Ольга Балдина: У нас приучены хранить тайны
Ольга Балдина: У нас приучены хранить тайны
13 ноября 2015 - 12:02
Ольга Балдина: У нас приучены хранить тайны 13 ноября 2015 - 12:02
Валентина Симонова

Руководитель Крымстата о важности реальных цифр, любви к Крыму и детстве 
Ольга Балдина не сомневается, что статистика – дело очень увлекательное, да и сами статисты – люди особого склада.
Фото: Лидия ВЕТХОВА 

– Ольга Ивановна, в ноябре исполнится 34 года, как вы работаете в органах статистики. За это время не жалели, что избрали такую профессию?

– Нет, хотя, возвращаясь к школьным годам, понимаю, что у меня не было завышенного интереса к математике. Мои знания ровно распределялись по предметам. Каюсь, выбрала специальность, поддавшись моде. Однако «Экономическая кибернетика», которая предлагала решение экономических задач при помощи компьютерных методов, в процессе изучения привлекла мое внимание. Помню первые компьютеры в статистическом управлении – огромные единые системы ЭВМ с перфокартами, которые тогда казались волшебством. Со временем расположил к работе и коллектив. В статистике работают какие-то особые люди, они разные, но абсолютно все с невероятной самоотдачей. Такое ощущение, словно коллектив из года в год выкристаллизовывается. Здесь никогда не пытались задавить новичка, а доброжелательно вводили в курс дела, передавая ему знания. Так и я: пришла однажды и осталась на три десятка лет.

– Говорят, статистика скучна…

– Когда втягиваешься в работу, понимаешь, что это утверждение далеко от истины. Для развития специалисту необходимо постоянно расширять свои знания. Цифры – это отпечаток того, что происходит в регионе. Мы должны не только подать информацию, но и уметь объяснить, с чем связан рост или снижение. Это возможно только в том случае, если специалист владеет информацией о политической и экономической обстановке.

– Что для вас профессиональное счастье?

– Это когда видишь, что полученные данные реально отражают произошедшие события: то ли бум строительства, то ли увеличение цен – это не важно. А ещё очень приятно, когда понимаешь, что результаты твоей деятельности нужны.

– Работа Крымстата не ограничивается переписями, что ещё подсчитываете?

– Мы работаем с большим массивом разнообразных данных. Будни же складываются из сбора информации по отраслям. Среди них статистика предприятий, сельского хозяйства, торговли, финансов, транспорта, науки, культуры, жилищно-коммунального хозяйства и т. д. Кроме того, мы систематически проводим опросы по уровню доходов населения: изучаем его источники, наличие подсобного хозяйства, структуру потребления. Отдельно считаем макропоказатели – это для нас новое явление, поскольку в Украине мы лишь собирали исходные данные для этого расчёта. Речь идёт о валовом региональном продукте. В общем, ежедневно мы и собираем, и обрабатываем полученные данные.

– Какие переписи существуют в России?

– В России много масштабных переписей. Кроме Всероссийской переписи населения, которая проходит раз в десять лет, каждые пять лет проводится микроперепись населения. Она охватывает 1-2% населения субъекта, но отражает общую картину. В России масштабная перепись проводилась в 2010 году, и как раз в этом году пришло время для микропереписи. К слову, мы подсчитали, что только в Крыму за год в обществе происходит сто тысяч демографических изменений, начиная от браков и разводов и заканчивая миграцией. Во время микропереписи уточняется состояние населения, вопросы прорабатываются более глубоко. Мы не просто спрашиваем о том, например, сколько в семье детей, но и интересуемся, планируются ли ещё дети и если нет, то почему. Семьи подбирались случайным образом, но охватили, как и полагается, все районы. Впервые в ноябре мы будем проводить сплошное обследование малого и среднего предпринимательства. В России оно тоже проходит раз в пять лет. В следующем году нас ждёт сплошная сельскохозяйственная перепись, в ходе которой мы обследуем все сельскохозяйственные структуры. Речь идёт не только о предприятиях и предпринимателях, но и частных подворьях, у которых более 6 соток земли. Мы подсчитаем количество многолетних насаждений, узнаем, что выращивают, какой сельхозтехникой пользуются, прибегают ли к кредитованию и пр.

