Олег Шаповалов: Равняюсь на президента
Олег Шаповалов: Равняюсь на президента
16 октября 2015 - 12:03
Олег Шаповалов: Равняюсь на президента 16 октября 2015 - 12:03

 

Министр юстиции Крыма о том, что такое социалистическое правосознание и зачем уменьшать число выпускников‑юристов 
О том, почему не стал металлургом, где научился слушать людей, о проблемах подготовки юристов‑профессионалов для Крыма руководитель ведомства, а ещё- заядлый рыбак, охотник, грибник и классный кулинар рассказал «Газете».

– Из вашей биографии известно, что после школы вы учились в Днепропетровском металлургическом институте. Но в итоге окончили Харьковский юридический институт и стали юристом. Почему решили так круто изменить род деятельности?

– Я единственный сын в семье, папа был металлургом, а мама адвокатом. В итоге мама«победила (улыбается). И сегодня могу сказать, что она была права.

– Ваши дети тоже пошли по вашим стопам?

– У меня двое сыновей – 30‑ти и 8‑ми лет. Супруга стоматолог. Старший сын тоже имеет высшее юридическое и высшее экономическое образование. Работает адвокатом.

– Определённый период времени вы были судьёй Железнодорожного районного суда Симферополя, где, как известно, рассматривались многие громкие, резонансные уголовные дела. В вашей практике такие были? На вас «давили»?

– Я работал судьёй с 1990 по 1995 годы. Действительно, как тогда многие шутили, в этом суде рассматривались «железные» дела. Могу сказать одно, что ни один приговор по уголовным делам, который я выносил, не был отменён. А этих дел были сотни, а то и тысячи. Всего несколько приговоров были частично изменены. И то, в сторону смягчения.

– Всегда ли правосудие торжествует?

– В суде торжествует относительная истина, а не абсолютная, чаще всего они совпадают. Кто подготовится лучше и соберёт доказательства, и у суда не будет оснований сомневаться в их бесспорности и правдивости, тот и выиграет. Судьи ведь не боги. И не могут утверждать, что представленные доказательства – единственно верные. Они, как и все люди, могут ошибаться.

– А интуиции вы доверяете?

– В советское время был такой термин – «социалистическое правосознание». Это где-то, как-то ближе к интуиции. И правосознанию. Да, есть субъективная предрасположенность к тому или иному выводу – виновен или не виновен. Он основан на жизненном опыте и профессиональных знаниях. Но, естественно, зиждется на доказательственной базе. Но если она недостаточна, то тогда уже включается вот это правосознание судьи и безукоснительное исполнение требований закона.

– А как вы относитесь к тому, что спикер ВР Украины Гройсман внёс законопроект, согласно которому действующих судей из Крыма хотят назначить на должности в украинских судах?

– Отвечу как юрист. Те судьи, которые работают сейчас в Крыму, уже являются гражданами РФ, а не Украины. Они даже по законам Украины не могут быть там судьями, поскольку – граждане другой страны. А в Украине сегодня не предусмотрена возможность двойного гражданства.

– Процесс адаптации органов юстиции Крыма в российское правовое поле завершился или ещё продолжается?

– Продолжается, как и во всех органах исполнительной власти республики. Потому что законов – масса, и много надо ещё разработать и принять. Сейчас Министерство юстиции Республики Крым занимается делегированными ему федеральными полномочиями по регистрации актов гражданского состояния, которую осуществляют ораны ЗАГС, входящие в структуру Минюста Крыма. Ещё одно большое направление нашей работы – обеспечение деятельности мировых судей, которую мы сейчас организовываем. И третье направление – деятельность, связанная с ведением регистра нормотворческой деятельности муниципальных органов.

– То есть министерство выступает в качестве главного эксперта?

– Да, у нас есть отдел, который этим занимается. И ещё одно направление работы ведомства – оказание бесплатной правовой помощи определённой категории граждан по определённой категории гражданских дел – инвалидам, малообеспеченным и другим. Госсовет РК принял Закон «Об административных правонарушениях и административной ответственности», согласно которому мы также будем координировать деятельность административных комиссий муниципальных органов.

– Дефицит профессиональных кадров сегодня ощущают практически все сферы экономики Крыма. А юристов квалифицированных хватает?

