. Но если маленький объём, как их ни урезай, тариф всё равно получится высокий.

– МУПы, и не только они, как раз и мотивируют рост тарифов ростом этих самых затрат. Например, тем, что повысили зарплату своим сотрудникам. Тот же представитель МУПа на собрании жильцов на Маршала Жукова заявил, что, например, уборщице подъездов они установили зарплату 24 тысячи рублей. Да никогда в жизни такие деньги не получит эта самая уборщица. А о том, какую зарплату устанавливают себе начальники МУПов, уже ходят легенды.

– Согласна. Но это как раз то, на что жильцы дома могут повлиять и сказать: извините, есть другие управляющие компании. Всем надо учиться думать, считать, проявлять свою гражданскую позицию, быть активными. Приходя на рынок, даже если времени нет, мы все равно минимум 3-4 продавцов обойдём, узнаем, что почём. Точно так же и аптеку выбираем подешевле. Кстати, много жалоб приходит на то, что, например, в одной аптеке лекарство стоит 500 рублей, а в другой такое же – 250. Мы с коллегами недавно были в Москве и Питере, там ситуация аналогичная. Такого, как в СССР, когда устанавливали одинаковую цену на продукт для всех магазинов, уже нет. Но если видим или приходит жалоба на то, что, например, завышены цены на жизненно важные препараты, обязательно выезжаем совместно с работниками прокуратуры на проверку.

– В итоге удаётся снизить цену?

– В такой ситуации всё решается согласно Административному кодексу: выписывается штраф 50 тысяч рублей на должностное лицо, и расстаёмся, можно сказать, друзьями.

– И никаких звонков, просьб «войти в положение» и т. д. вам не поступает?

– Особо не звонят. Просто идут в суд. И там разбираются. Пока такие дела мы не проигрывали.

– И сильные мира сего после этого не пытались влиять на вас?

– Не могу сказать, что кто-то сильно влиял. Но если на меня всё же начинают давить, я становлюсь вредной и даю отпор, вежливо, но настойчиво. И вообще, упрямая я и упёртая (смеётся).

– Вы в качестве начальника диктатор иди демократ?

– У нас решения принимаются коллегиально. Мы обязаны так делать. Да, приказ подписываю я, но решает правление. А например, при решении вопросов, касающихся сферы энергетики, у нас ещё обязательно присутствуют как члены правления представители ФАС и НП Совета рынков, который приезжает из Москвы. Буквально недавно была ситуация, когда представитель Совета рынков высказал замечания нашему эксперту, мы отложили рассмотрение вопроса, учли замечания и кое-что изменили. Это нормальный рабочий процесс, в результате которого принимается коллегиальное решение.

– А бывают ситуации, когда решение зависит только от вас?

– Конечно. В прошлом году, в переходный период, нам приходилось даже где-то в чём-то нарушать законодательство РФ. И в этом году так сложилось, что в связи с национализацией надо было учитывать нюансы, которые просто отсутствуют в законодательстве РФ. Поэтому приходилось принимать нестандартные решения.

– Вы в таких случаях берёте на себя ответственность?

– А деваться некуда. Если не я, то кто? (Улыбается.) Был период, когда меня только назначили на эту должность, коллектив был маленький, и я старалась брать всё на себя. Меня лихорадило, переживала, коллектив нервничал. Было очень сложно. Но в какой-то момент я поняла, что так работать нельзя. Это неправильно. Сейчас доверяю своим сотрудникам. Раз они мои, то я просто обязана им доверять.

– А в жизни какой ваш девиз?