– Крымстат легко влился в работу Росстата?

– Достаточно легко. Главным образом потому, что и Украина, и Россия, и Евростат, и Статистическая комиссия ООН в своё время выработали единую концепцию. Благодаря этому статистика стала единым организмом, понятным всюду. В какую страну мы бы ни поехали, везде найдём общий язык.

– Вы нашли отличия в работе Росстата и Укрстата?

– Росстат отличает подход к организации мероприятий. Во время переписи населения прошли сразу несколько пресс-конференций, замечательный конкурс детского рисунка, в рамках которого детям вручали ценные подарки. Наградили и журналистов. В этом году во время микропереписи при спонсорской поддержке Росстата прошла Крымская лига КВН. Мероприятие собрало полный зал. Проводилась рекламная кампания. Такого у нас раньше никогда не было. При всей слаженности и чёткости работы в Росстате нам оставляют место для творчества.

Мы идём в ногу со временем, и во время микропереписи уже не пользовались бумажными бланками. Наши регистраторы были оснащены планшетами.

– Вам не обидно, что любимое дело в народе ассоциируют с деятельностью шпионов, собирающих информацию для фискальных органов?

– Не обидно, такое отношение вызывает желание доказать, что это не так. Сколько ходило негативных разговоров относительно переписи населения. Но люди увидели, что, вопреки их страхам, статистика не стала источником информации для фискальных органов. Сейчас на фоне подготовки к сельскохозяйственной переписи поднялась новая волна страхов. Давайте будем современными людьми и наконец избавимся от предрассудков. Статистическая информация нужна правительству не для того, чтобы кого-то обложить налогом или отобрать пару соток земли, а для того, чтобы улучшить нашу жизнь. Нет у вас детского садика? И не будет, если государство не узнает из переписи, что у вас и у ваших соседей по четыре ребёнка. На основе наших данных разрабатываются программы социальной поддержки, а также развития района, региона и страны в целом.

Мы не имеем права разглашать персональную информацию. Это преследуется законом. К нам поступали запросы, но мы отказываем в предоставлении такой информации. Нам очень важно не потерять доверие людей, без которого наша структура не сможет функционировать. Для принятия эффективных решений государству нужны реальные цифры.

– Вы курируете отдел по защите гос­тайны, так что хранить тайны привыкли…

– У нас приучены хранить тайны (улыбается). Речь идёт о предприятиях, например, оборонного комплекса. Мы включаем их в статистику, но в открытый доступ эта информация не идёт. Так всегда было.

– Вы взаимодействуете с полномочным представителем президента в Крыму. Это тоже новшество?

– Мы подготавливаем исчерпывающую информацию о состоянии дел в Крымском федеральном округе. Мы и раньше её готовили, но только по республике, сейчас к нам поступает информация и из Севастополя. На нас возложена большая ответственность.

– В Крымстате много молодых людей?

– Достаточно. Молодёжь до 30 лет составляет 20%. Большой процент и тех, кто связал свою жизнь с «поэзией цифр» и работает более 20 лет (примерно от 30%). У нас небольшая текучка.

– Вы практически всю жизнь прожили в Крыму. Думали когда-нибудь сменить место жительства?

– Нет, Крым для меня особое место. После окончания Днепропетровского университета и мысли не было искать другое место жительства. Вернулась в Крым, о чём ни минуты не жалела. Сегодня другой родной территории не вижу, хотя на протяжении жизни часто бывала в России, в том числе и в Горьковской области, откуда родом.

– Вы росли в Красноперекопске, чем он запомнился?

– Это город химиков, который в то время активно развивался. У меня на глазах воссоздавались памятники, был построен великолепный Дворец культуры. Сохранилась школа № 1, в которой училась. Детство было счастливым. Конечно, моря рядышком не было, но мы выезжали автобусами в Стерегущее, Раздольненский район.