– Желающих прийти к нам работать, именно квалифицированных, с большим жизненным и профессиональным опытом, со стажем работы, не так много. Потому что не такие высокие у нас оклады. И потом, опытные юристы уже нашли иные места работы, где зарабатывают намного больше.

– Недавно в Ялте прошёл первый общероссийский юридический форум, где как раз рассматривался вопрос подготовки кадров. Сегодня какие вузы в Крыму имеют право их готовить?

– КФУ имени В. И. Вернадского, крымский филиал ФГКОУ «Российский государственный университет правосудия», крымский филиал ФГКОУ «Краснодарский университет МВД России», Крымский юридический институт (филиал) ФГКОУ «Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации». На форуме в Ялте поднимались, вопросы о том, что в целом в РФ, а не только у нас, в Крыму, развелось слишком много коммерческих вузов, которые выпускают специалистов с очень низким качеством профессиональной подготовки, с малым багажом знаний.

– С возвращением в Россию мы избавились от таких вузов, размещавшихся чуть ли не в каждой подворотне.

– Сейчас и в других регионах РФ думают, как решать эти проблемы, чтобы в итоге повысить престиж, авторитет профессии юриста. Чтобы не было великого множества выпускников, которые будут бегать и искать себе работу, может быть, даже ввести некое планирование в этом вопросе. И ещё масса других вопросов, связанных с юридическим образованием в стране, обсуждалась на этом форуме. Пришли к выводу, что надо уменьшать количество выпускников юридических вузов. Впрочем, как и экономических. А готовить их столько, сколько реально требуется государству.

– Юристы – это люди досконально знающие законы. Вам лично это помогает в жизни или мешает?

– Конечно, помогает. Но, замечу, досконально, наизусть, убеждён, законы никто не знает. Но первое, чему нас учили в советских вузах, это умению работать с информационными источниками и с первоисточниками – законами. Тогда это были книги. Сейчас появился Интернет. Поэтому настолько легко и просто найти всю необходимую информацию, было бы желание. В жизни знание законов помогает не только юристам. И не зря сегодня ставится вопрос о том, как повысить уровень правосознания граждан, которые не являются юристами. Например, выпускники школ уже должны знать какие-то элементарные основы права. Чтобы затем в жизни ориентироваться, к кому и куда надо обращаться для решения того или иного вопроса, проблемы, которых будет немало в их взрослой жизни.

– А вы хоть раз в жизни нарушали если не закон, то, например, правила дорожного движения?

– Было (смеётся). Но, наверное, нет такого водителя, который бы, вольно или невольно, не нарушил правила дорожного движения. Тем более, если водишь машину каждый день.

– А быструю езду любите?

– Уже не люблю. Наверное, уже больше ума набрался (смеётся). А самое главное, есть за кого волноваться. Когда, например, везу младшего сына в школу, уже отвечаю не только за свою жизнь, но и за его. И потом, у нас пока нет таких дорог, по которым можно очень быстро ездить. Да и ни к чему это. Есть правила дорожного движения, нарушать их не надо. Потому что, по сути, они писаны кровью.

– Юристы – одни из самых образованных людей в обществе. Какую литературу любите читать вы?

– В основном лёгкого жанра. Чтобы, как говорят, переключиться, отойти от каких-то серьёзных вопросов, связанных с профессиональной деятельностью. И просто получить удовольствие. В детстве и юности очень любил фантастику, научную фантастику – её космический раздел. Потом стал читать приключенческую литературу, детективы. Мама собрала очень приличную на тот период библиотеку. Тогда это было сложно сделать, так как хорошие книги были в дефиците. Но у меня была своя «палочка-выручалочка». Поскольку в те времена много хороших книг переводили и печатали на украинском языке. Их мало кто читал. А поскольку вторым языком в школе был украинский, я свободно, так же как и на русском, читал все книги, которые нравились. А сейчас найти в Интернете и прочитать любую книгу – вообще не проблема. Хочешь – читай её, хочешь – слушай. Было бы время и желание.

– Вы долгое время работали адвокатом. Адвокатское прошлое накладывает отпечаток на сегодняшнюю деятельность в должности министра?

