Об «эмедженси» и страховании врачей
Об «эмедженси» и страховании врачей
14 марта 2016 - 10:05
Об «эмедженси» и страховании врачей 14 марта 2016 - 10:05
Ирина Гуливатая

 

Говорили на «медицинском» круглом столе, проведённом ОНФ в Феодосии
Круглый стол, который  провёл в Феодосии член центрального штаба Общероссийского народного фронта Сергей Багненко, был посвящён актуальным вопросам крымского здравоохранения. Почему речь шла именно о медицине, станет понятно, если добавить, что Сергей Фёдорович – доктор медицинских наук, ректор Первого Санкт-Петербургского государственного медуниверситета им. Павлова и главный внештатный специалист по скорой медицинской помощи Минздрава России.

– Большинство больных, до 70%, поступающих в больницы по «скорой», задерживаются там на день-два, а то и на несколько часов: наложили гипс, нормализовалось давление, прошёл приступ колики – и их выписывают. Но в приёмном покое они оказываются на равных с теми, кто требует более интенсивной и серьёзной помощи. Поэтому весь мир давно пошёл по пути создания «эмедженси»: так называют отделения краткосрочного пребывания, где пациентов в зависимости от тяжести их состояния разделяют на три потока, для каждого из которых есть своя зона, – рассказал Багненко. –  Первая зона – так называемая зелёная – для тех, кто сам может передвигаться. Вторая – жёлтая – для тех, кто сам передвигаться не может, но угрозы жизни серьёзной нет (скажем, человек с переломом ноги). К пациентам в жёлтой зоне все медики приходят сами и все обследования делают на месте. Третья зона – красная – это тяжелобольные, фактически это реанимация. 

По словам Багненко, в России такие отделения уже начал открывать Татарстан. Как сообщил заместитель министра здравоохранения РК Антон Шаклунов, подобное приёмное отделение нового формата планируют создать в Ялте. 

Ещё один болезненный нюанс, связанный с работой «скорой»: это время прибытия бригады по экстренному вызову. Оно не должно превышать 20 минут, но крымские врачи неотложек говорят, что в наших реалиях уложиться в этот интервал просто невозможно. Машины не могут быстро выехать со станции на улицу (их элементарно не пропускают автомобилисты, идущие по дороге сплошным потоком), не могут быстро добраться к месту происшествия – нет указателей улиц и номеров домов, пути к пляжу (ведь «скорую» не всегда вызывают на дом) в приморских городах зачастую перекрыты для транспорта. Комментируя эти высказывания медиков, Сергей Багненко заверил, что ОНФ возьмёт ситуацию на контроль. Что же касается времени прибытия по экстренному вызову, то минуты теряются ещё и на этапе передачи информации от диспетчера бригаде «скорой». Когда же сфера здравоохранения будет информатизирована (Минздрав Крыма уже закупил для этого более четырёх тысяч компьютеров), то подобная проблема будет решена.

Трагедия на подстанции скорой помощи в Симферополе обострила и вопрос о правовой защищённости медработников. Как сообщил Багненко, Общество «Скорой медицинской помощи» (Сергей Фёдорович является президентом этой организации)  получило грант на разработку системы страхования профессиональных рисков для выездных бригад.