– Родители были строгими?

– Да. Они очень строго прививали нравственные нормы.

– За что вы особенно благодарны им?

– За то, что они меня всегда поддерживали и не пытались насильно влиять на мой выбор в жизни. За их требовательность, которая воспитала во мне чувство ответственности. И, конечно, за родительскую любовь, которую я перенесла на свою дочь и внуков.

– А как вы проводили каникулы?

– У бабушки в Горьковской области. Там я много узнала о России и русской культуре. Я знаю, что такое русская печь, самоварный ритуал, когда ставился на стол огромный самовар, варенье и во время чаепития семья обсуждает события дня. Это были счастливые времена. Поэтому я из числа тех людей, для которых весна 2014 года имела особое значение. Теперь все фрагменты собрались воедино, как в пазле, и у меня не две родины, а одна.

– А что вложила в вас бабушка?

– Добро и веру. Для меня бабушка – это безграничная доброта, тепло. Она меня оберегала даже от родительской строгости. Моя бабушка была глубоко набожной. Я храню её икону. Она очень простая и не имеет какой-то исторической ценности, но для нашей семьи очень дорога как память.

– Задатки лидера у вас были заметны в юные годы?

– Думаю, да. И их основы заложили в школе. Я возглавляла совет дружины, а несколько позже стала секретарём комсомольской организации. В вузе была старостой группы. Так потихонечку и добралась до руководящей должности.

– Можете рассказать о самом ярком воспоминании из детства?

– Однажды за ученические заслуги меня отправили в пионерский лагерь «Молодая гвардия» в Одессе. В отряде меня выбрали носителем флага, их называли «флажконожками» (смеётся). Это было важным поручением для меня. Флажки хранили в пионерской комнате. Как-то я пришла за флагом, а его на месте нет. Всё оказалось банально: его просто переставили. Но я пережила огромное потрясение. Причиной тому – воспитанная в нас с детства ответственность к общественным ценностям.

– У вас в семье сохранились исконно русские традиции?

– Если из кулинарных вещей, то это, конечно же, блины к Масленице. У меня дочь наполовину украинка, поэтому есть что-то и от украинской культуры. В нашей семье одно другому не мешало. Мы храним и православные традиции.

– Во время прошедшей переписи вы говорили, что национальность определяется внутренним ощущением. К кому отнесла себя ваша дочь?

– Она назвала себя украинкой. Это её ощущение. У нас в семье никогда не было разногласий на национальной почве, в том числе и во время Крымской весны.

– У вас есть награда за возвращение Крыма. Какой вклад сделали вы?

– Наша команда на баррикадах не стояла, но мы были в числе тех, кто обеспечивал стабильность в регионе. В это непростое время нужно было сохранить динамику поступления информации. Нам это удалось. Из месяца в месяц мы получали данные о том, что происходило в Крыму, и в том числе на их основании принимались те или иные решения. Это было непросто, но наш коллектив сработал слаженно.

Досье «Газеты»

Балдина Ольга Ивановна:

– Я родилась в Горьковской области, в городе металлургов Выкса. Родители переехали в Крым, когда мне был один год. Школу закончила в Красноперекопске. Окончила Днепропетровский университет по специальности «Экономическая кибернетика». Затем вернулась в родной Крым. Трудовую деятельность начала в службе статистики и с тех пор в этой отрасли так и работаю. Есть дочь, две внучки.

Блиц-опрос 
  • Любимое блюдо – пельмени.
  • Самые родные люди – дочь и внучки.
  • Самая любимая книга – «Унесённые ветром». Я люблю «Гранатовый браслет» Куприна.
  • Мой кумир – Маргарет Тэтчер – за сочетание твёрдости характера, ума и элегантности.
  • Люблю фильмы Эльдара Рязанова, кстати, «Служебный роман» о статистиках – его произведение.
  • Любимый уголок Крыма – Гурзуф.
  • Я ненавижу предательство.