Ожог
Ожог
31 октября 2015 - 12:10
Ожог 31 октября 2015 - 12:10
Татьяна Шевченко

 

Девушка получила серьёзные травмы в неисправной маршрутке, но правоохранители, похоже, бездействуют 
Травмы, полученные пассажирами маршрутных такси, в последнее время не редкость: граждане то выпадают из дверей при посадке-высадке, то падают и разбиваются при резком торможении авто. Удивительное дело, но пока что-то не слышно о том, чтобы водителей или собственника транспорта за это наказали. Даже в самых вопиющих случаях.
За эти травмы, нанесённые неисправным оборудованием
такси, до сих пор никто не ответил.

В кипятке 

Екатерина Беловол в злополучную маршрутку (аэропорт – Ялта) попала 26 августа – ехала из Симферополя в Алушту. Мало того, что стояла жара, так ещё и на выезде из города, в районе Перевального, в салоне оторвался какой-то шланг, из которого Катю обдало сначала горячим паром, а потом и кипятком. Футболка на девушке буквально закипела, пассажиры подняли панику, требовали открыть двери маршрутки, но водитель оказался непреклонен, мол, остановлюсь и открою только на остановке.

Когда он остановился, Катя уже была почти в шоке, от боли схватило сердце, футболка напрочь прилипла к телу. Девушка даже не понимала, что именно так у неё болит.

Водитель деловито занялся починкой авто, даже не поинтересовавшись, что там с пострадавшей пассажиркой, а неравнодушные люди вызвали Кате «скорую помощь». Врачи сделали девушке несколько уколов, настаивали на госпитализации, но она почему-то решила доехать до дома, до Алушты. Кстати, этому маршрутному такси это так и не удалось – салон задымился, пассажиры требовали пересадить их в другой автобус, но водитель упрямо ехал до очередной остановки, где позже и пересадил людей в другое такси.

На автовокзале в Алуште Кате стало совсем плохо, она тут же зашла в аптеку, там с неё сняли футболку, под которой уже вздувались и лопались волдыри – спина и плечо получили ожоги третьей степени, девушку положили в больницу. Лечили Катю Беловол две недели в стационаре в Алуште, потом ещё с неделю она получала лечение амбулаторно, приходила на мучительные перевязки. А что говорить о шрамах, которые покрыли спину и плечо девушки, – она уже не будет прежней, ей теперь есть что прятать от глаз окружающих.

А вот водитель маршрутки, изуродовавшей Катю, как, впрочем, и правоохранители молчат.

На качелях 

8 сентября девушка написала заявление в полицию Симферопольского района о том, что с ней случилось на подведомственной им территории. Туда же поступило и сообщение из «скорой помощи» о телесных повреждениях. Связалась она и с местным участковым, ей пояснили, что такова процедура проверки. На следующий день девушке была назначена судебно-медицинская экспертиза на установление степени тяжести телесных повреждений для принятия решения о возбуждении уголовного дела. Катя спросила участкового, кто будет заниматься её делом: необходим запрос от полиции для получения истории болезни. «С вами свяжутся» – таков был краткий и ёмкий ответ. Ответ был, действия – нет.

Уже в конце сентября Катю таки вызвали в полицию, в Алушту, там она давала пояснения – заявили, что Катино дело передали им. И опять тишина.

Девушка снова отправилась в Симферопольский райотдел полиции, где её заявление регистрировали, там ответили: да, регистрация есть, но дела нет. Оно в прокуратуре Симферопольского района. Через две недели ответили из прокуратуры, мол, буквально сегодня материалы передали назад, в полицию, в возбуждении уголовного дела отказано, потому что нет заключения судмедэкспертизы. То есть никто этим не занимался, правоохранители так и не удосужились дать запрос об истории болезни потерпевшей. Но вот в полиции Катю опять заверили, что ничего им из прокуратуры не передавали, поэтому и отказной материал они ей дать не могут. Так что на руках у пострадавшей только выписка из истории болезни да купленный в кассе билет на злополучный маршрутный автобус.

Кстати, о билете – на нём было указано, что рейс, авто и пассажиры застрахованы, даже указан номер телефона владельца автопредприятия. Катя позвонила ему и услышала в ответ: никаких неисправных автобусов у них, мол, нет и не было. Со всеми своими жалобами она может идти в… страховую компанию, номер телефона пусть узнаёт в Интернете, а начальнику сильно некогда.

Бескрайние просторы 

С момента происшествия прошло уже два месяца, а правоохранители бездействуют. Даже данные о водителе маршрутки не дают – это самая настоящая тайна следствия. Пыталась Катя попасть на приём к начальнику Симферопольского райотдела полиции – не пустили. Материалов, как её уверяют, в полиции нет, они в прокуратуре. В прокуратуре утверждают, что отправили их назад, в райотдел.

Возникает вопрос: какие такие бескрайние просторы пролегли между прокуратурой Симферопольского района и районной же полицией, если на них бесследно смогли затеряться материалы дела, имеющие, между прочим, регистрационный номер? Или просто нет никакого дела, что правоохранители тщательно скрывают? Или индивидуальный предприниматель, владелец автопредприятия, уже как-то сумел «порешать» эту проблему в свою пользу – иначе как объяснить его откровенный пофигизм по отношению к потерпевшей?

А Кате остаётся только носить на себе упрямые доказательства – шрамы от ожогов, полученных по вине водителя неисправного автобуса. Где вы, правоохранители, куда же вы подевались, загадочные страховщики?