Почему философия переживает новый расцвет и каковы перспективы молодых специалистов: интервью с профессором Олегом Габриеляном
Почему философия переживает новый расцвет и каковы перспективы молодых специалистов: интервью с профессором Олегом Габриеляном
27 августа 2021 - 11:25 Фото: Михаил Патлис
Почему философия переживает новый расцвет и каковы перспективы молодых специалистов: интервью с профессором Олегом Габриеляном 27 августа 2021 - 11:25
Борис Седенко

«Сладкое молоко в несчастье» — Именно так назвал философию великий Шекспир. Почему философия переживает сейчас новый расцвет и каковы перспективы спроса на специалистов социально-гуманитарного профиля, «Крымская газета» узнавала у доктора философских наук, профессора Олега Габриеляна.

МИССИЯ ЛЮДЕЙ, НАД КОТОРЫМИ ПОСМЕИВАЮТСЯ ОБЫВАТЕЛИ

– Олег Аршавирович, кому всё-таки нужна философия в современном мире?

– Есть целый спектр фундаментальных вопросов, которые требуют философского осмысления. В настоящее время в обыденном сознании есть некоторое недопонимание её статуса в интеллектуальном ресурсе человечества, значимости для современности. Философия возникла более двух с половиной тысяч лет назад. Она не исчезнет, пока у людей будет потребность в осмыслении мира и своего места в нём. Сегодня это не менее актуально, чем тысячелетия назад. Ведь человек фрустрирован теми скоростями изменений, которые происходят. Сегодня идут разговоры об искусственном интеллекте, трансгуманизме, пересмотре этических норм, которые зафиксированы в мировых религиях. Совершенно нормальный человек в таких скоростях не способен осмыслить происходящие не только мировые, но и текущие, повседневные процессы и события. Взять хотя бы фейки. Где правда, неправда, истина, ложь – границы стираются, человек растерян. Ему нужны знания специалиста-философа, который мог бы проложить ему лоцию, показать, в чём смысл человеческого существования в настоящее время, дал бы ему такие инструменты, как навык критического, логического, креативного мышления. Но философия не только о технологиях мышления, но и о смыслах: жизни, происходящих процессов и т. д. Вначале всегда рождается смысл, а потом появляется технология его реализации. Сначала был миф об Икаре, а потом инженеры создали самолёт. Но никогда не было наоборот. Помочь людям, растерянному человеку разобраться в быстротекущей жизни с её проблемами, в этом заключается очень важная функция современной философии. Поэтому можно говорить о её ренессансе. Есть потребность порождать новые смыслы и помогать людям выстраивать эти лоции.

– Чему же вы должны учить студентов-философов?

– Хочу сразу отметить, что мы не выпускаем ежегодно два десятка Платонов или Аристотелей. Наша задача скромнее. Она прагматична и практична. Мы готовим специалистов по социально-гуманитарному проектированию в информационном обществе. При этом они получают серьёзный интеллектуальный багаж в виде классического философского образования. Вместе с тем всех студентов университета, вне зависимости от направлений подготовки, мы учим различным технологиям мышления и, собственно, проектному мышлению, способствуем формированию мировоззрения. Например, есть гуманитарная инициатива сделать свой город городом воплощённой мечты. Как раскрутить всё это, привлекая историков, культурологов, архитекторов, управленцев, жителей города? Первоначально нужно породить смысл, идею, вокруг чего начинает всё работать. Например, «Симферополь – город пользы». Ведь это кто-то когда-то придумал, и стереть это невозможно. А на самом деле это миф. Но не в плане, что это неправда, а миф – это то, чем люди живут, к воплощению чего стремятся. Замечательный русский философ Алексей Фёдорович Лосев говорил, что нет ничего более реального, чем миф, потому что мы в своих стереотипах или идеальных формах своего сознания строим эти мифы и живём согласно им. Человек погружён в культуру, воспитывался в ней, получал образование и насыщался мифами этой культуры, поэтому они для него совершенно реальны. Это ещё одно очень важное поле философствования и современной философии, как я понимаю. Как миф об Икаре осуществился в реалиях авиации, миф о городе пользы может двигать людей к построению родного города. А это уже не умозрительное философствование, а практика создания города-сада. В мире это многим удавалось, надеюсь, удастся и нам. Для этого и нужны специалисты-философы.

– Любого человека волнует проблема трудоустройства. Где востребованы философы сегодня?