– Двойственные, тройственные, многообразные чувства связаны с этим правом и обязанностью защищать. Изначально я работал следователем. Потом судьёй. А затем адвокатом. Но именно в адвокатуре я, прежде всего, научился слушать людей. Для того чтобы составить собственное мнение о правоте или неправоте кого-либо, надо выслушать все стороны – обвинителя, обвиняемого, потерпевшего, изучить материалы дела. И только потом делать какие-то выводы о виновности или невиновности твоего подзащитного или обвиняемого и т. д. В адвокатуре я научился не делать скоропалительных выводов. И сейчас стараюсь придерживаться этого правила: не рубить с плеча.

– То есть вы не жёсткий руководитель? В работе придерживаетесь принципа коллегиальности?

– Стараюсь выслушать мнения коллег и по возможности принимать коллегиальное решение в том или ином вопросе.

– И если не правы, можете извиниться перед подчинённым?

– Даже обязан. И делаю это, когда бываю неправ.

– Логично предположить, что сегодня свободного времени у вас практически нет. А если оно всё же случается, как и где его проводите?

– Раньше это были дайвинг, охота, рыбалка, подводная охота, тихая охота – грибы. Сейчас подводная охота практически отпала. Тяжеловато мне уже нырять на большую глубину, задерживать дыхание. А всё остальное осталось. Кроме свободного времени (смеётся).

– Грибы, которые собрали, или рыбу, которую наловили, сами приготовить можете?

– Запросто. Я люблю кулинарить.

– И какие блюда любимые?

– Я всё могу приготовить.

– То есть супруга может спокойно оставить младшего сына на вас, зная, что ребёнок будет вкусно и сытно накормлен?

– Более того, она сама часто просит: свари свой борщ. Рецепт его приготовления фирменным назвать не могу. Но у меня это блюдо получается вкуснее, чем у неё.

– Семья смирилась с тем, что сейчас пропадаете на работе?

– Пытается смириться. А я, в свою очередь, пытаюсь им уделять больше внимания. К счастью, мы – мобильные. Жену и сына я не беру только на охоту. А на рыбалку ездим все вместе. Раньше – в Казачьи лагеря, под Херсоном. Там у меня и лодка осталась. Сейчас, по понятным причинам, туда уже не ездим. И страдаю от этого. Потому что вырос на Днепре и люблю эту реку. Рыбачим на внутренних водоёмах Крыма. Живу рядом с Симферопольским водохранилищем, и, бывает, «бегаю» туда половить мелочёвку. За грибами тоже ходим семьёй. В Бахчисарайском районе есть такие места, что за пару часов несколько вёдер набираешь. Не каждый год, конечно, бывает урожайным. Но я, вообще, очень люблю природу и получаю от неё энергетическую подпитку.

– Таким же образом вы и со стрессами справляетесь?

– И ещё путешествуя. Сейчас это тоже пока сложно делать. Но в свое время чаще всего мы с женой на недельку ездили в Турцию, Египет, Таиланд. Быстро, удобно и впечатлений масса. На Красном море великолепный дайвинг, который я люблю. Хочется поехать на Байкал и за Полярный круг. В северных реках – совсем другая рыба водится, мечтаю половить. И за грибами, ягодами там сходить.

– А напитки какие любите?

– Все. По настроению. Если жарко – пиво или чай. Особенно каркаде. Люблю сухие вина. Сам их делаю уже много лет подряд. Люблю каберне. И в зависимости от того, какой виноград есть – белые вина. В этом году, как и в прошлом, сделал алиготе. По рецепту моего дедушки. Как он меня научил, так и делаю. Только не в бочках, а в стеклянных бутылях. Каберне – это здоровье. А белое сухое вино для блюд из рыбы – самое оно.

– Был человек, у которого многому научились? Сейчас есть такой?

– В юные годы, конечно, непререкаемым авторитетом для меня была мама. Она была строгая, но справедливая. А сейчас, искренне признаюсь: человек, на которого можно и нужно равняться – наш президент. Точно так же, как и на министра иностранных дел России – Лаврова.

– Вы человек эмоциональный?

– Скорее, да. Я могу сдерживать свои эмоции, но, могу и не сдержаться (смеётся).

– Чувство мести вам знакомо?

– Нет. Это не для меня.