– Дорогу осилит идущий. Иногда надо решать такие задачи, которые на первый взгляд совершенно невозможно решить. Но там спросили, там проконсультровались, посоветовались, а в итоге всё оказалось не так страшно и невозможно. Например, когда наш комитет создавали, а такой структуры в исполнительной власти Крыма не было при Украине, мы стали изучать, как это происходило в России. Сначала были в лёгком шоке, но потом связались с Краснодаром, Ростовом, они подсказали, из федеральной службы люди приехали, помогли. Коллеги из Питера неделями сидели рядом с нами, подсказывали. Потому что мы должны были сделать такой объём работы, на который у других субъектов РФ уходили годы. Мы фактически начали работать с сентября прошлого года, а уже к концу декабря рассматривали тарифные дела. Поэтому очень благодарны коллегам из регионов РФ за их помощь в становлении комитета. Всем разослали благодарственные письма. И сейчас, кому бы мы ни позвонили, все с дорогой душой нам помогают.

– Свои ошибки признаёте? Можете извиниться перед подчинёнными?

– Стараюсь. В молодости такое случалось нечасто. А с возрастом пришло понимание, что и я ошибаюсь, что надо иногда извиняться.

– Вы хозяйка своей жизни или предпочитаете плыть по течению?

– Однозначно не могу ответить. Когда-то плыву по течению, когда-то поступаю только так, как решила.

– Интуиция подсказывает, как поступать в том или ином случае?

– Не задумывалась над этим. Надо делать, вот и делаю.

– Вас в жизни предавали? Прощаете тех, кто вас обидел?

– Конечно предавали. Поначалу я злилась на этих людей, но потом жизнь поворачивалась так, что я от этого только выигрывала. Поэтому уже и не злюсь на них, где-то в глубине души благодарна им, что так случилось. А не могу простить сочетания в человеке трусости и жадности. Могу понять трусость. Могу понять жадность. Но когда эти качества проявляются в одном человеке… Что наглядно продемонстрировал наш «последний украинский кормчий» – Янукович. Это вылилось в такие последствия, которые, к сожалению, очень дорого обходятся тысячам людей.

– Что вас может довести до слёз? Вы считаете себя сильной женщиной или слабой? От каких качеств характера хотели бы избавиться? Кто для вас является кумиром?

– Начнем с кумиров. Человек, на которого мне хотелось быть похожей, – Айвазовский. Я в восторге от его творчества. Отдыхала в Феодосии несколько раз, и посещение его галереи для меня обязательно. В последнем зале, где находится картина, на которой изображено штормящее море, могу сидеть часами. Обязательно бываю на его могиле, отдаю дань уважения этому неординарному человеку. Ведь кроме того, что Айвазовский был великим художником, он был ещё и общественным деятелем. Очень много сделал для Феодосии, поэтому неудивительно, что для жителей этого город он икона. И водопровод сделал, и железную дорогу провёл, и галерею подарил, и невестам-бесприданицам приданое давал и т. д. Такой человек для меня – пример. Крыму есть кем гордиться. Например, князь Голицын, построивший завод шампанских вин. А до слёз меня доводит ситуация на Украине. Сейчас немного успокоилась – телевизор не работает, поэтому новости не смотрю. Но на душе тяжело. На Донбассе у меня живет родня. Я училась в институте в Харькове, у нас половина студентов была из Крыма, а вторая – с Донбасса. Слышу названия населённых пунктов – Торез, Антрацит, Горловка, Макеевка – сразу вспоминаю своих однокурсников. Тяжело. Впрочем, и в других регионах Украины было много коллег, друзей. Переживаю за них очень. Сильная я или слабая? И сильная, и слабая. Хотя чаще хочется быть слабой, чтобы кто-то что-то где-то подставил плечо, решил за меня проблему. Что касается качеств характера, от которых хотела бы избавиться… Я всегда считала себя ленивым человеком. Точнее, мне хочется быстрее всё сделать, чтобы подольше полениться (смеётся). Когда-то жила в районе города, где вода была по часам. Мне так это нравилось. По выходным я в шесть утра вставала, гуляла с собакой, а к десяти утра – всё постираю, перемою, поесть приготовлю – и свободна целый день.

– Собака у вас какой породы?

– Беспородная. Причём уже не первая такая. На рынке часто раздают щенков, и я беру одного себе. Сейчас у меня Фрося.

– Как предпочитаете проводить свободное время, если оно есть?