– Очевидно, что вы не найдёте специальность «философ» в штатном расписании ни одного учреждения или организации. Нет такой специальности в проф­реестре. Но философы-то есть, кафедра выпускает специалистов. И они востребованы, работают везде, где реализуются социально-гуманитарные проекты, в различных социальных областях: в средствах массовой информации, на государственной службе, в учреждениях культуры, различных секторах культурной сферы, также социальными работниками. Одним словом, там, где человек проявляет свою активность как творческий и образованный специалист. Выясняется, что, казалось бы, такая в обыденном сознании «ненужная» специальность философа даёт базовое гуманитарное образование, которое с освоенными технологиями мышления помогает определять смысл жизни и практически находить в ней своё место и реализовывать свои способности. У специалиста-философа за плечами надёжный фундамент того, что человечество наработало интеллектуально – начиная от Сократа и заканчивая современными постмодернистами и нашими отечественными философами. Обладая этими знаниями и отмеченными навыками, он находит себя и работу в быстро меняющемся мире. Ему это сделать легче, так как он всегда может добрать новые навыки в дополнительном образовании, которое стало непрерывным на протяжении всей жизни. Но, в отличие от других специалистов, у него есть несгораемый багаж знаний и навыков.

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЕ ЛИДЕРСТВО

– Существует мнение, что дальше академической среды философия неприменима…

– Мы как философы интересны также в академическом смысле. Проводим исследования, например, в области искусственного интеллекта с коллегами с математического факультета и из Института медиатехнологий нашего Крымского федерального университета. Настолько интересные наработки, что нас финансируют Российский фонд фундаментальных исследований, Российский научный фонд. Отмечу, что проблема сознания всегда была в фокусе философии.

Мы будем учить и учим наших студентов, чтобы они, породив идею, могли её реализовать в реальном социальном пространстве, чтобы они были интеллектуальными лидерами и знали, как воплощать придуманный ими проект. Посёлок должен иметь свой парк – не бог весть какая выдающаяся идея. Но возникает вопрос: как собрать людей, а их желания превратить в посаженные деревья с оросительной системой? Это элементарные вещи, а есть вещи куда более сложные и не совсем очевидные. Я за свою жизнь реализовал несколько десятков проектов разного уровня. Самый замечательный из социально-гуманитарных – это проект 650-летия монастыря Сурб-Хач. Всё началось с того, что я взглянул на металлическую табличку, увидел дату, подсчитал, что через два года будет юбилей… Сегодня монастырь отреставрирован, сюда ведёт асфальтовая дорога, электричество проложено. А всё начиналось с «почему бы не сделать?». Убедил людей, и с их помощью, а точнее, ими проект был реализован. Гуманитарное проектирование – это то, что могли бы делать философы.

Не все готовы принять такой подход. Надо перестроиться. Но мне кажется, это очень перспективно. Иногда шучу с родителями детей: вы не пожалеете, что ваши дети выберут специальность «философия». Они будут общаться с умными и порядочными людьми, такими как Аристотель, Платон, Кант, Гегель и др. Они худому не научат. Если мы дадим отмеченные выше знания и умения, то наши выпускники-философы в жизни обязательно найдут своё место в социально-гуманитарной сфере.

– Провокационный вопрос: пандемия повысила значимость медицинских работников и доставщиков еды, а где в этой новой реальности философ?

– Создали вакцину – это сугубо научная проблема, технологическая. Фармацевты подключили генетиков, биологов, биохимиков и др. Вышли в общество, к человеку, а он не хочет вакцинироваться. И эта часть оказалась не менее важной, чем создание вакцины. Мы имеем дело с человеком, его сознанием, а он говорит – не верю! Что делаем? Включаем социально-гуманитарные технологии: в телевизоре звёзды эстрады, лидеры общественного мнения призывают вакцинироваться. А я говорю: всё замечательно, только ваши социально-гуманитарные технологии не работают. Надо овладевать новыми, более тонкими инструментами и социально-гуманитарными технологиями, и здесь философия с новыми смыслами может быть крайне полезной. Как сделать, чтобы человек шёл вакцинироваться с песней, с удовольствием и ещё десятерых с собой привёл? Кто-нибудь спросил? Это говорит о том, что мы должны научиться этим владеть, разрабатывать, вкладывать ресурсы в разработку социально-гуманитарных технологий. Считаете, что это денег не стоит, пару роликов снимем и народ побежит вакцинироваться? Это так не работает. Нужно разрабатывать такой же технологический процесс, как и при создании вакцины.

– Олег Аршавирович, мы не верим врачам, политикам, а к тем, кто умеет рассуждать, относимся ещё подозрительнее. Как научиться доверять философам?

– Наверное, в этом есть частично вина самих философов. Слишком схоластичными стали, замкнулись в своей академической сфере и стали самодовольны, а жизнь рядом менялась… Замкнутость и схоластика сыграли с нами злую шутку, мы только начинаем открываться обществу. Например, сотрудники Института философии Российской академии наук проводят семинары в одной из библиотек города Москвы, публичные лекции читают, общаются с живыми людьми. Это то, что требуется от университета – он должен открыться социальному пространству. Мы должны общаться междисциплинарно между собой. В XIX веке как разделилась наука на свои сегменты, так корабль науки и движется. Внутри, как на подводной лодке, каждый в своём отсеке, задраил его и не общается. Я работал над одним проектом, а потом выяснил, что специалист, близкий нам, находился на историческом факультете, а я и не знал! А теперь представьте, что мы в разных секторах: один в области химии работает, а другой – в области философии. Но на самом деле это не так далеко, как нам кажется.