– Вас предавали?

– Было и такое в моей жизни. Но я же христианин, поэтому всех прощаю. Но не забываю. Никому ничего плохого не желаю и ничего не делаю, чтобы усугубить положение моего обидчика. Чаще всего, просто перестаю общаться с этим человеком, и всё.

– А какого принципа в жизни придерживаетесь?

– Самое главное – быть полезным в работе, обществу, и, конечно, своей семье. Программу минимум я, считайте, выполнил (смеётся). Двоих сыновей родил.

– Младшего надо ещё поставить на ноги. А кем он хочет быть: юристом, как вы или стоматологом, как жена?

– У нас диапазон профессий очень большой и часто меняющийся (смеётся). Недавно он нам заявил, что хочет быть … пастухом.

– Животных, наверное, любит? В доме у вас они есть?

– В данный период нет. Но это – временное явление. Было две собаки – южнорусская овчарка и охотничья. Ушли из жизни по возрасту. Сейчас сын периодически напоминает, что хочет собачку. Но после разъяснений о том, что это – не игрушка, что её надо кормить, поить, выгуливать, убирать за ней, он на время забывает об этом желании. Жил у нас попугайчик, но его случайно съела чужая кошка. Для ребенка это была, конечно, трагедия. Были черепашки. Убежали.

– Спортом увлекаетесь?

– Занимался самбо и боксом. Любимые боксёры – Майк Тайсон и Мохаммед Али.

– Какие ваши любимые цветы? И какие дарите жене?

– Большие садовые ромашки. Я живу в частном секторе, возле дома есть очень маленький участок земли. Многие цветы на нём плохо растут. Но в тот год, когда должен был родиться младший сын, супруга посадила такие ромашки. Они выросли красивые, высокие, чуть ли не в рост человека, с крупными цветами. Поэтому и сына мы назвали Ромой, Ромашкой. И сколько мы потом не высаживали эти цветы, такой величины они не росли.

– А своё детство с каким запахом ассоциируете?

– С запахом рыбы. И дед, и отец были заядлыми рыбаками. С момента рождения и до получения родителями жилья – комнаты в коммунальной квартире, мне тогда было уже года четыре, мы жили в частном доме с дедушкой и бабушкой. И поскольку рыбы ловили много, впрок заготавливали, бабушка даже, бывало, приторговывала ею. В то время это не приветствовалось, но и не возбранялось. Поэтому запах вяленой, свежей рыбы постоянно присутствовал в доме и его окрестностях.

– Какие качества цените в мужчинах и в женщинах?

– Верность – в женщинах. А в мужчинах – верность данному слову: сказал- сделал. Не можешь сделать – предупреди. По большому счёту, этого правила я придерживаюсь в своей жизни всегда.

– О чём мечтаете?

– О том, чтобы не было войны. С высоты прожитых лет это сегодня понимаешь как никогда. Последние события в Сирии ещё раз показывают: мир на земле так хрупок. И думаешь уже не столько о себе, сколько о детях. Кто может предотвратить третью мировую войну? Только Россия. Как бы высокопарно это не звучало, но это – её миссия. Пусть будет самый худой мир, чем самая хорошая война. Человечество может просто не пережить третью мировую. С учётом того количества оружия массового поражения, которое имеется сегодня, можно несколько раз подряд уничтожить всё живое на Земле.

– Если придётся уйти с должности, снова вернётесь в адвокатуру?

– Скорее всего. Я – человек команды. Скажут уйти, уйду. Никогда не обладал карьеристскими наклонностями, не хотел занимать руководящие должности, командовать, повелевать. Наоборот, от этого старался уйти, хотел отвечать только за себя. Это мне нравилось и в адвокатуре. Но раз судьба распорядилась так, что теперь занимаю эту должность, значит так надо. Главное, что коллектив министерства у нас очень хороший, профессиональный, и решения мы принимаем коллегиально. Мой принцип – надо делать добрые дела, не рассчитывая на какую-то благодарность. Сейчас у меня одно желание – выстроить работу министерства так, чтобы оно работало, как хорошо отлаженный механизм часов. Без сбоев. На то мы и орган исполнительной власти. И сейчас наша первостепенная задача – создать мировую юстицию в Крыму.