– Очень люблю читать. Без телевизора могу жить месяцами, без Интернета, в принципе, тоже легко, но если мне нечего читать, я загибаюсь.

– И что читаете?

– Всё подряд: от любовных романов и детективов до философских трактатов. Согласитесь, какую-то серьёзную литературу на пляже читать не будешь. А когда совсем плохое настроение, Чехов поможет. Очень люблю его произведения. Не все, правда. Например, «Палату № 6» не воспринимаю. Но сказать, что у меня есть любимый писатель, а все остальные нелюбимые, не могу. У кого-то нравится одно, у кого-то другое.

– Книжные ярмарки и базары часто посещаете?

– Уже нет. Раньше – да. Если была возможность, скупала книги сумками. Слава богу, сейчас есть электронные книги. Закачай то, что нравится, и читай. А раньше на отдых я брала чемодан книг, потому что читаю быстро.

– И какие любимые места отдыха?

– Отдыхаю я только в Крыму. Очень люблю Судак. В восторге от Феодосии. Была неделька отпуска, провела её в этом городе. Нравится мыс Плака, там шикарные места.

– А в каком регионе России хочется побывать?

– Недавно вернулась из Карелии, там проходила конференция водоканалов. Свободного времени было мало, тем не менее на Кижах успела побывать. И вечером на водопаде Кивач, красота неописуемая! Очень хочется увидеть Байкал. Это моя давняя мечта. И всегда хотелось проплыть на теплоходе по Волге. Во Владивостоке мечтаю побывать. Мой отец рос на Дальнем Востоке, его отец, мой дедушка, командовал гарнизоном в районе Николаевска-на-Амуре. И папа мне много рассказывал о тех местах. Когда бываю сейчас на конференциях и там называют города Екатеринбург, Томск и т. д., я сижу и как музыку слушаю. Хочется туда поехать. А ещё – побывать в царстве Деда Мороза – Великом Устюге. И Москву, и Санкт-Петербург хочется осмотреть уже новым взглядом. Помню, в прошлом году мы ездили на заседание комитета в Госдуму, после него пошла на Красную площадь, осмотрелась и думаю: вот оно, моё, родное. Именно такое чувство возникло. Даже не ожидала.

– На домашние дела времени хватает? Рецептом любимого блюда с читателями поделитесь?

– Стараюсь всё успевать, а уж как получается… Люблю фаршированные баклажаны. Берёте баклажан, пополам режете, серединку выбираете, делаете «лодочку». То, что выбрали, порубили с помидорами, луком, можно обжарить, начините этой массой «лодочку». Сверху посыпьте тертым сыром и запеките в духовке. В начинку можно добавить мясо – фарш или мелко рубленное. У нас это блюдо идет на ура.

– Напитки какие предпочитаете?

– Домашний лимонад. А в Карелии я только клюквенный морс пила. Очень вкусный. Из алкогольных напитков предпочитаю крымские вина, никакие другие с ними не сравнятся. Разве может быть что-то лучше, например, новосветовского шампанского марки брют?!

– Коль вспомнили о шампанском, скажите, какой самый счастливый день был в вашей жизни?

– Из последних – 9 октября 2014 года. Я была в Госсовете, когда выбирали главу нашей республики. Сидела в зале и думала: ещё недавно даже предположить не могла, что мы, крымчане, когда-нибудь до этого доживём. Возникло такое ощущение, что это уже – всё, и что бы дальше ни случилось, мы – дома. Жизнь прошла не зря.

– Вы оптимист или пессимист?

– Оптимист. Надеюсь и верю в то, что всё, что ни делается – к лучшему.

– А в Бога верите?

– Верю в заповеди. Всё-таки меня воспитывали атеисты. Но сами по себе заповеди, может скажу крамолу, это ведь мудрость веков, народов, собранная воедино. Не могу сказать, что я вся из себя такая святая, но стараюсь их не нарушать.

– О чём мечтаете?

– Пока это не случилось, не хочу говорить. Говорят же: хочешь рассмешить бога, поделись своими планами.