– Мне кажется, под отдельные проекты, организации того же города-сада можно было бы готовить специалистов. Государственный заказ поступает?

– Социальные изменения происходят значительно быстрее, чем образовательная система реагирует. Образование вообще консервативная структура. Это не плохо и не хорошо. Такова природа образовательной системы. Такой консерватизм – это своеобразная программа против дурака, которая заложена в компьютере: на какую бы клавишу ни нажал – он не выйдет из строя. Изменения в востребованности специалистов на рынке труда происходят быстрее, чем система образования успевает реагировать. Поэтому мы должны готовить специалиста-гуманитария, в частности, философа с хорошими базовыми знаниями, фундаментальными технологиями мышления, что гарантирует ему высокую степень адаптивности. Это значит, что такой выпускник не только найдёт своё место работы, но вовремя поймёт, какие ему нужны ещё знания и какой ему нужен дополнительный навык. И сможет получить их, например, в онлайн-режиме, без отрыва от своего места работы.

Хочу привести слова этнолога, социолога, культуролога Леви-Стросса, который сказал, что XXI век будет гуманитарным или его вообще не будет. Я понимаю, что это яркие слова, но за ними глубокий смысл.

КАК У СОСЕДЕЙ?

– Знаю, что во Франции философы отправляются даже в детские сады, чтобы с самого юного возраста формировать этические представления у детей. У нас философы пойдут в такие образовательные учреждения?

– Недавно получил очень хороший документ – это программа развития Российского философского общества. Там есть направление «философия для детей». В этом документе прописано, как они видят развитие философии в России. Особенно хочу подчеркнуть, что в нём отмечено, что к академическим философам могут примкнуть самодеятельные. Философия для детей может стать вполне реальной практикой. Например, практически в каждой американской школе есть даже не психолог, а медиатор, который помогает детям разрешать их проблемы, конфликты, которые возникают. Это действительно востребовано.

– То есть мы отстаём?

– Я работал за границей, читал лекции, делал исследования, в частности, по стратегии развития современного университета. Без обид, но мы начинаем делать то, что лет пятнадцать назад я наблюдал в практике американского университета. У студента есть два года, чтобы определиться, на какой бакалавриат он пойдёт учиться. Возникает здоровая конкуренция. А талантливые специалисты должны ребятам объяснить, показать значимость того, чем они сами занимаются, чтобы абитуриента это заинтересовало.

Мы с нового учебного года начнём внедрять это в систему образования нашего университета. Мне кажется, это очень перспективно, хотя приходится перестраивать и создавать многое. Часто слышу: была советская школа, которая давала прекрасный результат. Это действительно так, и мы возьмём оттуда всё позитивное. Но привожу Массачусетский технологический институт в качестве примера: много ли можем назвать вузов в нашей стране, где работает нобелевский лауреат, и не один, а десятки? В университет Джорджа Мейсона, где я работал, пригласили известного писателя Василия Аксёнова, автора «Острова Крым». Он стал преподавателем по русской литературе и написал много интересных произведений, будучи профессором этого университета. Это работает!

– Любовь к мудрости как-то не вяжется с коммерческой составляющей…

– Иногда говорят, что перешли к рынку, поэтому образование стало услугой, а наша задача эту услугу оказывать. Но мир уже давно её оказывает. Это не значит, что весь мир стал бездуховным. Я работал в университете и арендовал у профессора этого университета второй этаж его дома. Видел, как он живёт, как живёт его семья. У него прекрасная библиотека, по воскресеньям он ходил в церковь, пел в хоре университета. И в то же время оказывает образовательную услугу. Не надо подменять тезисы: нежелание меняться тем, что рынок – это полная бездуховность. Наоборот, надо показать эту духовную составляющую, что ты сам личность и доносишь гуманитарные этические принципы до своих студентов.

ЗНАМЕНИТОСТИ С ФИЛОСОФСКИМ ОБРАЗОВАНИЕМ
  • Философский факультет МГУ окончил знаменитый телеведущий, актёр и музыкант Валдис Пельш.
  • Философское образование имеет музыкант и общественный деятель Сергей Шнуров.
  • Докторами философских наук являются известные политики Геннадий Зюганов и Владимир Жириновский.
  • Есть в стане философов даже предприниматель-миллиардер – Леонид Федун.
  • В западных странах среди известных артистов также много людей, сопричастных философии: комик Стив Мартин, Харрисон Форд, британская актриса и модель Джейми Мюррей, удивительно, но степень доктора философии по молекулярным наукам имеет лидер панк-группы Offspring Декстер Холланд.

Есть ли шанс остановить оползни в Крыму: интервью с директором центра сейсмической и оползневой опасности Татьяной Гореловой >>